Екатерину II в Туле поразил облик казюка

Екатерину II в Туле поразил облик казюка

О веке золотом Екатерины сказано, написано и снято фильмов предостаточно. Поэтому в день ее рождения вспомним о том, что связывает императрицу и Тулу.

2 мая 1729 г. родилась Екатерина II, урожденная София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская, российская императрица с 1762 года. 

Три высочайших удара

В городе оружейников Екатерина бывала неоднократно. Впервые – 4-5 августа 1744 г., потом в сентябре 1744 г., сопровождая императрицу Елизавету Петровну и своего жениха, наследника престола Петра Федоровича. И, наконец, 13 декабря 1775 г., уже в качестве императрицы. Само собой, посетила она оружейный завод, который показывал командир завода генерал-майор Щуков.

В цеху, где заваривались ружейные стволы, императрице предложили лично заварить ствол. Щуков подал на специально изготовленном стальном блюде молоток, которым она и ударила по заварному стволу аж три раза. Что для царя, что для царицы высочайше шмякнуть три раза молоточком – уже серьезный труд (хотя Петр на тульских городищенских заводах всерьез помахал кузнечным молотом), поэтому блюдо и молоток были оставлены на вечное хранение в заводском музее. На подносе золотой чеканкой был нанесен рисунок, а по ободу сделана надпись:

«В бытность в городе Туле в оружейных заводах с сего блюда собственными своими руками взять молоток благоволила ударить по стволу троекратно 1775 декабря 14 дня».

Ствол, в заварке которого принимала участие императрица Екатерина, выполненный из высококачественного дамаска, был установлен в легкое кремневое ружье массой 2,05 кг и калибром около 12,7 мм. Ложа и цевье ружья выполнены из высококачественной ореховой древесины и покрыты изящной инкрустацией со всечкой проволокой из драгоценных металлов, пропитаны натуральной олифой и покрыты лаком. По всей длине ствола была сделана золотая надпись, подтверждающая посещение императрицей Екатериной II Тульского оружейного завода и ее участие в заварке ствола.

Так Екатерина стала еще и тульским оружейных дел мастером.

Царский город Богородицк

Есть в Тульской области город, который более других связан с именем Екатерины – это, конечно, Богородицк, где сохранилось имение, пожалованное императрицей своему сыну – сначала Алексею Григорьевичу Сицкому – чтобы никто не догадался, а только потом Бобринскому. В течение двенадцати лет императрица не могла решить, какую же фамилию дать Алексею, и только когда настало время определять его в Сухопутный шляхетный кадетский корпус, пришлось делать выбор. Мальчик получил фамилию в честь предназначавшегося ему имения Бобрики в Тульской губернии. Так что своей фамилией внебрачный сын Екатерины II и Григория Орлова обязан Тульскому краю. Род графов Бобринских оставил заметный след в истории. В Тульской губернии они стали основателями угольной, сахарной, винокуренной промышленности.

При этом гостила ли сама Екатерина в этих краях, историки и краеведы гадают по сей день. Документальных подтверждений этому факту нет. Одни догадки, построенные на том, как не заехать к родному человеку. Хотя цари живут ведь по другим законам. Точно известно, что строительство имения проходило под строгим контролем Екатерины Алексеевны. Остальное – местные легенды.

Например, о том, что именно Екатерина, после того, как в знаменитом российском бездорожье у нее застряла карета, назвала в отместку соседнюю деревню Черная Грязь.

В 1765 году Екатерина II особым Указом выделила Богородицк из Конюшенного ведомства в свою собственность и поручила правление им генерал-поручику князю С. В. Гагарину. Позже императрица подарила Богородицкую и Бобриковскую волости Алексею Сицкому, который позднее получил фамилию Бобринский.

Дворец Бобринского был построен на месте старинной крепости по проекту архитектора Ивана Старова. Если довериться версии, что здешние места императрица посещала лично, тогда вполне достоверна и история о том, что улицы города разбегаются от дворца в соответствии с направлениями частей веера, который Екатерина разложила перед собой, выйдя на смотровую площадку.

После революции в здании бывшего дворца сначала устроили музей, потом санаторий. В войну его разрушили немцы. И только с 1967 года бывший дворец начали восстанавливать, и в 1988 году здесь вновь открылся музей.

29 августа 2015 года на главной аллее городского парка Богородицка был открыт памятник Екатерине Великой – как-никак, а именно ей город обязан и фактом своего существования и наличием дворца, который сейчас относят к одной из жемчужин тульского края. Монумент был построен по проекту скульптора Дмитрия Власова из Тольятти. Его высота – около двух метров, а вес вместе с гранитным постаментом – примерно 10 тонн. На памятник ушло около двух тонн бронзы.

Совсем недавно была взята под охрану и признана объектом наследия федерального значения усыпальница Бобринских в Донском.

15 августа 2014 года открыли памятник Екатерине и в Ясногорске, где императрица также бывала проездом. После чего заглянула в вишневую столицу губернии – село Мокрый Корь. Посетила местный храм и впечатлилась окрестными видами – прилегающим к храму огромным садово-парковый комплексом с четырьмя искусственными прудами. Отобедав и отдохнув, высокая гостья отправилась дальше в путь.

Ба! Бякины!

В 1787 году императрица Екатерина II проезжала через Тулу, возвращаясь в Петербург из путешествия на юг. Тула к этому времени, согласно екатерининской же административно-территориальной реформе указом от 19 сентября 1777 г. была названа губернским центром. Она входила в состав Тульского наместничества и делилась на 12 уездов: Алексинский, Богородицкий, Веневский, Епифанский, Ефремовский, Каширский, Крапивенский, Новосильский, Одоевский, Тульский и Чернский. Вместе со статусом губернского центра Тула получила и право иметь главу города.

Путешествие 1787 года на юг государства в Новороссию и Крым, которые только вошли в состав Российской империи, была одним из значимых событий в годы правления Екатерины. Население присоединенных к империи земель нуждалось в монаршем благословении.

О встрече императрицы тульским наместником генералом Кречетниковым рассказал в середине девятнадцатого века как всегда велеречивый краевед Николай Федорович Андреев. Тот самый, которому случайно встретился рядом с Тульским кремлем Николай Гоголь. Андреев при этом заключает, что пребывание Екатерины в городе, уже названном губернским, относится «к лучшим воспоминаниям старожилов Тульских».

Итак, «в это время, по случаю неурожая предыдущего года, в Тульской губернии стояли чрезвычайно высокие цены на хлеб, и народ сильно бедствовал. Опасаясь огорчить такою вестью государыню, тогдашний тульский наместник, генерал Кречетников, решился скрыть от нее грустное положение вверенного ему края и донес совершенно противное.

По распоряжению Кречетникова на все луга, лежавшие при дороге, по которой ехала императрица, были собраны со всей губернии стада скота и табуны лошадей, а жителям окрестных деревень велено встречать государыню с песнями, в праздничных одеждах, с хлебом и солью. Видя всюду наружную чистоту порядок и изобилие, Екатерина осталась очень довольна и сказала Кречетникову:

– Спасибо вам, Михаил Никитич; я нашла в Тульской губернии то, что желала бы найти и в других.

К несчастью, Кречетников находился тогда в дурных отношениях с одним из спутников императрицы, обер-шталмейстером Л.А. Нарышкиным, вельможей, пользовавшимся особым ее расположением и умевшим, под видом шутки, ловко и кстати высказывать ей правду.

На другой день по приезде государыни в Тулу Нарышкин явился к ней рано утром с ковригой хлеба, воткнутой на палку, и двумя утками, купленными им на рынке. Несколько изумленная такой выходкой, Екатерина спросила его:

– Что это значит, Лев Александрович?

– Я принес вашему величеству тульский ржаной хлеб и двух уток, которых вы жалуете, – отвечал Нарышкин.

Императрица, догадавшись, в чем дело, спросила: почем за фунт покупал он этот хлеб?

Нарышкин доложил что платил за каждый фунт по четыре копейки.

Екатерина недоверчиво взглянула на него и возразила:

– Быть не может! Это неслыханная цена! Напротив, мне донесли, что в Туле печеный хлеб не дороже копейки.

– Нет, государыня, это неправда, – отвечал Нарышкин, – вам донесли ложно.

– Удивляюсь, – продолжала императрица, – как же меня уверяли, что в здешней губернии был обильный урожай в прошлом году?

– Может быть, нынешняя жатва будет удовлетворительна, – возразил Нарышкин, – а теперь пока голодно.

Екатерина взяла со стола, у которого сидела, писаный лист бумаги и подала его Нарышкину.

Он пробежал бумагу и положил ее обратно заметив:

– Может быть, это ошибка… Впрочем, иногда рапорты бывают не достовернее газет.

Государыня, помолчав немного, сказала как бы про себя:

– Значит, Михаило Никитич меня обманул.

Известие это, так оригинально сообщенное Нарышкиным, расстроило Екатерину.

Она находилась под влиянием двух противоположных чувств: справедливого негодования и сожаления к Кречетникову, преданному ей душой, но заслужившему строгий выговор.

Однако, когда Кречетников приехал во дворец, она приняла его по-прежнему ласково и только слегка заметила ему о чрезвычайных ценах на хлеб в Туле. Увидев его замешательство и смущение, государыня прибавила:

– Надобно поскорее помочь этому горю, чтоб не случилось большой беды.

В этот же день тульское дворянство готовило в честь императрицы великолепный бал, но она отказалась от него, сказав:

– Могу ли я принять участие в бале, когда, может быть, многие здешние жители терпят недостаток в хлебе.

Едва ли нужно прибавлять, что государыня немедленно сделала распоряжение об обеспечении народного продовольствия в Тульской губернии и пожертвовала значительную сумму денег».


Усыпальница Бобринских.

Ну даже, если все было не совсем так, как описывает Андреев, а хотя бы немного похоже, и то неплохо. И начальника губернии лишь пожурили за его макли, и народу послабление, да и в сусальный образ императрицы немного дополнительного золота тоже не лишне.

Впрочем, это не единственный случай, когда туляки Екатерину ввели в заблуждение. Когда-то в Туле был популярен такой анекдот. Екатерина II никак не могла себе представить, что это за существо такое – казюк, и приказала доставить одного себе во дворец. Это мы сейчас знаем и гордимся, что казюки – это гордость Тулы. На самом же деле слово это в городе было почти ругательное. К примеру, «Тульская газета» в «Тульском толковом словаре» трактовала его так: «не тот казюк, кто работает на казенном заводе, а тот казюк, кто груб, дерзок, невоспитан. Таких казюков у нас, к сожалению, край непочатый». Указ императрицы выполнили, казюка доставили. И вдруг перед ее взглядом явился изможденный непосильным трудом слабый маленький человек. Императрица настолько опешила, – гласила городская легенда, – что отослала его на конюшню.

Отметилась в истории Тулы Екатерина и еще одним забавным образом. Известно, что на проспекте Ленина в областном центре когда-то был кинотеатр им. Бабякина. Причем, долгое время эта фамилия писалась через «о» – Бобякина, а потом вдруг появилась «а».

Причину объяснил в тульской прессе один из родственников погибшего в 1905 году юноши.

Оказывается, изначально они все были потомственные оружейники Бякины. И вот как-то один из Бякиных был послан с дарственным оружием к Екатерине. Приняв оружие, та спросила, как зовут посланника.

– Бякин, – ответил он.

Екатерине почему-то запомнилась эта фамилия, и когда она оказалась в Туле, вдруг увидела в толпе знакомого.

– Ба! – не сдержала она своих эмоций. – Бякин!

С той поры Бякины стали зваться Бабякины.

В подтверждение этой версии приводилась история села Ивот в Сумской области на Украине. Во времена поездки императрицы в Таврическую область она заметила вдали постройки и сказала: «И вот село». Так это поселение стало зваться Ивот.

Собственно, эту версию можно подтвердить и местным анекдотом. Считается, что Лаптево, нынешний Ясногорск, получило свое название в честь того значительного для этого населенного пункта события, что местные жители подарили зачем-то проезжавшей Екатерине лапоть. Растрогавшаяся государыня, то ли не отличавшаяся в подобных случаях особой фантазией, то ли имевшая специфическое немецкое чувство юмора, повелела назвать это место в честь преподнесенного дара.

Ну что сказать: Екатерина, хоть и русская императрица, а все-таки недостаточно обрусела. Иначе, завидев в толпе знакомое лицо, она подарила бы Бякиным более неприличную фамилию.

Главные новости за день в нашем Telegram. Только самое важное.
Автор: Сергей Гусев, 2 мая, в 16:05 +12
Другие статьи по темам
Место
Тульская племянница Бориса Слуцкого: «Трудно представить, что люди могут так любить!»
Тульская племянница Бориса Слуцкого: «Трудно представить, что люди могут так любить!»
Трудный путь винтовки Мосина
Трудный путь винтовки Мосина