13 сентября: бороться и искать. Героическая зимовка туляка Бориса Кремера

13 сентября: бороться и искать. Героическая зимовка туляка Бориса Кремера

13 сентября 1943 года гидросамолет под управлением летчика Стрельцова с риском для жизни совершил посадку у острова Домашний, чтобы спасти зимовавших здесь полярников Скворцова и Кремера. Из двух спасенных один был уроженец Тульской области — Борис Кремер.

Полярная группа из трех человек была отправлена на Северную Землю осенью 1941 года. Ей в задачу ставилось расконсервировать полярную станцию на острове Домашний для обеспечения метеорологическими сводками армию и флот. Опасаясь немецких подводных лодок, забрасывание произвели гидросамолетом, на борт которого разрешили взять только рюкзаки с личными вещами. Продукты, оборудование и горючее хранились на станции, этого должно было хватить почти на год — до лета 1942 года.

Домашний — остров архипелага Седова в составе архипелага Северная Земля. Станцию основал здесь в начале 1930-х годов полярный исследователь Георгий Ушаков, который так описывал эти места: «Угрюмый и безжизненный остров Домашний, где была организована новая полярная станция, был всего лишь гребень известняковой складки, выступающей из моря. Он поднимался узенькой, взгорбленной полоской и напоминал высунувшуюся из воды спину кита. Впервые вступив на его обледеневшую, скользкую поверхность, мы невольно шли осторожной походкой, будто под ногами и в самом деле лежал кит, готовый каждую минуту погрузиться в холодную пучину».

Летом следующего года Арктика тоже стала ареной военных действий. Многие советские полярные станции были уничтожены артобстрелом. В августе 1942 года из порта Диксон вышел ледокол «Александр Сибиряков», который в том числе должен был пополнить запасы на Домашнем и вез сменщиков. 25 августа ледокол был обнаружен в Карском море и потоплен немецким крейсером «Адмирал Шеер».

Поздней осенью к острову подлетел самолет Ивана Черевичного с припасами, но в сложных погодных условиях сесть не сумел. Выброшенный на берег контейнер с продуктами разбился о камни, и большей частью все оказалось потеряно. Группе Бориса Кремера предстояло провести зимовку, практически не имея запасов продуктов. Зимовщики промышляли случайной охотой, а чтобы избежать цинги пили кровь зверей. Но это мало помогало.

Весной 1943 года цинга была у всех. 3 марта умер механик Шенцов. Двое оставшихся его товарищей зашили тело в холстину, уложили в деревянный ящик и несколько дней били грунт лопатами, чтобы засыпать могилу камнями.

Сменяя друг друга, они продолжали нести вахту, тем более что метеосводки в светлое время требовали каждый час. Как потом выяснилось — чаще всего это была дезинформация для противника, создать у противника иллюзию, что советская авиация находится в воздухе.

К осени у радиста Скворцова участились приступы аппендицита, у Кремера повторно началась цинга. Льды блокировали остров, и подобраться к нему с моря было невозможно. Только у самого берега оставалась полынья, на которую и попытался посадить гидросамолет летчик А. Стрельцов. Два дня полярники держались в полной готовности произвести посадку — оставаться в открытой воде самолет мог лишь несколько минут.

12 сентября узкая полынья у берега не поддалась, самолет вынужден был вернуться домой. И только со второй попытки, 13 сентября, с большим риском Стрельцов сумел совершить приводнение и эвакуировал обоих полярников на Диксон.

Осенью 1944 года Кремер был назначен начальником полярной станции на Чукотском полуострове. С 1963 года работал начальником отдела Полярных станций Главсевморпути. В 1968-м — начальником отдела Гидрометеорологического обеспечения арктического, антарктического и морского управления Гидрометеослужбы СССР. В том же году вышел на пенсию. Умер в январе 1976 года. В августе этого же года, согласно его завещанию, урна с прахом была захоронена на острове Домашний.

Она лежит рядом с прахом полярного исследователя Георгия Ушакова — того самого, для которого Домашний и в самом деле на несколько лет был домом, когда он картографировал Северную Землю.

В 1978 году временный памятник Кремеру был заменен на гранитный.

На нем выгравирована надпись: «Исследователь Арктики. Почетный полярник. Кремер Борис Александрович. 18-III-1908 — 13-I-1976. Северная Земля 1935—1937 гг. 1941—1943 гг.».

Так же, как у литературного первооткрывателя Северной Земли капитана Татаринова, на могильном камне Бориса Кремера значится девиз:

«Бороться и искать!»

На фото: могила полярника Бориса Кремера на острове Домашний.

Instagram аккаунт Myslo.ru. Только хорошие новости!
13 сентября 2018, в 07:22 +11
14 сентября. Тула переходит на метрическую систему
14 сентября. Тула переходит на метрическую систему
12 сентября: Ружье, самовар, баян и шахтерская лампочка от туляков за спектакль «Левша»
12 сентября: Ружье, самовар, баян и шахтерская лампочка от туляков за спектакль «Левша»