Дневники войны: Подвиг туляка Ивана Овсянникова

Дневники войны: Подвиг туляка Ивана Овсянникова

Автор текста Дмитрий Овчинников.

В самом начале Великой Отечественной войны экипаж самолета под командованием капитана Николая Гастелло совершил «огненный таран» – направил свою подбитую машину на скопление вражеской техники. 

Такой же подвиг совершил туляк Иван Демидович Овсянников, который пошел в последний в своей жизни «огненный таран» при освобождении Крыма. 

Родственник Ивана Демидовича Дмитрий Овчинников рассказал о нем и поделился дневниковыми записями, которые тот делал.

Иван Демидович Овсянников родился в 1908 году в деревне Бредихино, что ныне относится к Дубенскому району Тульской области. С детства Иван был очень любознательным. И однажды он дал себе обещание – обязательно «поступить в авиацию». Так и произошло. В 1927 году он возглавил кружок юных авиамоделистов при заводском клубе в поселке Дубна, потом успешно поступил в Ейскую авиационную школу пилотов, был спортсменом планерного спорта, а после служил в авиационной эскадрилье. 
Вот что Иван Овсянников записал о своих первых полетах: 

«Вначале кружилась голова. Потом привык. Понравилось.  И когда нам разрешили самостоятельный полет, я чувствовал себя вполне уверенно, будто до этого летал много раз один». 

Овсянников постоянно изучал новую авиационную литературу, совершенствовал на практике свое летное мастерство. К началу Великой Отечественной войны он освоил и летал на 12 типах планеров и на 11 типах самолетов. 

Как опытный спортсмен-авиатор, Овсянников писал для газеты «На страже» и журнала «Самолет». Его даже делали штатным журналистом, но небо для него было важнее. 

В его личных записях того времени находим: «Хотя в газете работать почетно, но меня больше тянет в небо. Это моя стихия». 
В первый же день войны Ивана Овсянникова назначили в Вильнюсе командиром отдельной авиационной эскадрильи, которую он сформировал из летчиков-инструкторов Московского Центрального аэро­клуба имени В. П. Чкалова. 

Через некоторое время Иван Демидович получил приказ срочно передислоцировать свое подразделение на другой аэродром, так как в Вильнюсе со дня на день должны были появиться немцы. Вот что он записал в своем дневнике: 

«Кое-кто из наших товарищей немного взгрустнул. Это и понятно. Нелегко им было расставаться с семьями, с детьми. Но что поделаешь? Война есть война. Я им сказал: «Сейчас, друзья, не время грустить. Враг продолжает наседать. В пригороде Вильнюса уже появились немецкие автоматчики. Наши наземные части с боями отходят. Вспомните слова капитана Гастелло, сказанные им на митинге в первый день войны: «Что бы ни ждало нас впереди, все пройдем, все выдержим. Никакой буре нас не сломить, никакой силе не сдержать». И когда настал час испытания, Гастелло, не дрогнув, направил свой горящий самолет в колонну вражеских машин. Летчик погиб смертью героя. Будем такими же, как он…»

На новом аэродроме в Белоруссии подразделение авиаторов, которым командовал Овсянников, продолжало выполнять боевые задания. Затем Иван Овсянников со своей отдельной эскадрильей защищал Москву на ее дальних подступах. В жарких схватках с врагом его эскадрилья потеряла больше половины самолетов, поэтому осенью 1941 года она была расформирована, а сам Иван Демидович получил приказ прибыть в Управление кадров ВВС в Москву за новым назначением на Южный фронт. Там летчика Овсянникова назначили на должность командира звена.

В одном из боевых вылетов на Южном фронте самолет Овсянникова был повреждён осколком зенитного снаряда. Его машину сильно тряхнуло, она быстро стала валиться на крыло.

Выключив мотор, пилот обнаружил, что осколок угодил прямо в винт, обрезав его начисто. Самолет превратился в планер. Вот тут-то и пригодился авиатору многолетний опыт пилотирования планеров в различных условиях. Находясь на высоте около тысячи метров над территорией, занятой врагом, Иван Демидович, используя поддержку, которую оказывал ему поддувающий под плоскостью воздух, сумел дотянуть машину без мотора до своей территории и приземлиться неподалеку от передовых позиций наших войск.

После беспрерывных и трудных боевых действий осенью 1942 года его полк вывели с фронта для овладения новым боевым самолетом-штурмовиком ИЛ-2. После завершения обучения личного состава бывшего командира звена Овсянникова назначили командиром третьей эскадрильи штурмовиков. 

Воевать им теперь пришлось на Сталинградском фронте. На новом месте эскадрилья Овсянникова успешно выполнила важный приказ: они уничтожили самолеты противника на аэродроме «Питомник».  А Иван Демидович в своих записях отметил: 

«На обратном пути после налета на фашистский аэродром ведомый летчик Шиверов передал по радио: «Смотрите, смотрите, товарищ капитан, фашисты выстроились внизу, словно по команде». Посмотрев на землю, я увидел: на бруствере окопа, расположенного по склону небольшой балки, действительно стояла толпа немецких солдат с поднятыми вверх руками. Вначале мне подумалось, что они хотят сдаться в плен. Но кому? Наших частей поблизости не было видно. А когда мы зашли по второму кругу, оказалось, что гитлеровские офицеры хотели поймать нас в этот раз на «хитрости». Они выстроили своих солдат с поднятыми вверх руками, чтобы мы не стреляли в них, и тут же открыли по нашим самолетам огонь из зенитных орудий, находившихся в укрытии. Пришлось ответить на эту «хитрость» огнем из бортового оружия, и фашисты дорого поплатились за нее».

В записях Овсянникова этого периода также есть интересное подробное описание случая, как его самолет в ходе боя был серьезно поврежден зенитным снарядом и совершил вынужденную посадку на территории, занятой противником. К приземлившемуся ИЛ-2 подбежала группа из десяти немецких автоматчиков. Но Иван Демидович не растерялся и метнул в них две ручные гранаты. Уцелевшие фашисты убежали в лес за подмогой.

«Вдруг у меня где-то в тайнике сознания созрело решение, – читаем у Овсянникова, – рулить на подбитом самолете через линию фронта к своим. Закрываю фонарь кабины, включаю, как говорят летчики, «по защелке газ», чтобы быстрее набрать скорость. Мотор еще больше взревел, и машина понеслась по замерзшей степи, словно по бетонке, со скоростью не меньше 60 километров в час, подпрыгивая на неровностях. К счастью, у самолета оказался в порядке руль поворота. Это давало мне возможность обходить кое-где воронки и большие неровности. При такой скорости самолет мог перевернуться через нос и разбиться, но другого выхода добраться до своих не было. Когда штурмовик несся с ревом по степи, встречались небольшие группы фашистских солдат, укутанных в лохмотья. Они шарахались от машины в стороны… Вгорячах я не заметил, как «перемахнул» линию фронта…»

После разгрома фашистской группировки под Сталинградом 655-й штурмовой авиационный полк принимал активное участие в боях за освобождение Донбасса. 

Армейская газета тех времен назвала И. Д. Овсянникова «героем боев под Таганрогом», где его эскадрилья много раз успешно штурмовала танковые колонны фашистской дивизии «Мертвая голова». 

В последний бой Овсянников вступил у крымского поселка Тарханы, что южнее озера Сиваш, в Херсонской области. Иван Демидович со своей эскадрильей вылетел на штурм укреплений противника. Первый заход сделали успешно. Овсянников дал команду сомкнуться в оборонительный круг и повел эскадрилью в бой. 

При подходе к цели штурмовиков встретил сильный заградительный огонь. Но они, маневрируя, продолжали идти вперед. Иван Демидович перевел свою машину в пикирование, и в этот момент в его ИЛ-2 угодил зенитный снаряд. Отважный летчик направил свой горящий самолет в скопление врага. 

«Прощайте, друзья. Я умираю за Родину. Бейте фашистов до полной победы!» – услышали летчики в наушниках рации голос своего командира.

Через несколько секунд охваченный пламенем ИЛ-2 с грузом бомб врезался в колонну немецких автомашин, бензовозов и танков. Раздался оглушительный взрыв… 

Так и погиб планерист Иван Овсянников, отомстив и за гибель на войне своих родных братьев Андрея и Павла. Скупая запись в военных документах гласит: «Сбит зенитной артиллерией противника при выполнении боевого задания 8 апреля 1944 года». 

Иван Демидович совершил в общей сложности свыше 300 боевых вылетов. За боевые заслуги он награжден двумя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, многими медалями. 

 

Дорогие читатели!

Если и в вашей семье хранятся письма с фронта, фотографии, дневники родных, воспоминания и рассказы и вы готовы передать их на вечное государственное хранение в музейный фонд РФ, то их можно принести в музей или позвонить по тел. 77-49-36.

А также приносите их по адресу: Тула, пр. Ленина, 116, редакция «Слободы». Тел. 57-07-07, доб. 234. Все письма и фото будут вам обязательно возвращены.

Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Google.news
9 апреля, в 15:30 +8
Дневники войны: Воспоминания Августы Слесаревой
Дневники войны: Воспоминания Августы Слесаревой
Дневники войны: история любви Клавдии Кузнецовой и сержанта Николая Кругова
Дневники войны: история любви Клавдии Кузнецовой и сержанта Николая Кругова