Ирина Блохина: «Театр – это не упал-отжался»
На фото: Сцены из спектаклей, над которыми Ирина Блохина работала как художник-постановщик.

Ирина Блохина: «Театр – это не упал-отжался»

В Тульском академическом театре чествовали художника-постановщика Ирину Блохину, отмечавшую свой юбилей. После спектакля Myslo пообщался с виновницей торжества.

Нетульская тулячка

— Ирина Александровна, а как становятся театральными художниками? Детская мечта?

- Никогда не мечтала здесь работать. Но очень любила театр. Я жила на Дальнем Востоке, в Благовещенске. Из развлечений там были Дом офицеров, где проходили концерты, и старый, с бархатными портьерами, театрик. Когда я сюда приходила, это было какое-то волшебство. А при поступлении в Орловское художественное училище, выяснилось, что там есть театрально-декорационное отделение. Паззл сошелся. Я решила, что это то, чем должна заниматься.

— Вы тулячка?

- Я родилась в Туле. Потом долгое время жили на Дальнем Востоке, так как папа окончил артучилище. Так что не тульская тулячка. Родилась в Туле, но большую часть жизни провела далеко отсюда.

— Какие воспоминания остались от Благовещенска?

- Очень маленький камерный город, который теперь считается одним из самых комфортных городов для проживания в России. У меня с ним остались неразорванные связи. Там живет старший брат. Там одноклассники, с которыми поддерживаем общение. Там учительница, которая учила меня рисовать. Но я давно там не была, с тех пор, как окончила десятый класс. Если честно, даже нет желания. У меня там все оторвалось. Это очень сложно, когда человек заканчивает школу, его отрывают от друзей, жизни, которой он жил, и перебрасывают совсем в другую жизнь. В итоге ты зависаешь ни там и ни здесь.

— Можете определить то главное, чему вы научились в Орле?

- У меня был замечательный педагог, он закончил академию художеств в Петербурге, но стал педагогом. Самое главное, чему научил — это учиться. Он всегда говорил: учитесь, смотрите. Открываешь интересную книгу — учись. Увидел интересную картину — учись. Тебя никто не будет учить специально. Всему учись сам. Это очень помогает. Я и сейчас учусь.


«Винная комедия».

— В тульский театр вы пришли на работу художником-декоратором. Что должен уметь делать специалист этой профессии?

- Все. Сейчас немного проще стало — можно заказать полноцветную печать на банере. А вообще мы трафаретили ткани, расписывали их для костюмов. Не так давно, кстати, увидела платье, которое еще я сама расписывала. Красишь какие-то декорации. Иногда просто красишь, иногда нужно передать фактуру материала, камня.

— Помните, как вас встретили в театре, на новой работе?

- Я перешла очень легко. Дело в том, что у меня уже был некоторый опыт. На четвертом курсе я в Орле работала в театре, который сейчас называется «Свободное пространство». Тогда же это был ТЮЗ, скандальный достаточно, там ставили авангардные постановки. Поэтому в Тулу я пришла, мне было не страшно. По молодости вообще ничего не страшно. Это сейчас ты начинаешь задумываться: потяну или не потяну. А тогда море по колено. И коллектив меня принял. Главное, чтобы было интересно.

— Вас принимал на работу Ентин?

- Нет, я пришла где-то за год до него. Какое-то время мы были без главного художника. Борис Григорьевич стал моим даже не учителем, а наставником. Год он меня натаскивал — как делать монтировочную опись, какие должны быть габариты, другие технические вещи.

— Вы сказали, что всегда учитесь. Чему главному научились у Ентина? Это ведь легендарная для тульского театра личность.

- Думать о людях. О тех людях, которые потом будут работать с тем, что ты напридумывала. Ведь придумать можно все, что угодно. Но должна быть команда, которая захочет все это воплотить. Театр — это не упал-отжался. Здесь должно быть настроение. Чтобы люди приходили, и им хотелось это сделать. И, наверное, да, я всему этому научилась.


«Воскресение».

Тайны «Дамы с камелиями»

— При работе над спектаклем для вас главное установка режиссера или собственное представление о том, как должна выглядеть сцена?

- По разному. Если режиссер знакомый, он может просто сказать одним предложением: я вижу вот это и это. И ты уже представляешь, что он хочет. Но это не значит, что я, как художник, должна удовлетворить вкус режиссера. Он ставит задачу, и я на основе одной идеи должна развернуть целое полотно. Когда режиссер незнакомый, мы еще не сработались, он иногда с трудом идет на диалог. Но, например, работали с московским режиссером Андреем Любимовым. Он предлагал одно, а у меня, когда я прочитала пьесу, нарисовалась совершенно другая картинка. Я ему об этом рассказала. Он говорит: давай. И у нас получился неплохой спектакль «Ретро». Чаще же мы работаем с Дмитрием Красновым. С ним мы вообще на одной волне.

— Что самое главное нужно для художника-постановщика, когда работа не клеится?

- Ничего не разрушить, не порвать, не выбросить. Иногда начинаешь делать спектакль, вроде все интересно, нравится. Приходит день, когда у тебя все придумано, сделан макет, но ты приходишь, и видишь: как же все плохо, ужасно. Но потом на это смотрит режиссер и говорит: это то, что надо нужно. Ну, может, что-то немного доделать.

— Какой спектакль, кстати, вы бы сейчас переделали?

- Наверное не переделала, а доделала. Мне очень нравился спектакль «Счастье мое». Серьезная такая, трогательная пьеса. Там такие были роли… Вот в нем я бы, может, что-то доделала. Был момент, когда я там пошла на компромисс.

— А самый сложный спектакль, который удалось воплотить в действительность?

- Из последних: «Дама с камелиями». Очень много мест действия, которые должны быстро меняться.

— Назовите удачи, которыми вы и сейчас гордитесь, что вам удалось это придумать?

- Вообще я больше самоед. Наверное, в каждом спектакле по чуть-чуть есть таких моментов.

— Откройте для непосвященных тайну: что из себя представляют театральные мастерские?

- Это целая республика. Государство в государстве. Есть мастерская, в которой делают все, что из дерева. Есть мастерская, где девочки-бутафоры выполняют всю тонкую работу, весь реквизит, отделывают фактуры. Есть огромный зал, где художники расписывают декорации. Или цех, в котором девочки шьют, в том числе кулисы. У нас такие специалисты, им показываешь картинку, и иди придумывай что-нибудь другое дальше. Они сами знают, как это претворить в жизнь.

— То есть зрители не видят даже еще больше, чем подозревают.

- И особенно они иногда не замечают трудоемкость, с которой все выполнено. На ту же «Даму с камелиями» девочки сделали шикарную люстру. Сколько там было нанизано бусин, не знает ни один зритель. Просто видит, как эта люстра поднимается.

— Может, стоило тогда без этого обойтись, раз все равно не видно?

- А зачем? Если это красиво.


Спектакль «Счастье мое».

Любовь — она всегда одна

— Какими самыми главными качествами должен обладать художник-постановщик?

- Если громкими словами: нужно любить театр. А если отбросить высокий стиль, должно быть развито пространственное мышление, потому что сцена — это пространство.

— При этом учитывать множество разных деталей. Например, наверное, учитывать, сколько какая часть декораций весит.

- Это всегда надо делать. Понимать, насколько громоздкие могут быть декорации, как их расчленить, чтобы ребята монтировщики физически могли все поднять. Где делать разрез на декорации, чтобы он был не виден.


«Свои люди — сочтемся».

— Сейчас вы работаете в Новомосковске. Для художника-постановщика принципиально, что сцены в Туле и в Новомосковске разных размеров?

- Все принципиально. Там другие технические возможности, другие мастерские. Не только маленькая сцена, там нет круга, меньше света. Это просто правила игры, которые нужно учитывать. Они не лучше и не хуже. Они такие.

— Легко входили в роль руководителя?

- Мне было тяжело, потому что я давно сотрудничаю с этим театром как неруководитель, и ко мне привыкли как к неруководителю. Тяжело что-то требовать от людей, с которыми сложились человеческие отношения. Но мне там хорошо. И ко мне относятся с пониманием.

— Вам приходилось разыгрывать кого-то из коллег?

- Это больше актерские дела. Хотя художники тоже разыгрывают. Помню, я еще работала декоратором, надо было написать названия книг на корешке. Мы придумывали смешные какие-то названия, уже, правда, не помню названия, которые впервые прочитывались актером уже на сцене. Хотя, может, не совсем хотели его именно расколоть.

— А бывало так, что раскалывали?

- Был как-то такой момент, но актриса быстро взяла себя в руки. Но мы тогда предварительно спросили разрешения на розыгрыш у режиссера. Он ответил да.

— За что вы любите театр? Изменилось ваше к нему отношение с того момента, как вы пришли сюда на работу?

- Мне кажется, любовь она одна. Наверное, ничего не изменилось. Если театр любишь, то ты его любишь безоговорочно.

досье Myslo

Ирина Блохина.

Родилась 1 октября 1967 г.

Выпускница Орловского художественного училища.

В Тульском театре работает с 1989 года. Сначала художником-декоратором, а с 2005-го — художником-постановщиком. За это время сочинила сценографию почти к пятидесяти спектаклям тульского театра.

Работы Блохиной отмечены и самым главной театральной премией Тульской области «Триумф»: «Свои люди — сочтемся!» (2009), «Воскресение» (2012), «Ретро» (2013), «Пиковая дама» (2015).

В 2017 году назначена главным художником Новомосковского филиала Тульского академического театра драмы.

 

Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Google.news
2 октября 2017, в 17:27 +2
Другие статьи по темам
Место
Голливудская улыбка в Туле: выбираем стоматологическую клинику
Голливудская улыбка в Туле: выбираем стоматологическую клинику
Миодраг Божович: о Туле, суевериях, будущем «Арсенала» и русском языке
Миодраг Божович: о Туле, суевериях, будущем «Арсенала» и русском языке