Фото Светланы Колосковой.

Владимир Познер: «Политика — это такое дело, где надо много врать, и врать убедительно!»

Почему надо легализовать наркотики и наладить отношения с США? Что помогло Познеру не покончить с собой? И какая самая большая проблема в России?

Об этом и многом другом знаменитый журналист поговорил с туляками на встрече, которая прошла 20 апреля в Тульской областной филармонии.

Владимир Владимирович Познер собрал в Туле аншлаг. Журналисты, представители власти и бизнеса, интеллигенция — все собрались послушать, что же расскажет главный журналист страны, а если повезет, то и задать свой вопрос мэтру.

На сцене — шикарное кожаное кресло с витой спинкой. Увидев его, Познер пошутил: «Даже как-то неудобно на него садиться, как из «Игры тронов» (Познер имел в виду сериал «Игра престолов»). Как бы не зарезали!» (Смеется)

Стильный, подтянутый, харизматичный, в неизменных красных носках — с трудом верилось, что 1 апреля Владимир Познер отметил 85-летие. Он признался зрителям, что в Туле не был очень давно, последний раз – в советское время. Да и тогда, и сейчас — по полдня. Итак, о чем же говорил Познер с туляками.

…Очень интересная тема — выборы на Украине. Я вообще очень не люблю предсказывать, да это и не дело журналиста. Но у меня на 99% ощущение, что победит Зеленский. За 28 лет существования Украинской республики это будет уже шестой президент. Такой частой смены руководства нет ни в одной бывшей союзной республике. На Украине на самом деле очень сложно. Но демократия там есть, потому что живой президент проигрывает другому человеку. Я недавно встретился с одной узбекской дамой и спросил у нее, как у них в Узбекистане развивается демократия. Она так мило улыбнулась и сказала: «А нам не нужна демократия». Изменится ли что-то в результате прихода к власти другого человека на Украине? Очень хочется, чтобы изменилось.

Я тут разговаривал с вашей землячкой, очень красивой русской женщиной. И она сказала: «Вы же понимаете, что если Зеленский захочет что-то изменить, его же убьют...»

Видимо, существует и такая точка зрения, что там правят другие — не президент. Посмотрим. Конечно, то, что говорил Зеленский во время предвыборной борьбы, вещи, которые надо говорить, если ты хочешь победить. Политика — это такое дело, где надо много врать, и врать убедительно. Но он сказал, что готов на переговоры с Путиным. Думаю, приход к власти Зеленского – это лучше, чем повторный приход к власти Порошенко.

…На сегодня самая сильная страна в мире — Соединенные Штаты. И населения там за триста миллионов. Сегодня весь мир так или иначе зависит от США, поэтому нам небезразлично, что там происходит. Рядовой житель Тулы чувствует эти санкции? Я уверен, что он живет тяжелее, чем 10 лет назад. Если можно будет постепенно от этих санкций избавиться, для нас это было бы очень хорошо. Когда отношения между США и Россией нормальные, всему миру легче дышится. Все-таки ядерное оружие в огромном количестве и у тех, и у других. Если будет запущена межконтинентальная баллистическая ракета, это конец цивилизации.

…Я много езжу по стране, и на всех встречах — много молодых людей. И мне это льстит, потому что я немолодой человек, меня с молодежью разделяет не одно поколение, не два и даже не три. Я думаю, что я могу сказать такого, что им созвучно? Они ведь другие. Не лучше и не хуже, просто другие.

Когда меня спрашивают, какая самая главная проблема в нашей стране, я отвечаю: то, что она управляется советскими людьми.

Они родились в СССР, были пионерами, комсомольцами, очень часто — членами партии. Они — продукт Советского Союза, и они попали в другую систему, должны ею управлять, но мозги-то были сформированы по-другому. Но эта проблема не решается по щелчку. Это надо, чтобы эти самые другие заняли эти места. А это произойдет только лет через 20.

…Как-то я выступал перед молодежью 12-16 лет, речь шла о наркотиках. Я, кстати, считаю, что их надо легализовать. Да, будут наркоманы, это плохо. Но не будет преступлений, никто не заработает на этом. Это же колоссальный бизнес, который исчезнет, если наркотики легализовать. Только поэтому я за это, а так я, конечно же, против наркотиков.

…Я военный ребенок и очень хорошо помню войну. Я был во Франции, когда немцы оккупировали страну. Мои родители вместе со мной бежали в Америку. Я ненавидел Германию и всех немцев. Есть такая английская пословица: если хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах. Короче говоря, моя дочь вышла замуж за немца. Она уже больше 20 лет живет в Берлине. У нее есть дочь от первого мужа, она тоже живет там. А от второго — немецкого — мужа у нее сын Коля. Немцы не могут так произнести его имя и называют его Колья. Ему 24 года, он красавец, ну прям ах! Когда ему было лет 10, я спросил: «Коля, а что вам в школе говорят по поводу Гитлера?» Он ответил: «Говорят, что не только Гитлер виноват, и не только нацистская партия. А что виноват немецкий народ, который поддержал Гитлера и нацистов».

В школе немецким детям говорят, что виноват немецкий народ? Я снимаю шляпу! Это непростое дело — признать такое.

…Помните, был такой Борис Березовский? Я его хорошо знал, он был интересный человек, яркий, быстрый. В 1997 году он мне предлагал работу на канале ОРТ — ныне Первый канал. Он предложил делать ежедневную программу и спросил: «А сколько Вы хотите денег?» Я уточнил: «За программу?» Оказалось, нет, вообще. Ну, сказал я, 10 миллионов долларов. Он говорит: «Нет, Вам это только кажется. Когда у Вас будет 10 миллионов, вы захотите сто!» Зачем мне сто? Яхта мне не нужна, частный самолет не нужен. Мне нужно быть спокойным за себя и за своих близких. Чтобы, когда меня не будет, у них всё было нормально. И тогда он мне сказал замечательную фразу: «Если Вы не захотите сто миллионов, значит, не будет у Вас и десяти». И он был прав. Если вы что-то хотите, у вашего желания не должно быть края.

…Мне очень интересно услышать ваши вопросы. Что вас тревожит, что вас интересует. Для моей работы это важно. Не помню, в каком это было городе, мне задали очень интересный вопрос, хотя меня удивить очень сложно. Один молодой человек спросил: «Владимир Владимирович, мы все знаем, что Вы атеист. Но давайте сделаем вид, что Вы верите в существование рая и ада. У каких трех людей, которые сидят в аду, Вы бы хотели взять интервью?» Вы знаете, я опешил. Такого вопроса мне никто не задавал, я был счастлив. Я ответил, что взять интервью просто у злодея неинтересно. А вот взять интервью у человека, который в аду, но который хотел хорошего для людей, а в результате убил многих, я бы хотел. У человека, чей идеализм привел к страшной катастрофе. Например, у Ленина. По мне, он в аду совершенно точно. Он же на самом деле свалял страшного дурака, народ совершенно оказался не готов к социализму. В 1913 году Россия была на грани настоящего прорыва и в результате революции была отброшена далеко назад…

Через 45 минут разговора Владимир Познер предложил зрителям задавать свои вопросы. Туляки выстроились в очередь — микрофоны были расставлены в трех точках: два — в партере, один — на балконе.

— На Вашей родине во Франции сгорел Нотр-Дам де Пари. Вас крестили в этом соборе. Чувствуете ли Вы духовную связь с этим местом и верите ли в то, что сейчас происходит планомерное разрушение Парижа? Дмитрий.

– Действительно, меня крестили в соборе Парижской Богоматери 1 апреля 1934 года. В тот день сошлись три Пасхи: католическая, православная и еврейская. Я рос неверующим человеком, но всю жизнь очень интересовался религией. Собор для меня место особое. Все готические соборы Франции — это гимн тому, что может человек. Это восторг! И я обожаю французов за то, что когда что-то идет не так, они сразу выходят на улицу. Они ни у кого не просят разрешения. Они говорят: нет, так не пойдет, наши деды и отцы за это воевали, и вы не будете у нас это отнимать. Я им аплодирую. Что касается разрушения Парижа… Дай Бог, чтобы все города так разрушались. Какой это красивый, невероятный город! Это всё глупости. И я абсолютно уверен, что собор будет восстановлен.

— Дайте совет, как определить, чем заниматься в жизни. Как понять, какое дело любимое, чтобы сфокусироваться на нем и добиваться успеха? Олег.

– Как определить то, что твое? Когда мне было лет 17, я твердо решил, что раскрою тайны человеческого мозга. Я увлекался учениями Ивана Павлова, поступил на биолого-почвенный факультет МГУ. Всё было непросто. 1953 год, фамилия — Познер, биография — совсем не та… Но поступил. И в конце третьего курса я понял, что это не мое. Нет ничего интереснее биологии, но не мое — я не ученый. Окончил факультет, мне даже предложили аспирантуру — я отказался, чем очень огорчил родителей.

В те годы я очень увлекался переводами английских стихов на русский язык и работал секретарем у Самуила Яковлевича Маршака.

Но через два года снова понял — и это не мое. А что мое, я не знал. И потом я пришел в журналистику. Мне хватило твердости не идти по той дороге, что не моя. Ведь нет ничего хуже, чем всю жизнь заниматься не своим делом. Никогда успеха не будет. другие вокруг будут преуспевать, а ты — смотреть на них с завистью. Я очень не люблю давать советы, но все-таки постарайтесь найти то, что ваше. Это нетрудно, а результат будет замечательный.

— Когда в Вашей жизни были тяжелые периоды, минуты отчаяния, что Вам помогало справляться с этим? Ирина.

– У меня нет рецепта. У меня были такие периоды, очень тяжелые. Был случай, когда я пытался покончить с собой, и только случайно этого не произошло. Был период, когда я стал пить. Недолго, но тем не менее. Одному справиться очень тяжело. Верующий человек найдет помощь в молитве, это помогает.

У меня были моменты, когда мне хотелось встать на колени, но я боялся. Мне казалось, что как только я встану на колени, то встану уже другим человеком.

Я этого не хочу, потому что я сломаюсь. Конечно, мне помогли мои близкие. И я сам. Один из моих любимых фильмов — «Пролетая над гнездом кукушки». Этот фильм изменил мою жизнь. Действие происходит в сумасшедшем доме, и там есть группа людей, которые на самом деле не сумасшедшие, они там прячутся от общества. И среди них появляется Макмерфи, который бунтует против всего, спорит с людьми и пытается всех завести. Есть сцена в большой умывальной комнате, там умывальник привинчен болтами к полу. И Макмерфи спорит на сигареты, что сможет оторвать его. Он нагибается и начинает тянуть его, вздуваются жилы на лице, на шее — веревки… Нет, не может. Ему вслед смешки, ты проиграл. А он оборачивается и говорит: «По крайней мере, я попробовал». Я сидел в кинотеатре, и меня стукнуло — это ответ на всё! Обязательно надо пробовать! А в конце фильма здоровенный индеец таки вырывает этот умывальник, вырывает прутья и убегает в ночь. А ведь если бы он не увидел, как МакМерфи пробует, он бы не сделал этого. Так что неважно, удалось или нет, важно, что ты попробовал.

— Разговор с какими гостями в своей программе Вам бывает особенно интересен? Фёдор.

– Как правило, люди искусства интереснее политиков, потому что они талантливые. А политики… Мне же не только человек интересен. Скоро я буду интервьюировать Максима Протасова, никто его не знает, он возглавляет организацию «Роскачество».

Мне он интересен, потому что он возглавляет организацию, которой нет. Он это понимает или нет?

Вот, например, в Германии такой организации доверяют, как своему парламенту. А вообще доверие — ключевой момент. Даже Путину доверяют 55%, а 45% – не очень. Доверие — это вообще национальная идея. Доверие друг другу, обществу. Например, в Дании до сих пор не запирают автомобили, а в Норвегии — квартиры. Так что меня больше всего интересует раскрыть этого человека для вас, показать вам — кто он. Не просто министр, а какой он человек, что у него внутри.

— Спасибо Вам за проект «Познер». Мой вопрос об интервью с Эдуардом Лимоновым. Что такого сказал старый оппозиционер Лимонов, что данная программа не вышла в эфир?

– Да, мне наконец разрешили взять интервью у Лимонова. Дело в том, что я не работаю на Первом канале. Я делаю программу «Познер», и канал покупает эту программу. Но он покупает не кота в мешке. Генеральный директор Первого канала Константин Львович Эрнст каждый раз спрашивает, с кем у меня интервью. Я отвечаю – с Иваном Петровичем. Отлично! А потом с Петром Иванычем. Ну, это нет… Я мог бы обидеться: ах так, ну тогда я вообще ничего не буду делать. И что? Это правила игры, никуда не денешься. Ты хочешь продать товар, значит, надо сделать его таким, чтобы захотели купить.

Есть список людей, которых приглашать бессмысленно. Например, Навального. Я не большой поклонник Навального, но я считаю, вы имеете право услышать, что он говорит.

Так вот очень долго мне не одобряли кандидатуру Лимонова. И вот наконец — да! Он пришел, действительно, не такой старый… Он поношенный. Он очень талантливый писатель, очень парадоксальный, интересный. И он позволил себе в этой программе высказаться по поводу Путина. А у меня прямой эфир, и на Дальний Восток всё прошло. Но там не имеет значения, а вот в Москву… Вырезать я не дал, поэтому программу сняли. Я Эрнста понимаю, это не его телевидение, он назначенный человек. А вы бы как поступили?

— Если бы Вы прочитали «Над пропастью во ржи» в зрелом возрасте, какое бы впечатление произвела на Вас эта книга? Диляра.

– Эта книга обо мне. Мне было примерно столько лет, когда я жил в Нью-Йорке. Это мое отрочество, это одна из моих самых-самых любимых книг. Горжусь тем, что именно я ее представил еще в Советском Союзе журналу «Иностранная литература», выдающийся переводчик Рита Райт-Ковалева перевела ее на русский язык. Посмотреть на нее сегодня невозможно — Холдену Колфилду 16 лет, я в 85 лет не могу стать 16-летним. Но я знаю точно, что это про меня и про всех 16-летних американских мальчиков.

— Как быть отцом в широком смысле слова? Говорят, быть отцом — это знать, откуда и куда ты идешь. Какую систему ценностей Вы передали своим детям — как бы они ответили на этот вопрос? Алексей.

– Что касается детей, я без шуток скажу — надо у них спрашивать. И детей, и внуков. Что такое быть отцом? Не хочется банальностей говорить, но в первую очередь это любить своего ребенка и всегда помнить, что это человек. И хоть еще маленький, но, может быть, уже умнее тебя. Надо уважать детей, нельзя пользоваться силой в отношении них. И ты несешь ответственность за то, каким этот человек вырастет. Это главная ответственность в твоей жизни. И то, что вы вообще думаете об этом, это важно.

Из досье Myslo

Владимир Владимирович Познер
Родился 1 апреля 1934 г. в Париже.
Имя при рождении: Владимир Жеральд Дмитрий Дюбуа-Перде Нибуайе.

Советский, российский и американский журналист и телеведущий, радиоведущий, первый президент Академии российского телевидения (1994-2008), писатель. Ведёт авторскую программу «Познер» на Первом канале.
Окончил биолого-почвенный факультет МГУ.
Свободно владеет русским, английским и французским языками.
Работал журналистом на советском телевидении и в журналах. Наибольшую известность у советских телезрителей приобрёл в качестве ведущего телемостов СССР – США.
 
Лауреат премии Союза журналистов СССР (1986 г.)
В 1997 г. открыл в Москве «Школу телевизионного мастерства» для молодых журналистов из регионов. Директором школы стала Екатерина Орлова — вторая жена Владимира Познера.
В 2004 г. Владимир Познер вместе со своим братом Павлом открыл в Москве французский ресторан «Жеральдин», названный в честь матери братьев Познеров.
Семья: третья жена Надежда Соловьева, дочь Екатерина от первого брака, внуки Мария и Николай, правнук Валентин; приемный сын Петр, внук Георгий.
 
 
 
Главные новости за день в нашем Telegram. Только самое важное.
21 апреля 2019, в 23:23 +10
Крутой хип-хоп: как рэпер Guf выступил в Туле
Крутой хип-хоп: как рэпер Guf выступил в Туле
В Туле прошла выставка «Пряничных кошек»: фоторепортаж
В Туле прошла выставка «Пряничных кошек»: фоторепортаж