Правила жизни тульского ювелира Александра Губенкова
Александр Губенков – ювелир-гравёр, поэт, душа компании и просто очень умный и душевный человек.

Правила жизни тульского ювелира Александра Губенкова

В филиале ЦКИБ СОО вот уже 46 лет работает ювелир-гравёр Александр Константинович Губенков.

Пришел он сюда сразу после армии, и очень счастлив, что судьба связала его именно с этим предприятием.

Александр Губенков — человек очень интересный, творческий, с активной жизненной позицией. Специально для «Слободы» — правила жизни Мастера. Ему слово:

...Я один из таких счастливчиков, которые каждый день на работу идут не как на голгофу, а как на праздник. Я пришел из армии — молодой, полный сил, энергии и желания творить.


О работе ювелира-гравёра я мечтал еще до армии. Мне немного пришлось поработать учеником слесаря на заводе «Арсенал», где я постоянно бегал смотреть, как работают гравёры.

 

Я с детства занимался рисованием во Дворце пионеров, в школе оформлял всевозможные стенгазеты.

А когда пришел из армии, узнал, что в ЦКИБе производится набор на должность ученика гравёра. Мы с товарищем пошли. Директор школы предложил нам порисовать, дал мольбертики, карандаши. У меня за плечами был опыт, а у моего товарища нет. В итоге мне предложили остаться и учиться на гравёра, а товарищу — учиться фрезеровке на станке с ЧПУ. Кстати, он сейчас отличный фрезеровщик!

…При ЦКИБе была Школа оружейного мастерства. Мы полдня работали, полдня учились. Изучали черчение, технологию металлов и т. д. Учились два года, и за это время овладевали всеми хитростями и тонкостями профессии. Мы выходили оттуда специалистами.

…С коллективом я сошелся сразу. Со «стариками», как мы их тогда называли, хотя и было им всем не больше 40 лет. «Старики» — чудо-мастера А. В. Лявыкин, А. С. Чуканов, М. И. Калинин, В. В. Голованов, Ю. Д. Бабков, В. М. Мезенчиков.

Мне очень повезло: со мной рядом работали замечательные люди и высокопрофессио­нальные мастера, влюбленные в свою работу. Люди того поколения были очень компанейскими, умели и работать, и отдыхать. Все — книгочеи.
 

...В нашем цехе молодежь есть. И она очень талантливая! С такой молодежью, я уверен, знаменитое мастерство тульское будет жить столетия. С. В. Леонов — наш мастер, начальник участка В. В. Шовкун, а также А. В. Садиков, В. Ю. Бабков, Е. В. Быкова, А. В. Никифоров, А. А. Тихонов, П. В. Дронов, А. В. Жуков. Их мастерство гораздо выше, чем у нас в их годы 40 лет назад.

…Мы работали на людей высокопоставленных, можно сказать, были «придворными» мастерами. В свое время делали красивейшие ружья для Никиты Хрущева, Леонида Брежнева, Фиделя Кастро, Владимира Путина. Ружья мы делали и делаем изысканные, как говорится, «высокого разбора». В 70-е годы ХХ века директором у нас был Михалев, как все его звали — «дядя Ваня». Так вот он говорит, что пушку может собрать любой, а ружье — только крупный специалист. Наши ружья хранятся в частных коллекциях, в музеях, в нашем Музее оружия есть несколько.

…Моя работа заключается в украшении ружей. Гравировка, всечка, насечка — и всё это цветными благородными металлами. Золото, серебро, платина… Получается очень красиво!

Сюжеты в основном охотничьи. Приклады украшают медведи, лоси, олени, косули, маралы. Из птиц — гуси, утки, куропатки, фазаны, тетерева и т. д.
Когда я только начинал работать, законодателем моды был мастер граверного участка Михаил Сергеевич Игнатов. Все сюжеты были прописаны и утверждены. А однажды гравёр Генералов сделал по-своему, пока мастер не видел. Он очень рисковал. Но директору понравилось. С тех пор ювелирам-гравёрам разрешили фантазировать. И пошло такое разнообразие сюжетов, орнаментов — красота!

 


…Приклад, ложе, цевье, футляры для ружей делаются из дерева. В основном из ореха. Мой сын уже более 20 лет работает в ЦКИБе краснодеревщиком. Я привел его учиться на гравёра, но ему больше понравилось дерево — оно теплее и податливее. Мне приятно, что он работает рядом со мной, причем работает отлично, он на хорошем счету.

…Семья у меня была очень простая. Мама работала на кирпичном заводе, папа прошел всю войну, вернулся немного не в себе. Очень музыкальный был — мог играть практически на всем. Наверное, двое моих внуков пошли в него — один играет на барабанах, а другой на фортепиано.
Моя жена Любовь Валентиновна всю себя посвятила воспитанию сначала детей, а сейчас и внуков. Благодаря ее любви и заботе дети у нас выросли замечательные. Да и сейчас она для внуков главная помощница. Если задачка по математике не решается, бабушка всегда выручит.

…Я вообще считаю себя везунчиком. Это правда! Мне в жизни во многом повезло. Даже в том, что я еще живой, сижу тут перед вами. У меня было столько болячек, в какие ситуации я только не попадал. Казалось уже — всё! Смотришь — опять выкарабкался, живой!
В прошлом году перенес сложную операцию на сердце. Может, Господь считает, что меня еще рано забирать? Я еще не всё доделал, что хочу.

 


…Я человек очень импульсивный. Из категории Стеньки Разина, Емельяна Пугачева. Я как пламенный революционер. Уже старый, но покой мне только снится. До сих пор пытаюсь мир переделать. И до сих пор выпускаю стенгазеты в ЦКИБе со своими стихами и авторским оформлением.


…Одно из моих любимых увлечений — дача в Ленинском районе. Я выращиваю такой болгарский перец, какого нет ни у кого в Туле! Его семена мне привез из Крыма мой друг Валерий Головченко, оператор киностудии им. Горького, снимавший «Ералаш».

Это сортовые семена перца, и я их сажаю уже более 20 лет. Плоды огромные, сладкие, 12−14 штук с куста снимаю. Красные, желтые, оранжевые… Выложил фото в интернет, люди написали — фотошоп. Но я этими штучками не занимаюсь.

…Сам я вообще не пью. Категорически. В детстве насмотрелся, как мама с отцом мучилась. Она мне говорила тогда: «Саша, только не пей!» И я ей пообещал. Меня постоянно зовут на гулянки, я знаю миллион анекдотов, басен и песен, но веселюсь всегда трезвым. И мне не нужно пить, чтобы раскрепоститься.

…Самая большая отдушина для меня — сочинение стихотворений. Как я начал писать стихи? Всё благодаря Владимиру Семеновичу Высоцкому. С него всё началось. Его песни я слушал с детства. Обожал его, и эта любовь жива до сей поры.

Когда Высоцкий умер, для меня это стало потрясением. Накрыло ощущение пустоты. В его песнях я находил ответы на все вопросы. И тут я еще попал на тяжелейшую операцию — язва желудка. Но вытянул.

25 января 1986 года, в его день рождения, приехал на Ваганьковское кладбище, на могилу Высоцкого. Мороз лютый, народу толпа, в руках — мороженые цветы. Очередь бесконечная. Люди пришли, чтобы поклониться Высоцкому и положить на его могилу цветы. Всё это привело к сильнейшей эмоцио­нальной встряске. Я ехал домой в поезде. На столике в купе лежали кроссворд и огрызок карандаша. И тут я начал писать на пустых полях… Смотрю — получились стихи. Удивительно! Ни жена, ни коллеги не поверили, что это я написал. Сказали, слишком профессионально (смеется). Вот мое первое стихотворение:

Не кляните его судьбу,
Виноватого не ищите…
Он затих. Он лежит в гробу.
Не взыщите уж, не взыщите.
Не терзайтесь друзья, враги,
Не трясите его, как в сите.
Отпустите ему долги
И ошибки ему простите.
Он сгорел, он ушел во тьму,
Суесловить к чему пытаться?
Так уж выпало, что ему
Молодым суждено остаться.
Ну а нам продолжать стареть,
И шуметь, и ловить мгновенья.
Нам еще предстоит сгореть
И шагнуть за черту забвенья.
А пока — не стыдитесь слез,
Потому как горька утрата.
И, везя свой нелегкий воз,
Вспоминайте его, ребята!


Сейчас стихи — мое главное увлечение. Иногда пишу в дороге. Если нет блокнота, могу записать на ладони, на куртке, на салфетке… Ведь если ты сегодня не записал строки, завтра их уже не вспомнишь. Иногда стихи приходят ко мне во сне. Свои стихотворения я не все помню, но два часа читать могу точно. А вот Владимира Семеновича Высоцкого знаю полностью -все 700 стихотворений.

Много стихотворений я посвятил своей любимой жене, с которой мы вместе уже 45 лет. Любовь Валентиновна — моя муза. Вот например:

Говорят, что время Дон Кихотов
Кануло в романах и в веках.
Говорят, что с явной неохотой
Женщин нынче носят на руках.
Говорят, что драться на дуэли
Ради глаз возлюбленной смешно.
Говорят, что чувства устарели
И остались разве что в кино.
Только я не верю бредням оным,
Милой даме истово служа,
Я живу по рыцарским законам,
Не боясь ни слова, ни ножа.
И готов навеки быть в полоне
Сладких чар прелестницы моей,
Чтоб, склоняя голову в поклоне,
Предвкушать блаженства апогей.


…Память человеческая не вечна, люди умирают и исчезают сначала из разговоров, а потом и из памяти. Моя самая большая мечта — издать книгу стихов. В ней каждому, кто прошелся по моей судьбе, я хочу посвятить кому четыре строчки, кому 44. Чтобы эти фамилии остались в истории. У меня готовы уже полторы тысячи стихов, но сборник никак не могу доделать. Хотя уже есть рабочее название — «И памяти былую нить безвременье порвать не в силах».
А вот это четверостишие я посвящаю любимому ЦКИБу:

А ЦКИБу жить!
Он выстоит, как храм.
И будет вновь в почете,
славе, силе.
И даст путевку новым мастерам
На службу Туле, обществу, России.

Из досье Myslo

Александр Константинович Губенков
Родился: 23 февраля 1952 г. в Туле.
Окончил: школу №28.
В армии служил: в авиации радистом.
Семья: жена Любовь, сын Максим, дочь Вероника, внуки  Григорий, Никита и Федор.
Любимая книга:«Тихий Дон» Михаила Шолохова.
Любимые фильмы: «Они сражались за Родину», «Человек-амфибия».
Любимый музыкант и актер: Владимир Высоцкий.
Девиз: «Сделай или умри!»

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
25 апреля 2018, в 11:02 +18
Другие статьи по темам
Место
Школа жизни Евгения Дронова
Школа жизни Евгения Дронова
Продолжаем голосовать за лучший тульский продуктовый супермаркет
Продолжаем голосовать за лучший тульский продуктовый супермаркет