Их называли контрабандистами, или Как закалялся хор

Сергей Гусев. Фото из архива Тульской областной филармонии.

Их называли контрабандистами, или Как закалялся хор

Это сегодня Тульский государственный хор знают все. Но было время, когда Тула запросто могла лишиться своего лучшего музыкального коллектива.

Артистов гнали со всех площадок города, дирижеру во время выступления в спину бросали окурки, но они продолжали делать свое дело. Потому что мир спасут добро и красота, а не хамство и жлобство, которых хватает всегда, к сожалению. В этом декабре Тульский государ­ственный хор отмечает свой 75-летний юбилей.

Безотказный коллектив

Прежде чем хор возглавил Иосиф Михайловский, в его менее чем десятилетней истории было два художественных руководителя. В декабре 1943 года первый в истории Тульской филармонии музыкальный коллектив организовывал из артистов художественный самодеятельности Сергей Степанов. Вначале это был просто хор, почти сразу к нему присоединили и танцевальную группу, поэтому на первых афишах коллектив именовался ансамблем русской народной песни и пляски.

Время было понятно какое, поэтому от артистов прежде всего ждали шефских концертов в госпиталях, воинских частях и на заводах. Понимая свою миссию, артисты как могли поддерживали боевой дух людей в тылу, давая концерт за концертом. Позже за заслуги в деле культурного обслуживания воинов Совет­ской армии все участники коллектива были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941−1945 гг.».


Тула, 1934 год. Владимир Успенский в радиокомитете.

С 1944 года коллективом руководил «прекрасный человек, тонкий художник» Владимир Успенский. При нем в 1947 году состоялся и переход в новый ранг на основании распоряжения Совета министров СССР — музыкального коллектива второй группы. Сейчас уже трудно оценить, какие именно преференции давала эта самая вторая группа, но очевидно, что участники коллектива выигрывали в зарплате и в статусе — теперь они могли репетировать как настоящий профессиональный ансамбль.

Существенно расширился и репертуар. Вот, например, какие произведения исполнял хор на своем творческом вечере 9 июля 1947 года в тульском Дворце пионеров: «Песня о Сталине» А. Хачатуряна, «Песня о Матросове» В. Соловьева-Седого, фрагменты из кантаты «Киров с нами» Н. Мясковского (исполнялась хором первый раз), «Поражение Сеннахериба» М. Мусоргского, вакхическая песня «Что смолкнул веселия глас» П. Чайковского, чешская народная песня «Вот сказали, что я умер», «Ваня-сиротинка» — народная песня, записанная в селе Михалково Тульской области, вальс И. Штрауса «Как жизнь хороша» и др.

В 1949 году — новый успех. Впервые хор приехал в Москву с отчетным концертом, его выступления оценивали строгие столичные критики. По окончании гастролей тульскому коллективу был присвоен статус «Государственный».

Но сам Успенский об этом не успел узнать — он умер в день последнего концерта, отдирижировав его полностью.


Успел выслушать выступления, в которых говорили о высоком профессионализме артистов, самобытности коллектива, потом взял слово сам, поблагодарил всех за высокую оценку его труда. И скончался прямо в зале — не выдержало сердце. Умер он сравнительно молодым — в 47 лет. Хоронили Владимира Семёновича всем городом — от музыкального училища до Всехсвятского кладбища гроб несли на руках.

Можно представить, сколько сил и здоровья отняли у Успенского годы руководства хором, если всё закончилось таким печальным образом. Тульское начальство ведущий музыкальный коллектив города любило в основном на словах. Еще бы — безотказные артисты хора не только выполняли, но и перевыполняли все планы по шефским концертам.

А планы в то время распространялись и на творческие коллективы тоже. В 1952 году, например, хор обслужил все 33 района области и впервые выезжал сразу в несколько новых для него областей — Ярославскую, Молотовскую (Пермскую), Ивановскую, Горьковскую. До этого чаще гастролировали у соседей — в Калуге, Орле и Брянске. Всего при плане 143 концерта хор выступил 148 раз. Учитывая разъезды туда-сюда, а они и по области могли занимать целый день в один конец, — каждую неделю минимум по два-три концерта. При плане 23,6 тысячи зрителей обслужено 31,9 тысячи.

И это притом что у хора не было ничего своего. Он вообще фактически существовал на улице, как и многие остальные творческие организации города.

У художественного музея своих помещений не было вообще. Музей оружия работал на территории оружейного завода, человеку с улицы туда так просто не попасть. Хор вместе с филармонией, Домом народного творчества и театром кукол был прописан в трех маленьких комнатах дома на Советской. Одну из комнат занимала бухгалтерия и еще одну — филармония, все остальные фактически считались приживалками, не имея ничего — ни помещения, где можно собраться, ни репетиционной базы, ни хоть каких-то музыкальных инструментов, ни даже плохонькой табуретки. Вообще ничего! Только финплан по концертам, который необходимо выполнять. Притом что государственных хоров, подобных тульскому, на всю Россию всего-то было тогда пять. Фактически эксклюзив. На том самом обсуждении в Москве 1949 года тульский хор назвали одним из лучших в стране.


«В случае надобности, если мне не с кем поговорить, то мы как контрабандисты ведем переговоры в коридорчике между Домом офицеров и домом санпросвета», — жаловался вскоре после приезда в Тулу новый художественный руководитель хора Иосиф Михайловский, который принял коллектив после трех лет безвластия. В общем, встретили его так, что молодой человек должен был бы немедленно удрать из этого города. А он остался. Терпел, боролся, опять терпел, сносил хамство и унижения, чтобы сделать этот коллектив одной из визитных карточек музыкальной Тулы.

Иосиф Михайловский (1 февраля 1920, Харьков, – 26 февраля 1996, Тула).

«Мы споем лучше»

В Тулу Михайловский прибыл полным энергии и творческих замыслов — в 1952 году ему исполнилось всего 32.

Каким-то образом местному начальству удалось заманить в город честолюбивого выпускника московской консерватории.

За дело он взялся засучив рукава — приготовил программу из лучших произведений советских композиторов — Шостаковича, Мурадели, Туликова, Александрова, русских и зарубежных композиторов. Новую программу высоко оценил шеф хора — лауреат Сталинской премии Вано Мурадели, который хоть и попал под раздачу после выхода известного Постановления Политбюро Ц. К. ВКП (б), где его вместе с Прокофьевым и Шостаковичем честили за формализм, оставался значимой величиной советской музыкальной жизни, входил в правление Союза советских композиторов.

От политики и идеологии в то время было никак не уйти. Так, почти весь творческий состав хора занимался помимо музыки в кружке по изучению краткого курса истории КПСС. При этом трое изучали эту науку самостоятельно под руководством консультантов и еще двое — в университете марксизма-ленинизма.

Нельзя сказать, что в Туле для коллектива не делалось совсем ничего. В 1952 году хору увеличили штат. Правда, с какими-то странными дробями — с 47,5 до 53,5 единицы. Увеличили дотацию на 50 тысяч рублей. Поставили перед вышестоящими организациями вопрос о присвоении названия Тульская хоровая капелла. Но главный вопрос оставался нерешенным и до конца непоставленным — будущую хоровую капеллу гнали в шею отовсюду.
Меньше чем за полгода при Михайловском артистов хора турнули из клуба «Серп и молот», вежливо попросили из здания ТЮЗа и потом с боем временно приютили в Доме офицеров.

«Мы шестой раз изгнаны в течение года из помещений и сейчас поселены в Дом офицеров. Причем температура здесь 11−12 градусов, и мы боимся даже сказать об этом. Сидят в валенках, пальто товарищи и поют, — возмущался на городском собрании работников литературы и искусства Михайловский. — Я когда заикнулся об этом перед руководством Дома офицеров, мне говорят: а вы выметайтесь отсюда. При этом нужен Дому офицеров шефский концерт, они к нам: товарищи, нужен концерт. Мы отвечаем, что не можем, у нас есть план. И нам в ответ: ну смотрите, не дадите концерт — ищите себе место».

Всё, что имел в то время коллектив, — четыре часа в сутки на репетиционную работу и косые взгляды хозяев помещений: особой прибыли от артистов ждать не приходилось.

А поскольку они уже привыкли, что их постоянно готовы выставить за дверь, приходилось молчать. Молчать, что холодно, молчать, что на птичьих правах. Молчать и давать концерты, на которые не имеют права.

«Лучший в городе Колонный зал Дома офицеров превращен в танцевальную площадку, где через дорогу от городского комитета партии звучат фокстроты, танго и играет джаз, — поддерживал своего коллегу директор Тульской филармонии Лазуткин, такой же бесправный и бесприютный. — А концертную деятельность вести нельзя. Когда приходишь к администраторам и предлагаешь концерт, отвечают: тысячу рублей заплатишь, тогда дам помещение».


Летное училище, 1940 год. Иосиф Михайловский справа, с баяном.

Танцы в Доме офицеров были едва ли не самыми популярными в городе. Вспомним, что сюда на танцы через весь город ходили и летчики полка «Нормандия-Неман», когда стояли в Туле. В 50-е сюда приезжала молодежь даже с Косой Горы, несмотря на то, что возвращаться назад чаще всего приходилось пешком. Конечно, администрация самого престижного зала в городе могла ставить любые условия.

«Мы работаем в лучшем Колонном зале. Там есть стулья, но они ставятся на торжественные мероприятия, а в обычные дни они стоят по сторонам, а в зале танцуют под джаз, — сетовал Михайловский. — Когда бывает перерыв между танцами, в маленьком зале хор дает концерт, а потом опять танцы под джаз. Когда мы даем концерт, приходят товарищи, которые действительно хотят послушать. Но туда заходят и обычные компании, которым наплевать, хотя бы всё сгорело, и начинают курить, а окурки в спину дирижеру бросать».

Впрочем, не лучше было и на других площадках. Примерно так же вела себя гуляющая публика в «Серпе и молоте».

«Мы даем концерт, а за твоей спиной десять человек тоже поют, — возмущался Михайловский. — Обертываешься к ним и просишь: «Помолчите, пожалуйста, мы лучше споем».

Наверное, выжить в таких условиях помогла военная закалка. Иосиф Александрович хоть и обронил потом фразу «какой из меня летчик», тем не менее был выпускником летного военного училища, а в войну — летчиком-инструктором, готовил истребителей, сам участвовал в боевых вылетах. Так что сдаваться было как-то не к лицу. Он и не сдался.

В репертуаре — полторы тысячи произведений!

В 1957 году под управлением Михайловского хор стал лауреатом Всесоюзного фестиваля в Москве. С этого момента Тульский государственный хор начинает активно гастролировать с концертными программами по всей России, обретать признание в своем городе.
Хор сотрудничал с известными композиторами тех лет: Анатолием Новиковым, написавшим «Тульскую оборонную», Вано Мурадели, Андреем Эшпаем. Михайловский дружил с Яном Френкелем, песни которого хор даже записал на пластинку.

Михайловский более 40 лет руководил Тульским государственным хором и отдал ему всю свою творческую жизнь, прославив этот коллектив на всю страну.

Он не боялся экспериментировать, расширять жанровые границы и всегда предъявлял к исполнителям высокие профессиональные требования. С момента создания в репертуаре значилось более полутора тысяч произведений!

Хор выжил даже в непростые девяностые, когда о его существовании почти забыли. Зарплата мизерная, артисты, случалось, падали в голодные обмороки, но репетиции продолжались и коллектив жил.

В 1992 году состоялась запись программы концерта Тульского государственного хора в Останкино, которую показали на Центральном телевидении. Хор выступал на самых престижных площадках страны — в Колонном зале Дома Союзов, в Концертном зале им. П. Чайковского, в Государственном концертном зале «Россия», Государственном музее им. М. Глинки. В 2001 году коллектив хора гастролировал в Италии по приглашению мужского хора La Faita под руководством В. Бертолотти.

С 2016 года старейший коллектив Тульской областной филармонии имени Михайловского Тульский государственный хор возглавляет обладатель гранта Президента РФ в области культуры и искусства, лауреат премии Москвы, профессор Александр Владиславович Соловьев. Под его руководством Тульский государственный хор впервые в своей истории выступил на сцене Большого зала консерватории, затем последовал целый ряд успешных проектов, участие в престижных международных фестивалях.
Сегодня Тульский государ­ственный хор — это современный коллектив, имеющий в репертуаре множество произведений самых разных стилей и жанров: от духовной музыки и классики до мировых хитов и джаза.

Хору — 75, но его артисты молоды и полны творческой энергии.

Главные новости за день в нашем Telegram. Только самое важное.
Автор: Сергей Гусев, 12 декабря 2018, в 15:00 +10
Правда и выдумки о Левше
Правда и выдумки о Левше
Дети военной Тулы
Дети военной Тулы