Станислав Говорухин: Наше кино интереснее голливудского

Станислав Говорухин: Наше кино интереснее голливудского

В минувшие выходные легендарный российский кинорежиссер Станислав Говорухин показывал в Ясной Поляне свой новый фильм –  «Weekend».

В минувшие выходные легендарный российский кинорежиссер Станислав Говорухин показывал в Ясной Поляне свой новый фильм –  «Weekend».

В Туле Станислав Говорухин рассказал, за что любит российский кинематограф, почему винит себя в крушении советской власти и о чем будет снимать следующий фильм.

Голубая публицистика

– Станислав Сергеевич, вы привезли в Тулу фильм «Weekend», снятый по когда-то популярному и в нашей стране детективному роману «Лифт на эшафот». Расскажите немного об этой работе.

– Роман был написан Ноэлем Калефом году в 1958-м, а у нас напечатан, конечно, гораздо позже. На меня он когда-то произвел впечатление, мне давно хотелось снять картину по этой книге. Но в советские времена подобные вещи не очень приветствовались. Считалось, это кино ни о чем. Просто детективный сюжет. Сейчас, когда появились возможности финансирования, я решил наконец снять фильм.

– Но сюжет, говорят, изменен по сравнению с романом.

– Действие перенесено в нашу действительность, современную Москву. Но сделано по сюжетной идее Ноэля Калефа.

– В последнее время вы заметно отошли от социальной проблематики в своих фильмах. Теперь это скорее лирические истории – «Артистка», «Пассажирка», «В стиле Jazz».

– Надоело заниматься публицистикой. Хотя в каждом фильме я всегда вижу чистую публицистику. Вот, скажем, «Оттепель». Вдруг эта история с педиком. Очевидная совершенно публицистика в угоду Западу. Ну не было этого. Во-первых, тогда мало кто знал, что существуют голубые. И от какого-то невинного поцелуя в шею поднять скандал? Я считаю, это было вставлено в угоду сегодняшнему времени. Мне не хочется такой публицистики, хочется простых человеческих сюжетов. Хотя я недавно читал интервью нашего министра культуры Мединского, где он говорит, что ему понравился «Weekend», и что это к тому же очень социальный фильм. Меня это немного удивило, потому что я ничего подобного не собирался изображать. Но, очевидно, там что-то есть такое: преступление и наказание, ответственность за преступление.

– То есть «Ворошиловского стрелка» вы бы сейчас не стали снимать?

– Не стал бы. Тогда была счастливая сюжетная идея. Сейчас давно уже ничего подобного в голову не приходит. Появилось бы, может и снял.

– А как вы вообще относитесь к современному российскому кино?

– По сравнению с голливудским кинематографом наш, на мой взгляд, намного интереснее. Я мог бы назвать без запинки десяток фильмов, которые мне очень понравились. Они все российские.

– Например.

– Вот так сходу: «Легенда №17». Здесь соблюдена золотая середина. И зрительский интерес большой, и в плане художественном особо не придерешься. «Географ глобус пропил» прекрасная картина. «Кококо», «Орда». Да много.

– А какие плохие?

– Плохих еще больше. «О чем говорят мужчины», «Что думают девушки», какие-то «Елки-палки». Это уже деньги, коммерческое кино на уровне идиотского голливудского.

Конец прекрасной эпохи

– Вы упомянули «Оттепель». Получается, сериалы вы тоже смотрите?

– Есть замечательные сериалы. А с другой стороны, сколько их, замечательных? Вот «Оттепель» – да, я бы отнес к этой категории. А еще? Я как-то зашел в магазин купить диски. Мне говорят: «Пепел» потрясающее кино. Спрашиваю: американское? Говорят: нет-нет, российское. Посмотрел я этот «Пепел». Так было стыдно и за Машкова, и за Миронова. Чудесный актерский дуэт в абсолютной белиберде.

– А как вы вообще выбираете, какие сериалы стоит посмотреть? Кто-то рекомендует? Например, ту же «Оттепель».

– Во-первых, от этого фильма жена моя была в восторге. Во-вторых, я сам видел полторы серии. А потом купил все диски и посмотрел. Тем более, сейчас я приступаю к картине про шестидесятые годы. В «Оттепели» действие происходит в 1961 году. Там один из героев говорит: восемь лет как Сталин умер, значит 1961 год. А у меня конец шестидесятых.

– Как будет называться ваш новый фильм?

– Пока у него рабочее название «Конец прекрасной эпохи». У Бродского было такая фраза, которая дала имя фильму. Что понимается под прекрасной эпохой? Это те пятнадцать лет, что прошли после смерти Сталина, и которое мы теперь называем оттепелью. Первый конкурс имени Чайковского, Всемирный фестиваль молодежи в Москве, первый московский международный фестиваль, когда все звезды мирового кино приехали к нам. Это время, когда откуда ни возьмись появилось прекрасное кино – «Летят журавли», «Дом, в котором я живу», «Баллада о солдате», бесчисленное количество феноменальных советских фильмов. Сумасшедшая совершенно литература. Поэзия. Вот об этом времени хотелось снять фильм.

– Для вас это ностальгия?

– Нет, это не ностальгия, я пытаюсь осмыслить это явление. Совершенно непонятное и до сих пор неосмысленное явление – откуда вдруг это все взялось в стране с тоталитарной идеологией. Я только сейчас начинаю сам понимать, в какое время я жил, что я ж тоже шестидесятник.

Так жить можно

– То есть к советскому периоду, несмотря на нашумевший ваш фильм «Так жить нельзя» вы теперь относитесь с большей теплотой?

– «Так жить нельзя» я снимал вгорячах, ничего не успев понять и осмыслить. Мне, как последнему идиоту, думалось: дай свободу, и больше ничего не надо, все само наладится. Оказалось, все совсем не так. Я не то что не горжусь этой картиной, я даже чувствую свою вину, что во многом она помогла скорейшему крушению советской власти и установлению абсолютно бандитского режима.

– А в современной жизни вы видите позитивные перемены?

– Я недавно еду в лифте со своим водителем, который меня возил в 1998 году на съемках «Ворошиловского стрелка». Он говорит: «Станислав Сергеевич, ну как же так? Вы в руководстве Народного фронта, депутат Госдумы, но ведь ничего не изменилось. Отвечаю: погоди. Мы сейчас идем по «Мосфильму», где последний раз работали в 1998 году. Прошло пятнадцать лет. Изменилось здесь что-то? А изменилось настолько, что передать нельзя. По «Мосфильму» в 1998 году бегали крысы. Еще же Эйзенштейн шутил, что на «Мосфильме» есть места, куда не ступала нога человека. Это огромная территория, подземные переходы, куда в то время ни одна женщина даже днем не рискнула бы зайти, а уж вечером тем более. Он говорит: «Да, но здесь теперь директор Шахназаров, навел порядок». Хорошо. Давай пойдем в Мариинский театр. Изменилось там что-то? Да. А хочешь, поедем, например, на завод в Северодвинске. В том же 1998 году мы бы с тобой приехали, и ты посмотрел бы на лежащий в разрухе завод, который делает атомные подводные крейсера. И давай сегодня туда зайдем. Там абсолютно все по другому, люди работают в три смены.

– Но ведь далеко не все меняется так позитивно. Разве нет?

– Конечно, что-то изменилось в худшую сторону. Но большинство – в лучшую. Если говорить о Тульской области, даже здесь многое изменилось. А, например, за последние пятнадцать лет Ясная Поляна изменилась к лучшему? В плане комфорта, удобства для посетителей. Думаю, вы скажете да. Поэтому не все так плохо, как мы привыкли думать.

Фото с сайта tularegion.ru

Досье

Станислав Говорухин. Родился 29 марта 1936 г. Снял 11 художественных, 4 публицистических фильма. Написал 14 сценариев и 3 книги.

В числе его фильмов «Вертикаль» (совместно с Б. Дуровым) и «Место встречи изменить нельзя» с Владимиром Высоцким, «Десять негритят», «Так жить нельзя» (лучший фильм 1990 года по версии журнала «Советский экран»), «Александр Солженицын», «Россия, которую мы потеряли», «Ворошиловский стрелок», «Благословите женщину» и другие.

Депутат Государственной думы I—VI созывов (последнего – от партии «Единая Россия»). Председатель комитета Госдумы по культуре. В декабре 2011 года возглавлял предвыборный штаб Владимира Путина

20 января 2014, в 10:11 +3
Другие статьи по темам
Вася Васин из группы «Кирпичи»: «Властью я доволен вполне!»
Вася Васин из группы «Кирпичи»: «Властью я доволен вполне!»
Сладкая сказка от тульской мастерицы Ирины Соколовой
Сладкая сказка от тульской мастерицы Ирины Соколовой