Тула и туляки в Первой мировой войне

Патриотическая манифестация, посвященная началу войны. Фото 1914 года.

Тула и туляки в Первой мировой войне

Сто лет назад началась война, которую современники считали самой жестокой и кровопролитной в истории. Сегодня мы начинаем цикл публикаций, посвященных тому, как Тула прожила тот роковой 1914 год.

Многоликая война

Поводом для начала военных действий стало убийство в Сараево 28 июня 1914 года австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда 19-летним сербским террористом, студентом из Боснии Гаврилой Принципом, боровшимся за объединение всех южнославянских народов в одно государство.

Гаврило Принцип

23 июля 1914 г. Австро-Венгрия, заявив, что за убийством Фердинанда нашего, как назвал его бравый солдат Швейк, стояла Сербия, объявляет ультиматум, в котором требует от Сербии выполнить заведомо невыполнимые условия. Сербия, Германия, Австро-Венгрия тут же начинают кто тайную, кто явную мобилизацию. И, наконец, 28 июля Австро-Венгрия, заявив, что требования ультиматума не выполнены, объявляет Сербии войну. Россия заявляет, что не допустит оккупации Сербии. 29 июля Николай II отправил Вильгельму II телеграмму с предложением «передать австро-сербский вопрос на Гаагскую конференцию» (в международный третейский суд в Гааге). Вильгельм II не ответил на эту телеграмму. 31 июля в Российской империи объявлена всеобщая мобилизация.

1914 год. Николай II объявил войну Германии с балкона Зимнего дворца

1 августа 1914 г. Германия объявила войну России, и в тот же день немцы безо всякого объявления войны вторглись в Люксембург. Так началась Первая мировая война.

Кстати, название Первая мировая прижилось не сразу. В России эту войну называли Второй Отечественной (Первая, конечно, с Наполеоном), и даже Великой Отечественной. В мире – Великой войной, а в СССР – германской и империалистической.

Франц Фердинанд и его жена София

Тула – за Сербию

В Туле события в Сербии встретили с патриотическим подъемом. Так, вечером 17 июля 1914 г. (даты даны по старому стилю) в городе прошла большая патриотическая манифестация. Участвовало в ней около пяти тысяч человек. Горожане собирались в Кремлёвском саду и в саду Общественного собрания. Последний находился в Сапуновском переулке в ныне снесенном квартале, на месте которого теперь стоит «белый дом». Везде раздавались возгласы: «Да здравствует Сербия!». Общее торжественное настроение поддерживали оркестры, исполнявшие парадные марши. Затем обе колонны – из Кремлёвского сада и Общественного собрания вышли на главную улицу города.

Тула, 1914 год. Ворота Кремлёвского сада, куда приходили манифестанты

«На углу Киевской и Площадной (пр. Ленина и ул. Каминского) манифестантами были выкинуты национальные флаги, – описывал газетный репортёр. – У здания Благородного собрания манифестация остановилась и пропела «Боже, царя храни!». Затем «обе манифестации подошли к дому начальника губернии. В это время народу собралось около десяти тысяч человек. К собравшимся вышел начальник губернии. У дома губернатора раздавались возгласы «Ура!». Пропели «Спаси, Господи, люди твоя».

Было выражено желание отправить государю императору телеграмму с выражением одушевляющих чувств.

Предложение было по­крыто громогласным «ура» десятитысячной толпы. Губернатор объявил благодарность за выраженные патриотические чувства.

Послышались возгласы: «Да здравствует Сербия!» «Долой Австрию!» От дома губернатора соединившиеся манифестации с двумя оркестрами музыки впереди двинулись обратно по Киевской улице. На углу Мотякинской и Петровской (ул. Л. Толстого и ул. Энгельса) улиц были произнесены краткие речи. Затем манифестанты пошли вниз по Киевской, и, дойдя до Посольской улицы (ул. Советская), стали расходиться.

На следующий день патриотические манифестации возобновились. Манифестанты  с флагами собрались в Кремлёвском саду. Толпа, всё возраставшая в количестве, с пением гимна прошла по Киевской улице и направилась в места лагерного расположения войск. Надо полагать, в сторону Воронежской улицы (ул. Оборонная), где располагались казармы.

«Здесь толпа приветствовала вышедшего к ней представителя доблестной русской армии – в лице офицера дежурного по лагерю громовыми раскатами «Ура!». Толпа несколько раз пропела гимн и «Спаси, Господи, люди твоя» и после этого отправилась в обратный путь».

В Туле манифестанты разделились. Часть пошла к Благородному собранию (Дом офицеров), часть к Общественному. И там, и там звучало громогласное «Ура» и без конца повторяли «Боже, царя храни» и сербский марш. После чего объединенной толпой люди вновь направились к дому губернатора Тройницкого. Тот произнес патриотическую речь и попал в дружественные объятия. Воодушевленная патриотичная толпа принялась качать начальника губернии. Еще раз покричав «Ура!» и пропев гимн, люди стали расходиться по домам.

Надвигающаяся война затмила главную, казалось бы, тему того лета – покушение в Сибири на Распутина и сводки о состоянии здоровья старца. Теперь же тульские газеты публиковали текст сербского народного гимна на сербском, разумеется, языке, чтобы удобнее было распевать его во время манифестаций. И также публиковали обстоятельный расклад, какую военную силу может выставить Сербия и ее союзники, и какую – Австро-Венгрия.

Газеты раскупались нарасхват и любое событие, имеющее отношение к вспыхнувшей войне, обсуждалось самым горячим образом. Население Тулы единодушно было за Сербию.

Дать отпор врагу

В воскресенье 20 июля 1914 года Тула узнала, что Германия объявила войну. С быстротой молнии эта весть облетела весь город. Многие недоумевали, почему войну объявило государство, по отношению к которому не было сделано ни одного враждебного шага. И все сходились на том, что врагу должен быть дан достойный великой нации отпор.

Около редакции газеты «Тульская молва» весь день толпилась публика, дожидавшаяся выхода экстренных телеграмм. Редакционный телефон работал безостановочно. Улицы города были полны народа, горячо обсуждающего события.

В тот же день вновь прошла патриотическая манифестация.

В 12 часов дня на Кремлёвской площади епископ Парфений отслужил торжественный молебен о ниспослании победы сербскому оружию. На молебне присутствовали губернатор Тройницкий, городской голова Смирнов, гласные Думы, представители правительственных и частных учреждений города, а также тысячные толпы народа.

«После молебствия, – описывает «Тульская молва», – толпа прошла по улицам города с портретами государя императора. Выкинуты были русские национальные флаги, флаг «Да здравствует Россия», «Да здравствует Сербия», «Долой Австрию». Толпа пела гимн, «Спаси, Господи, люди твоя», и временами по рядам толпы гремело могучее «Ура!». Оркестр все время играл русский и сербский гимны и Преображенский марш. Толпа манифестировала по улицам города, прошла в лагерь, была у дома начальника губернии, а затем мирно разошлась по домам. Вечером манифестация возобновилась, но уже в меньших размерах».

В целом день объявления войны прошёл совершенно спокойно. Ночью улицы продолжили удивлять своим оживлением. Везде, даже в глухих закоулках, можно было встретить кучки народа, рассуждающего о текущих событиях. Лишь на рассвете жизнь стала затихать.

О чем писали тульские газеты

«В ночь на 30 августа в Петрограде арестован химик американской мануфактуры «Треугольник», германский подданный Келлер. Все найденные у него на квартире медикаменты и разные химические препараты конфискованы полицией.

Аресту Келлера полиция придаёт важное значение. При обыске у него на квартире найдена обширная переписка, которая проливает некоторый свет на недавние массовые отравления на фабриках и связанное с этим отравлением волнение среди рабочих разных предприятий. При обыске в квартире Келлера найден состав, который давал такой же эффект, как и тот, который был обнаружен рабочими фабрик резиновой мануфактуры».

«Тульская молва», 3 сентября 1914 г.

«Лондонский корреспондент «Рус. Вед.» сообщает, до какой степени виртуозности доходят немецкие шпионы в Англии.

До войны на стенах всех домов в Лондоне, в провинциальных городах и в деревнях, можно было видеть рекламы фирмы «Магги», изготовляющей таблетки сгущенного супа. Реклама, отпечатанная на жестяных листах, изображала добродушную, толстую, румяную кухарку, несущую миску дымящегося супа.

И вот что оказалось. Агенты этой фирмы платили небольшую сумму владельцам коттеджей в деревне за разрешение прибить жестяной лист к стене. Через день или через два после объявления войны хозяйка коттеджа в деревне на морском берегу получает телеграмму от агента фирмы с сообщением, что он приедет «переменить нумер на рекламе». Телеграмму прочёл сын хозяйки и удивился, о каком «нумере» идет речь, на листе никакой цифры не было.

Из любопытства молодой человек снял жестяной лист и увидел, что на обороте его ножом нацарапана карта берега с обрисовкой скал, буев и т.д. Молодой человек дал знать властям. Тотчас же осмотрели все другие объявления «Магги», и на обороте их оказались карты; шпионы подготовляли таким образом почву для десанта. Таких случаев выяснилось множество».

«Тульская молва», 12 сентября 1914 г.

Автор: Сергей Гусев, 31 июля 2014, в 11:42 +7
Другие статьи по темам
Детство в 90-ых: Sony PlayStation, тетрис и тамагочи
Детство в 90-ых: Sony PlayStation, тетрис и тамагочи
Мой Высоцкий
Мой Высоцкий