Елизавета Боярская: Анна Каренина была ролью моей мечты

Елизавета Боярская: Анна Каренина была ролью моей мечты

Премьера на телеканале «Россия» телесериала Карена Шахназарова «Анна Каренина» с Елизаветой Боярской в главной роли стала заметным событием культурной жизни страны.

Фильм получился масштабным, ярким и красивым и представил зрителям новое прочтение бессмертного романа Льва Толстого.
Накануне премьеры нам удалось встретиться с Елизаветой Боярской. Мы расспросили актрису о съемках, о совместной работе с мужем, о сыне Андрее, которому на днях исполнилось пять лет и о том, как непросто было начинать самостоятельную актерскую карьеру, будучи дочерью знаменитого и обожаемого миллионами Михаила Боярского.

 


– Лиза, Вы сразу согласились на роль Анны Карениной?
– Конечно! Это же роль-мечта. Я всегда грезила этой книгой. Но столько уже было экранизаций, и мне казалось, что следующая будет точно не скоро. Как-то мне мой друг сказал, что будет сниматься фильм, он будет назваться «Вронский». И сразу возникли мысли: почему «Вронский»? Оказывается, потому что история рассказывается от его лица. Так, секундочку: ну, и Анна Каренина же там должна быть в любом случае? Надо узнать, как туда на пробы попасть... И только я об этом подумала, как звонит директор и говорит: «Лиза, тебя зовут на пробы!»

– Насколько интересно было «пожить» в той эпохе?
– Было не просто интересно – я наслаждалась. Это было время нравственных перемен и технологических свершений. И, наверное, это самый большой мой проект – с точки зрения исторической достоверности и такого имперского размаха. Был выстроен собственный мир – грандиозный, подробный, где каждая комната обладала своим характером…

– То, что вы с Максимом играете главных героев – так было задумано?
– Нет, это совершенно случайное совпадение. И то, что на первой пробе мы оказались вместе – тоже случай. А потом мы долгое время не пересекались – пробовались с другими партнерами. И уже чуть позже, когда меня утвердили, а Максима еще нет, у нас была финальная совместная проба. И только после этого стало известно, что мы будем играть вместе.


– С мужем сниматься было, наверное, тяжело?
– От того, что мы снимались вместе, нам было намного легче. Во-первых, из-за чисто технических вещей: у нас была возможность репетировать дома. Приходя со смены, мы занимались ребенком, укладывали его спать – и садились разбирать завтрашнюю сцену: репетировали, спорили, пробовали варианты…

То, что мы супруги – сыграло определенную роль для передачи взаимоотношений в фильме.

Сыграть влюбленность, первые взгляды друг на друга – это было не сложно, этому учат в театральном институте. А передать ощущение, что люди вместе прожили больше года, имеют серьезный и сложный опыт отношений… Это неуловимо, но это чувствовалось, и это было только на руку. Яркие чувства, сложные мысли, длинные тексты, тесный корсет... Много разных обстоятельств. И в такое время очень нужно, чтобы рядом было надежное плечо. Я счастлива, что это был Максим.

– Сын переживал, что мама с папой все время на съемках? Или он уже привык?
– У нас как-то так сложилось, что Андрей не был обделен вниманием. Потому что, когда мы снимали блок в доме Карениных – я снималась с Виталием Кищенко, который сыграл Каренина – Максим был дома с ребенком. Потом, когда был общий блок, приехали мои родители, мама Максима… Так что не было ощущения, что мы лишаем сына внимания.

 


– Он осознает, что мама и папа – актеры?
– Я по себе могу сказать, что в детстве это не имеет никакого значения. Это как мама пекарь или врач. Ну и что – артистка? Для него это ничего не значит. И хорошо. Я по себе помню, что часто видела папу на экране. И что? Работа такая.

– Вам приятно осознавать, что вас сейчас воспринимают как самостоятельную актрису, а не как дочь Михаила Боярского?
– Я рада быть дочкой, женой, мамой, и рада быть самостоятельной актрисой. Естественно, мне всегда приятно осознавать себя частью большой театральной семьи. Я получаюсь двенадцатая актриса в семье, Максима можно считать тринадцатым. Начиная с моей прабабушки Екатерины. Она была непрофессиональной актрисой, играла в любительских постановках, вышла замуж за священника и, естественно, в профессии не могла состояться. Но зато трое из их четырех сыновей стали актерами. Да, раньше я относилась ревностно к тому, что некоторые считали, что я в профессию попала благодаря родителям. Мне хотелось доказать свою самостоятельность. И сейчас понимаю, что правильно делала, что хотела.


Никогда не искала легких путей: бралась за все самое сложное, ставила цели – и шла к ним, падала – поднималась, отряхивалась – и шла дальше. И многому на этом пути научилась.


– Мы все знаем, какой Михаил Боярский замечательный актер. А какой он дедушка?
– Самый лучший, самый заботливый, самый добрый! Балует, души не чает. Все, что ребенок хочет – он все у него получает. Папа сочиняет много разных историй для Андрюши, я ему давно предлагаю сборник рассказов написать. Внук очень любит дедушку. Когда он был маленьким и только-только научился говорить, он сказал: «Мой дедушка – мой самый лучший друг!» Так оно и есть!
 

Из досье Myslo


Елизавета Михайловна Боярская
Родилась 20 декабря 1985 в Ленинграде.


Актриса театра и кино.
Дочь Михаила Боярского и Ларисы Луппиан.
В юности занималась танцами, окончила модельную школу.
Говорит на английской и немецком языках.
Окончила Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства (ныне – РГИСИ).
Семья: муж – актер Максим Матвеев, сын Андрей (5 лет).
Избранная фильмография: «Первый после бога», «Вы не оставите меня», «Грозовые ворота», «Ирония судьбы. Продолжение», «Адмирал», «Человек с бульвара Капуцинок», «Пять невест», «С новым годом, мамы!», «Куприн», «Пьяная фирма».
 

Автор текста Валерия Хващевская. Фото Вадима Тараканова и из архива «Слободы».

17 апреля, в 12:24 +6
Другие статьи по темам
Событие
Муркафе в Туле: Главная задача – найти своего Человека каждому хвосту
Муркафе в Туле: Главная задача – найти своего Человека каждому хвосту
Певица из Ясногорска покажет свой талант всей России
Певица из Ясногорска покажет свой талант всей России