Бывшему майору милиции дали 11 лет за убийство. Он утверждает, что дело сфабриковано
Иллюстрации Назара Пономаренко – специально для Myslo.

Бывшему майору милиции дали 11 лет за убийство. Он утверждает, что дело сфабриковано

Туляк Юрий Ланьшин восьмой год пытается доказать свою невиновность.

11 марта 2014 года в 21.57 на номер телефонной экстренной службы поступил очередной вызов. Звонивший сказал, что у забора школы обнаружил тело мужчины с многочисленными ножевыми ранениями, и попросил прислать врачей и полицейских. Погибшим оказался 29-летний Виталий Ланьшин — безработный бывший боксер с патологическим пристрастием к алкоголю и азартным играм. По данному факту было возбуждено уголовное дело, которое два года провисело «глухарем», — до тех пор, пока в убийстве Виталия не обвинили его отчима, бывшего майора милиции, 64-летнего Юрия Ланьшина.
 

Убийство и нож в сарае


Согласно обвинительному заключению, убить пасынка, который носил его фамилию и считал настоящим отцом, Юрий Львович планировал несколько месяцев. Мол, антиобщественный образ жизни Виталия надоел родителям и стал причиной убийства.
 
– Мне детей не дал Бог, и я воспитывал Виталика как родного, помогал с работой (устроил в такси «Русь», где и сам подрабатывал), выручал деньгами, так как он много занимал у знакомых и коллег — играл в автоматы, и почти всегда неудачно, — рассказывает Юрий Ланьшин. — 11 марта мы провели день на даче в Комарках — ждали покупателя, который хотел приобрести печь. Мужчина так и не приехал, поэтому Виталя стал прибираться на огороде и в сарае. А потом попросил меня отвезти к его дяде — собирался остаться там с ночевкой, так как они планировали «немного погудеть». Я повозмущался, конечно, но после лечения от алкоголизма он вроде бы знал меру и не уходил в запои.
 
По пути Виталий попросил отчима купить сигарет и бутылку водки. Выполнив просьбу и высадив его у дома дяди, Юрий Львович отправился к себе — выгулять собаку и ехать таксовать. Живым своего пасынка он больше не видел.
 
– Заказов практически не было, так что я заехал в гости к подруге семьи. Поболтали с ней до девяти вечера, потом я выдвинулся домой. По пути заехал в «Вишенку» за молоком. Не нашел где припарковаться и свернул к родственникам, которые живут через дорогу от нас. Около 21.30 оставил возле них машину и засиделся в гостях до полуночи. Домой пришел в начале первого и лег спать. В семь утра забрал жену с работы после суток. А когда мы заезжали во двор, ей позвонили из полиции и сказали, что труп Виталика нашли в 100 м от дома и что нам надо зайти в отдел дать показания.
 
В отделе Ланьшина продержали почти весь день, досконально осмотрели его автомобиль и отпустили домой ближе к вечеру. Чтобы явиться туда с обыском в районе 20.00.
 
– Жене было плохо, подскочило давление, у нас как раз находились врачи скорой. Полицейских было человек 8-10. Они перевернули квартиру вверх дном и на прощание сказали, что скоро вернутся, так как нужно будет провести обыск на даче в Комарках. 20 марта [через 9 дней после убийства] мы приехали на дачу, где нас ждали полицейские, следователи, кинолог, сотрудник с металлоискателем и двое понятых. Обыск, который фиксировали на видео, ничего не дал, и на какое-то время нас оставили в покое. 7 апреля меня снова попросили приехать на дачу, сообщив, что во время повторного обыска нашли там орудие убийства и что есть рапорта оперов, которым я признаюсь, что зарезал Виталика.
 
 

Железные улики и приостановка дела

 
В рапорте сотрудников полиции от 20 марта 2014 года указано, что Ланьшин сознался в убийстве сразу же, как начался обыск. И что нож, которым он зарезал пасынка, никогда не найти, так как он выкинул его в пруд.
 
Из рапорта:
 
– 11 марта потерпевший избил обвиняемого на даче в Комарках. А вечером, вернувшись от дяди, снова нанес сильный удар по лицу Ланьшина Ю. Л. Таким образом, из-за конфликтных отношений, сложившихся с пасынком, Ланьшин Ю. Л. нанес последнему многочисленные ножевые ранения, после чего скрылся и выкинул орудие убийства в один из прудов г. Тулы. Все это Ланьшин Ю. Л. рассказал в присутствии понятых, которые подтверждают это показаниями.
 
Однако нож странным образом всё же нашелся на даче Ланьшиных в Комарках. Предполагаемое орудие убийства отправили на экспертизу. Следов крови на нем, как и отпечатков Ланьшина, не нашли. Ссадин или синяка от «сильного удара по лицу» на лице Юрия Ланьшина — тоже. Зато на куртке, изъятой у Юрия Львовича, обнаружили «следы вещества бурого цвета с нечеткими контурами». Размер «находки» — 50 мм на 91 мм.
 
– Следователи предположили, что это пятно — кровь Виталия, — говорит адвокат Юрия Ланьшина. — Но дальше этого вывода следствие не продвинулось. Юрия вызывают в кабинет, говорят, что он убил пасынка и надо признаваться, якобы улики — железные. Задаем вопрос: если мы совершили преступление, то зачем хранить улику в виде ножа в сарае на даче? На теле потерпевшего насчитали 25 проникающих ранений — сердца, легких, почек, печени. Грудина и лопатка пробиты насквозь. На ноже должны были остаться повреждения, но клинок — идеально чистый. Плюс у Юрия с 2004 года онкология, операция на операции, а Виталий — здоровый малый, под два метра ростом, его куртка была порвана, на ногах — ссадины, очевидно, что он пытался защититься от своего убийцы. Как пожилой человек мог с ним справиться, да так ловко, что на его одежде не осталось ни капли крови? Тем более судмедэкспертиза показала, что Виталий был в опьянении средней степени – 2,3% промилле, уж от пенсионера смог бы отбиться.
 
По версии следствия, в тот день Виталий Ланьшин в 21.00 вызвал такси на ул. Дементьева, 6 и прибыл домой (ул. Кирова, 26, корп. 1) в 21.30. Вопрос, почему путь, который пешком можно проделать за 10 минут, занял столько времени, суд признал несущественным и оставил без внимания.
 
Кстати, через пару месяцев после возбуждения уголовного дела дядя Виталия в срочном порядке переехал на ПМЖ в Москву. Однако и этот факт суд оставил без внимания.
 
– В приговоре написано: я дожидался Виталю дома, потом сказал ему, что мою машину поцарапали кавказцы и надо с ними этот вопрос утрясти, — продолжает Юрий Львович. —  Якобы я довел пасынка до забора школы и там нанес множество ударов ножом, который прятал в куртке. Затем хладнокровно перекурил, чтобы успокоить нервы, оставил бычок на видном месте, в ногах Виталика (но не в крови, а на снегу, чтобы удобнее было приобщить к делу, видимо), и уехал создавать себе алиби, уничтожать улики. Впрочем, несмотря на «обилие» доказательств моей вины, в ноябре 2014 года производство по делу было приостановлено, а само оно на два года перекочевало в папку «глухари» — я проходил по нему как свидетель.
 
 

В ожидании УДО

 
19 января 2016 года, когда Юрий и Елена Ланьшины собирались на день рождения внучки, мужчину вызвали на очную ставку с оперативниками, которым он якобы признавался в убийстве еще в марте 2014-го. По словам Юрия Ланьшина, в кабинете у следователя ему предложили покурить, а бычок заботливо потушили и убрали в бумажный кулек, «чтобы не мусорить в кабинете».
 
– Я думаю, именно с этого бычка изымали слюну, чтобы доказать, что я курил на месте преступления после убийства. Вообще в деле всё шито белыми нитками. Например, одна из свидетельниц рассказала, как ее вызывали на дачу показаний спустя два года. Женщина, работавшая продавщицей, попросила прочитать старые показания, но ей отказали, заявив, что потеряли их. Зато дали на подпись новые, в которых она рассказывает, в какой одежде я был, сигареты какой марки купил в тот день и что я был в магазине не в начале десятого, а около восьми вечера. Очень напирали на то, что мои показания должны быть опровергнуты, но женщина не поддалась и написала то, что было, а не то, что от нее хотели.
 
В итоге суд не учел ее показания вообще.
 
Как и показания моих родственников. Как и тот факт, что разбитый телефон Виталика и его зажигалка валялись в 50 м от его тела. На них были следы крови и отпечатки, не поддающиеся идентификации. Зато показания оперов и понятых суд принял на веру и не сомневался в них.
 
В апреле 2016 года дело Ланьшина направили в Пролетарский районный суд. Рассматривать его начали 4 мая, а спустя восемь заседаний, 20 июня, судья удалилась для постановления приговора.
 
– В своем последнем слове я попросил разобраться и найти настоящего убийцу Виталика, — завершает Юрий Ланьшин. — 23 июня судья огласила приговор — 11 лет лишения свободы. Я ожидал такого, конечно, но всё равно эти слова были как обухом по голове. Вместе с адвокатом мы писали и апелляцию, и кассацию. Толку никакого! Единственное, что дает мне стимул не опускать руки, — надежда увидеть внучку. Она — мой ангел, который помогает справляться со всей этой ситуёвиной.
 
Внучка Ланьшина, Ангелина, в прошлом сентябре поступила в юридический полицейский колледж. В письме Юрию Львовичу она объяснила, что хочет стать следователем и распутывать дела так, чтобы после ее работы не оставалось вопросов и чтобы не страдали невиновные.
 
Myslo удалось поговорить с некоторыми из понятых и оперативников, которые фигурировали в деле Юрия Львовича. В один голос они заявили, что «отработали» Ланьшина в рамках закона. А вообще история давняя, решение суда вынесено и копаться в прошлом нет необходимости. Дядя Виталия Ланьшина и таксист, который вез его до дома в день убийства, проигнорировали телефонные звонки и сообщения.
 
Юрий Ланьшин в ближайшее время планирует отправить обращение в Верховный суд РФ — исключительно для проформы. Не надеясь на пересмотр своего дела, он считает дни до возможности подать документы на условно-досрочное освобождение — до этого шанса еще год и четыре месяца.
 
Есть интересная история, новость, фото или видео? Телефон редакции 57-07-07. Или пишите:
Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Яндекс.новости
5 апреля, в 17:40 +11

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день

В Ефремовском районе сотрудники МЧС спасли дрейфующую на льдине собаку
В Ефремовском районе сотрудники МЧС спасли дрейфующую на льдине собаку
Пик половодья в Тульской области пройдет с 5 по 8 апреля
Пик половодья в Тульской области пройдет с 5 по 8 апреля