Разводы по-тульски: Маленькие заложники взрослых разборок

Разводы по-тульски: Маленькие заложники взрослых разборок

На фото: Брэд Питт и Анджелина Джоли с детьми. 19 сентября 2016 года распался, пожалуй, самый красивый союз Голливуда. Вопрос опеки над детьми стоит более чем остро. Джоли требует единоличной опеки, что категорически не устраивает Питта. Этот конфликт пока не решён.

Ни годы совместной жизни, ни количество детей не могут стать гарантией крепкого брака. И тогда развод и главный вопрос: с кем останется ребёнок?

Нередко бывшие супруги способны договориться, иногда им в этом помогает суд, но бывает, что дети становятся причиной громких скандалов.

За примером далеко ходить не надо. О многодетной семье из Тулы мы дважды писали. Первый раз — семь лет назад. Тогда Олега К. и Елену (имена героев публикации и их детей изменены. — Прим. автора) называли образцовой семьёй: супруги воспитывали четверых детей, занимались благотворительностью.

Эта фотография была опубликована в «Слободе» в 2009 году. Олег и его супруга воспитывали четверых детей, своими силами восстановили детский сад и школу в п. Рождественский. Никто и подумать не мог, что всё закончится уголовным делом!

 

В сентябре этого года об этой семье вновь заговорили. 15 числа в школе Ленинского района перед началом уроков похитили двух мальчиков — 7-летнего Михаила и 9-летнего Сергея. В преступлении обвиняют Олега (родного отца ребят), который после развода не мог добиться встречи с детьми.

На фото 9-летний Сергей и 7-летний Михаил.

Бывшие супруги больше года судились о порядке воспитания мальчиков.

Суд установил время встреч сыновей с отцом: без матери они могут проводить два дня в неделю, ездить в отпуск летом и видеться по праздникам. Но мама запретила мальчишкам встречаться с отцом.

У каждой стороны своя правда. Отчим детей и мама школьников говорят о том, что биологический отец ребят постоянно угрожал семье и нанимал людей для слежки за ними. Мама мальчиков обвинила бывшего мужа в совершении действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних детей. Пока доказательств преступления у следователей нет. Подробнее о похищении мы писали в № 38 на стр. 21.

После этой публикации отец ребят попросил отразить его позицию. Он объяснил: на отчаянный поступок он решился потому, что полтора года не видел своих детей.

9 июля 2015 года была проведена первая психолого-психиатрическая экспертиза, затем ещё одна.

— Сложилось впечатление, что детям заранее дана установка на то, что можно говорить, а что нет. Дети в беседе позитивно не отзывались об отце, избегали разговоров о нём, но в ходе совместной деятельности страха к отцу не проявляли, наоборот, хотели общаться с ним, — заключили эксперты.

Обвинения Олег считает попыткой очернить его. Так он говорит о ситуации, когда воспользовался электрошокером по отношению к отчиму детей:

— 1 сентября я пришёл к своим детям. Виктор набросился на меня. А я, зная, что он способен на такое, ношу с собой электрошокер и принял меры самообороны… В августе 2015 года отчим ребят набросился на меня с топором за то, что я подошёл к своим детям. Подарки и вещи для малышей не принимались.

Отец мальчиков утверждает, что не причастен ни к каким преступлениям, исправно платит алименты. А ещё Олег попросил отметить, что занимается благотворительностью, он помогал финансово школе в п. Рождественский, больнице на Косой Горе.

Так это или нет, пусть разбирается следствие.

Ребёнок как трофей

Обычно супругам после развода мучительно вспоминать о совместной жизни, они обвиняют друг друга во всех смерт­ных грехах. Это и понятно. Но! Мамы и папы устраивают чудовищные испытания для хрупкой психики малышей.


Светлана Дождева

— Такого рода ситуации — примеры эмоционально незавершённых разводов, — говорит Светлана Дождева, доцент кафедры психологии ТулГУ, педагог-психолог ГУ СОН ТО «Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних № 1 г. Тулы». — Семья, которая распадается, всегда дисфункциональна, то есть в ней не удовлетворяются потребности одного или нескольких, а может, и всех её членов. Собственно, это и приводит к разводу. Разница в переживании развода базируется на степени личностной зрелости супругов. Зрелая личность понимает, что происходящее в супружеских отношениях всегда результат взаимных действий супругов. Незрелая личность во всём обвиняет супруга (его родственников и пр.), снимая с себя всякую ответственность за происходящее. В последнем случае разводы могут годами переживаться и оставаться эмоционально незавершёнными, а отношения между супругами превращаются в разной степени интенсивности военные действия. Понятно, что помимо самих супругов в эту тяжёлую ситуацию вовлекаются и дети.

Родители часто и не замечают, что ребёнок превращается в сред­ство манипулирования бывшим супругом или сам становится объектом манипуляции.

А ведь нельзя не только делать ребёнка свидетелем выяснения отношений родителей, но и обсуждать с ним такие серьёзные, взрослые мучительные переживания. Это вызывает сильнейший стресс и чревато нервно-психическими расстройствами. Если взрослым не удаётся справиться с переживаниями самостоятельно, то лучше обратиться за помощью к психологам, психотерапевтам. В крупных городах уже работают такие специалисты, как медиаторы, которые помогают разводящимся супругам прийти к соглашению по спорным вопросам. К ним можно обратиться самостоятельно или же это обязывает сделать судья. В целом развод проходит легче, если есть цель — позаботиться не только о себе, отыграть не только свои обиды, а ещё и подумать о детях.


Лариса Милова

 — После распада семьи дети должны общаться с обоими родителями, это в интересах детей, — говорит тульский психолог Лариса Милова. — Исключением может быть только серьёзное нарушение психики одного из родителей с официальным психиатрическим диагнозом, пристрастие к наркотикам или насилие в отношении детей (когда это могут подтвердить свидетели). В остальных случаях, как правило, это выяснение отношений между родителями. К сожалению, взрослые часто мстят друг другу, используя детей. Что в результате будет с малышами? Однозначно невроз, боль, внутренняя опустошённость, психологическая травма на всю жизнь. Как следствие — сложность выстраивания здоровых отношений с партнёром, проблемы в собственных семьях. Очень часто такие дети повторяют родительскую модель отношений. Почему родители не понимают, что решают свои конфликты за счёт манипулирования детьми? Они оба невротичны, желают добиться своей правоты любой ценой.

Невротичные взрослые выращивают новых невротиков.

Выход — разбираться каждому в первую очередь с собой, — заключила психолог.

Конфликты в семье отражаются и на учёбе ребёнка.


Татьяна Максименко

—  Любящий отец, я думаю, несмотря на разногласия с супругой, никогда не причинит своим детям никакого вреда, ни физически, ни психологически! — говорит Татьяна Максименко, учитель начальных классов. — Спокойная, доброжелательная обстановка в семье способствует тому, что ребёнок легко адаптируется в школе, в коллективе. Он чувствует себя уверенно, легко справляется с трудностями, так как постоянно ощущает под­держку со стороны близких, в первую очередь родителей.

Учитесь договариваться

Что делать, если один из родителей запрещает видеть ребёнка несмотря на разрешение суда, поясняет Евгений Черников, юрист «Слободы»:


Евгений Черников

— В таком случае пострадавшая сторона должна взять в суде исполнительный лист и передать его в службу судебных приставов. Приставы возбуждают исполнительное производство. Но, по сути, единственный способ исполнить решение суда — прийти вместе с приставом к ребёнку и в его присутствии проводить встречу. Согласитесь, не лучшая атмосфера для семейной встречи.

Родитель может просто не открыть дверь приставу.

И единственное, что может сделать пристав-исполнитель в такой ситуации, это выписать нарушителю штраф. Но административный штраф за такое нарушение предусмотрен небольшой. Получается, что реальных рычагов воздействия на родителя, который не желает исполнять решение суда, не существует.

Тулячка Екатерина (имя женщины изменено) пять лет не видела свою дочь. Несмотря на решение суда о проживании девочки с мамой отец увёз ребёнка. Девочку никто не видел в глаза — ни мать, ни приставы, ни органы опеки.

— Я узнала, что отец ребёнка мне изменяет, просто забрала дочку, поставила его в известность о своём решении и уехала, — говорит Катя.

Вот уже пять лет женщина ходит по судам.

— Решение суда отец ребёнка пытался оспаривать не раз, но всегда на его иски выносили отказ, — уточнила Екатерина. — Мы приезжали в дом, где живёт отец девочки, с приставами, чтобы забрать дочку, но дверь нам никто не открыл.

А вот в Новомосковске благодаря судебным приставам пятилетний малыш вернулся к маме. По решению суда ребёнок проживал с мамой. Женщина не препятствовала его встречам с отцом и отпустила их летом отдыхать на Черноморское побережье. Однако после отпуска ребёнок домой не вернулся. Судебным приставом-исполнителем незамедлительно было возбуждено исполнительное производство, ежедневно проводились мероприятия по установлению места нахождения мальчика. Выяснилось, что отец спрятал ребёнка в деревушке Новомосковского района, у бабушки. За всё время пребывания малыша у бабушки нерадивый отец ни разу его не навестил. Мальчик не посещал детский сад, не получал должного ухода и очень скучал по маме. В итоге ребёнка передали матери.

Как уберечь кроху от негатива?

3049 пар Тульской области подали заявления на развод за прошедшие месяцы 2016 года. 2224 из них развелись по решению суда. Скорее всего, у этих бывших супругов есть несовершеннолетние дети, ведь одной из причин развода по суду является наличие детей. После развода родителей их жизнь в корне меняется.

Другая история тульской семьи (супруги пожелали не разглашать свои имена). Так часто бывает — жили душа в душу и развелись. На последнем семейном совете родители спрашивали у двух дочек: с кем останетесь? На тот момент одной из девочек было 9 лет, другой — 4. Младшая, не так давно оторвавшаяся от маминой груди, подняла руку за новую семью. Старшая, расстроенная разводом, осталась с отцом.

Эта семья (вернее, её осколки) живёт так уже пять лет. По выходным или мама забирает обеих, или папа общается с дочками. Чаще всего бывает «бабушкин день». Счастливы ли эти дети? Они говорят, что да. Разве что старшая, растущая в довольно спартанских условиях, слегка нелюдима и редко улыбается. А младшая вполне себе ничего. Привыкли!

Как минимизировать дет­ские психологические потери в такой ситуации?


Анна Григорович

— В разном возрасте дети по-разному переживают развод, — говорит Анна Григорович, практикующий психолог. — В «нежном» возрасте, к этой группе относятся дети в возрасте до 3 лет, проще пережить распад семьи. Нужно только окружать детей вниманием и заботой, дать понять, что их любят и ценят оба родителя. С 4 до 9 лет дети часто винят во всём себя, стараются спасти родительский брак и свято верят в возможность воссоединения семьи. В возрасте 10−13 лет дети нередко обвиняют в разводе родителей, причём именно отцов. Они считают, что если бы папа сильно любил маму, развода бы не случилось. В возрасте с 14 до 18 лет в распаде брака дети винят обоих родителей, причём не только в разводе, но и во всех своих неудачах.

Что делать, чтобы развод не сильно травмировал ребёнка?

  • Нужно попытаться стать другом и советчиком детям.
  • Оберегать ребёнка от негативных эмоций, особенно в первые дни после расставания.
  • Никогда не говорить плохо о бывшем супруге. Не стоит делать из ребёнка посредника для выяснения отношений.

Не делите детей при разводе! Просто будьте рядом.

А ещё уточню, что психологами доказано: лучше растить ребёнка в спокойной обстановке одному из родителей, чем скандалить и выливать при детях негатив друг на друга в полной семье.

Автор: Алина Винокурова, 5 октября 2016, в 17:25 +5
Воспитание криком: Почему уговоры не работают?
Воспитание криком: Почему уговоры не работают?
Как убрать зависимость от прошлого?
Как убрать зависимость  от прошлого?