Туляк раскрыл секреты «Камеди баттл»

Фото из личного архива героя.

Туляк раскрыл секреты «Камеди баттл»

Алексей Кузнецов, дважды финалист «Камеди баттл» и двукратный победитель украинского шоу «Рассмеши комика» - о закулисье известных тв-проектов.

О «Камеди баттл»

Алексей два раза доходил до финала в популярном юмористическом шоу «Камеди баттл» (канал ТНТ). Для тех, кто не в курсе, рассказываем: сотни юмористов со всех городов России и зарубежья соревнуются в этом телепроекте за главный приз — несколько миллионов рублей и резидентство в «Камеди клаб». Алексей испытывал удачу в двух сезонах — 2013 и 2014 года.

— Впервые я пришел на кастинг «Камеди баттл» со своими несмешными (на мой теперешний взгляд) шутками, — вспоминает Алексей. — Попал на передачу вместе с ребятами, которые сейчас выступают в «Не спать», «Стенд-ап» и «Камеди клаб» на ТНТ — Витей Комаровым, дуэтами «2014» и «Да». Все они — хорошие, классные парни. То, что люди, которых показывают по телеку, все пафосные — миф. В основном, со мной участвовали простые ребята, которых никак не испортили многочисленные эфиры. Но члены жюри — дело совсем другое.


Алексей и Павел Воля на шоу «Камеди баттл».

У зрителя может сложиться впечатление, что Павел Воля каждому участнику чуть ли не друг. На самом же деле, его максимум — за кулисами пожелать нам удачи. Но так, что чувствуется дистанция: «Я круче вас, но вы, в общем-то, тоже ничего». У Мартиросяна на нас не было времени, можно сказать, я видел его только на записях.


Жюри «Камеди баттл» — Семен Слепаков, Гарик Мартиросян и Сергей Светлаков.

Слепаков и Светлаков — более дружелюбные. Но, опять же, работали над нашими шутками не они (как могло показаться с экрана), а редакторы шоу.

Именно в работе над шутками — одно из главных моих разногласий с их форматом. Чтобы у вас сложилось представление о «кухне» подобных шоу, скажу: все тексты, которые мы озвучиваем на сцене, подвергаются жесткой редактуре. Огромная группа редакторов просто не даст тебе сказать со сцены то, с чем они не согласны. Здесь я и столкнулся с трудностями.

Дело в том, что на ТНТ считают, что стендап в России находится на зачаточном уровне, поэтому зрителю нужно «разжевывать» все шутки.

Я даже слышал их разговоры:

«Люди у нас в стране не хотят думать. Они приходят после работы уставшие, и все, что им нужно — это включить телек, поржать и лечь спать».

Я с этим категорически не согласен: юмор должен обогащать, образовывать людей, заставлять их мыслить.

В моих заготовках не было того, что им нужно. «Я учитель, мне 30. Я толстый, и у меня проблемы в личной жизни», — вот текст камеди-формата. Этот этап в юморе я перерос, потому что понял: зрителю обидно, когда его пытаются сделать примитивным. Кто мой герой, и чем он занимается, должно быть понятно из шуток, а не из прямых заявлений. Конечно, редакторы навязали эти шаблоны, и мои монологи сильно разбавились. Итоговый, уже исправленный вариант твоего выступления — не всегда то, что тебе по вкусу. Но выходишь на сцену ты именно с этим. Если вдруг гнешь свою линию и используешь забракованные редактором шутки, съемка останавливается и тебе говорят: «Можешь не продолжать, чувак, мы все равно не вставим это в эфир».

Точно так же пишут тексты и фрикам — людям, которых приглашают на шоу только ради стёба.

Ведь как считается: интереснее смотреть проект, где есть и сильные юмористы, и слабое звено — лузеры.

Им, как правило, дают выступить, потому что у них есть какая-нибудь «невероятная» история. Например, человек приезжал на кастинг 20 раз, ни разу не проходил дальше, и вдруг — чудо: на 21-ый у него, наконец, появляется долгожданный шанс.

Пару слов о зале. По себе знаю, с экрана кажется, что зал чудо, как приветлив. На самом деле, он очень тяжелый. Первые этапы «Камеди баттл» снимаются, когда основная масса зрителей — сами выступающие. Работать на них очень тяжело: каждый считает себя круче и смешнее тебя. К тому же, половина из них — те, кого уже скинули (они даже не улыбаются), а другая половина — те, кто прошли в следующий этап (им уже все равно, что происходит вокруг). Я почему-то всегда выступал в последний этап съемок. Всего их три: первый начинается в 10 утра, последний — в 9 вечера. К концу съемочного дня все выжаты, как лимон, так что слабо реагируют не то, что на юмор — на любую речь вообще.


Кириллу Скрипнику всего 12 лет, и он не побоялся выступить на сцене шоу.

С «Камеди баттл» я вынес главное — если у тебя получается шутить, нужно дерзать. Вовсе не обязательно при этом быть каким-то активистом или играть 20 лет в КВН. Пройти кастинг — полбеды, сложнее — в следующем этапе не слететь на маты. Многие говорят, что самое страшное — это импровизация.


Импровизация — любимая проверка ведущего Павла Воли.

Но мне, на самом деле, везло: то ли вопросы такие попадались, то ли тренировки дали свои плоды. Неподготовленных к этому этапу на сцену никто не пускает: за две недели до съемок нас собирают на репетиции, делят на группы до 20 человек и задают вопросы. Наша задача — смешно и быстро отвечать. Конечно, вопросы с тренингов и с выступлений не совпадают: приходится полагаться только на свое юмористическое чутье и опыт, вот она — настоящая импровизация.

О проекте «Рассмеши комика»

«Рассмеши комика» — украинское юмористическое шоу, а так как в нем может участвовать любой желающий, — еще и шоу талантов. Цель участников — любой ценой заставить жюри (Владимира Зеленского и Евгения Кошевого) засмеяться или хотя бы улыбнуться.


Жюри: Владимир Зеленский и Евгений Кошевой.

На это дается всего одна минута. В случае успеха комик встает перед выбором: либо забрать деньги и уйти, либо взять еще минуту и выиграть больше. И так — несколько раз. Самая последняя попытка может принести участнику 50 тысяч гривен.

Алексей дважды приезжал на передачу и дважды забирал самый ценный приз.

- После «Камеди баттл» я почти год не писал шутки. И когда поступило предложение съездить в Киев на шоу, я подумал: если не выиграю, то, может, хоть немного подзаработаю. В первый раз привез текстовые шутки, во второй — стендап. И то, и другое — прямо в «яблочко».

«Камеди» и «Рассмеши комика» — вещи разные.

На баттл приезжаешь заранее, твой текст долго мучают редактурой, а тебя — ожиданием. В Киеве все проще: правки носят, скорее, рекомендательный характер.

В последнем выпуске, например, моя тема «Было бы здорово легализовать наркотики со старости, лет с 70» выстрелила, но на этапе подготовки главный редактор посоветовал мне ее выкинуть. Я оставил и, получается, благодаря ей и выиграл.

Я вообще был удивлен, насколько приветлив зал в Киеве. Будем честными: у нас с Украиной довольно тяжелая политическая ситуация, поэтому перед отъездом я часто слышал от друзей: «Тебе не страшно туда ехать? Вдруг там что-то…». Но я и не заметил ничего из того, что нам говорят по телевизору: отношение к русским, честно, хорошее, дружеское. Зал состоит как раз из простых людей, а не из комиков-участников. Домработницы, бизнесмены, рабочие, студенты, бабушки — кого там только нет, и выступать для них очень приятно.

Стендап — форма тяжелая, достаточно объемная, и члены жюри держатся до последнего. Они просто понимают: если рассмеются на 10 секунде, у них будет всего минут пять эфира. А это слишком мало для суммы в 50 000 гривен.

У меня получилось их рассмешить пять раз, все время — ближе к концу монолога.


Кадр из шоу «Рассмеши комика».

Владимир Зеленский, который успешно снимается во многих российских фильмах, гораздо проще, чем тот же Воля. Он общается с нами не так, будто бы считает: «Мы даем вам возможность выступить на телевидении, цените это», а так: «Давайте! Круто! Выступайте, и мы будем рады за вас». Душевнее как-то все. И все мои знакомые комики, которые туда ездили, со мной согласны: атмосфера свободы расслабляет, ты меньше волнуешься, и лучше получается выступить.

О юморе в России и за рубежом

Во всех российских юмористических шоу политика схожа, поэтому я не очень туда стремлюсь. Когда я пришел на «Стендап-шоу» (ТНТ), мне сказали: «Зритель не готов к твоему юмору». Возможно, вы видели: раньше перед выступлением каждого участника появлялась картинка, где было написано: «Женщина, страдающая депрессией, тридцатилетняя, не считает себя телочкой». Столь подробная характеристика дает людям понять, кто перед ними.

Для меня это — дикость. Так вышло, что я воспитывался на американском стендапе и привык не сковывать свои тексты словами «нельзя» и «хватит».

Я усвоил: уважайте право зрителя на собственное мнение, и будет вам счастье.

В России — другое мнение. Каждому комику стараются навязать образ. Вот, к примеру, известный стендапер Дима Романов вечно шутит про евреев.


Дмитрий Романов в шоу «Стендап».

Он слишком долго использовал этот образ и теперь, когда выходит из него, получается не очень смешно. Но это телевидение, здесь свои законы, так что хочешь популярности — добро пожаловать.

Теперь — о темах в юморе. Вспомните: у нас вы никогда не услышите шутки про аборт. «Это жестко», — скажете вы. Да, раньше я тоже так думал.

Поначалу, слушая западных комиков, я не мог смириться с их безудержным матом, пикантными подробностями и беспардонностью, но постепенно начал над этим смеяться. Друзья, рамок нет: если тема тебя беспокоит, значит, можно и нужно ее поднимать. Через шутку ты сможешь донести до людей нечто важное, то, что изменит их отношение к этому вопросу. У нас это пока очень слабо — на уровне редактуры и ограничений.

Не существует тем, на которые нельзя шутить. Наша страна сейчас вырвалась на первые строчки по гомофобии. Не разделяю ненависти к геям и, в какой-то степени, в стендапе я их защищал:

Вот говорят: если все станут геями, то человечество вымрет, потому что геи не производят потомство. То есть люди боятся, что из-за геев человечество вымрет, а ядерное оружие никого не беспокоит? Что-то не припомню, чтобы японцы бегали: «Аааа, что делать, на Хиросиму сбросили два контейнера с геями».

Все смеялись, но несколько человек подошли ко мне и заявили: геи — это зло, надо про них плохо говорить. Но это же глупо: юмор — явление разностороннее.

Моя любимая тема для шуток — религия. Но я не оскорбляю чувства верующих:

- На мой взгляд, государство не должно вмешиваться в религиозные вопросы. Это как вмешиваться в дела фан-клуба Сергея Лазарева: есть люди, которым он нравится, есть те, которым нет. Но нет закона, запрещающего обсуждать Сергея Лазарева или врываться на собрание его фан-клуба и петь песни Топалова.

Такой юмор в России не любят, потому что он высказывает твое мнение по вопросу, а оно никому не нужно.

В Туле уровень стендапа слабый. Не то, чтобы были слабыми сами комики, просто их мало.

Здесь всего четыре человека, готовых делать стендап на постоянной основе. Остальные отмазываются работой и не хотят тратить на шутки целый вечер.

У нас есть открытый микрофон — чисто стендап-мероприятие, без миниатюр, песен и текстовых шуток. Сюда может бесплатно прийти любой желающий. Как правило, это проходит в кальянных: их много, они удобно расположены, а публика настроена не буянить, а отдыхать.

Автор: Вероника Левина, 20 октября, в 15:05 +5
Топ-10 от «Чемодан»: шиномонтаж, уборка, анализы и танцы для взрослых
Топ-10 от «Чемодан»: шиномонтаж, уборка, анализы и танцы для взрослых
Празднуем Новый год-2017 в Туле
Празднуем Новый год-2017 в Туле