Никто не хотел рисковать

Никто не хотел рисковать

Пристрастие к валюте обернулось для российских банков убытками.

Пристрастие к валюте обернулось для российских банков убытками.

Российские банки впервые с начала кризиса начали зарабатывать на кредитах. Но несмотря на полученные от основной деятельности миллиарды долларов, кредитные учреждения страны все же понесли в марте чистый убыток. Это связано с тем, что валютные активы банков за последний месяц значительно обесценились. Между тем, объем вкладов продолжил расти, даже несмотря на пошатнувшуюся репутацию банковской системы.

Большинство банков продемонстрировали по итогам квартала довольно слабые финансовые результаты. Даже такие гиганты, как Сбербанк и ВТБ, сообщили о многократном, практически до нуля, падении прибылей, а многие менее крупные организации и вовсе работали в основном в убыток.

Первоначально ожидалось, что главная проблема банковской системы состоит в массовом невозврате кредитов. Действительно, с начала кризиса у всех банков наблюдается рост просроченной задолженности как по потребительским, так и промышленным кредитам. С октября банки начали терпеть убытки от основной деятельности, а на пик этот процесс вышел к январю, когда кредитные учреждения потеряли около 150 миллиардов рублей.

К марту положение с кредитами все-таки выправилось. По итогам месяца банкиры заработали около 35 миллиардов рублей. Это значительно хуже средних докризисных показателей, однако дает некоторую надежду на то, что ситуация в банковской системе постепенно стабилизируется. Для банков этот позитив, впрочем, был перекрыт потерями от владения валютой, которая существенно подешевела к рублю. Всего эти убытки составили 56 миллиардов рублей.

Тем не менее, в нынешних условиях, когда платежеспособность населения продолжает падать вместе со снижением ВВП и ростом безработицы, кредитование остается весьма рискованным бизнесом, что подтверждается "закручиванием гаек" со стороны банков. Еще в марте Сбербанк, у которого и до этого условия кредитования особой выгодностью не отличались, ввел исключительно жесткие правила выдачи потребкредитов. В частности, для предоставления ссуды банк начал требовать у клиентов справку из налоговой инспекции.

Что касается ставок по кредитам, то они к весне достигли совершенно заоблачных высот. По данным компании "Кредитмарт", только в апреле максимальная ставка опустилась ниже 40 процентов годовых. При этом минимальный ее уровень продолжил расти, достигнув 27,44 процента. Для сравнения - инфляция в стране ожидается в этом году на уровне 13 процентов. Условия взятия кредитов, как видно из этих цифр, крайне невыгодны для потребителей, но таким образом банки компенсируют возможные потери от невозврата.

Доля плохих долгов продолжает расти. По данным ЦБ, просрочка в банковской системе в феврале выросла на 0,5 процентного пункта до 2,8 процента. Общий ее объем достиг 588,9 миллиарда рублей. Пугающие прогнозы от самых разных лиц и инстанций - начиная от АСВ и кончая министром финансов Алексеем Кудриным - допускают рост просрочки к концу года до 20 процентов. Таким образом, банкам ничего не остается, кроме как наращивать резервы.

Ситуация в России прямо противоположна в США, где в условиях кризиса ставки по кредитам резко снизились. Это стало результатом планомерной политики ФРС и министерства финансов по "заваливанию" рынка ликвидностью. Хотя даже такие меры не позволили США преодолеть рецессию, но, по крайней мере, удалось ее смягчить и избежать превращения в депрессию. В России же ЦБ с конца прошлого года проводит политику ограничения ликвидности. Это дало возможность остановить девальвацию, но привело к нехватке средств на кредитном рынке, и тем самым кризисные явления в российской экономике стали еще более острыми.

Не помогает даже то, что межбанковский рынок сейчас предоставляет более дешевые кредиты. Скажем, трехмесячная ставка MosPrime Rate с начала марта стабильно падает. Если 1 марта она составляла 22,75 процента, то 30 апреля - только 16 процентов.

Интересно, что при всех слухах о неудовлетворительном состоянии банковской системы, риске банкротств и тому подобном, кредитные учреждения продолжают наращивать объем депозитов, находящихся в их распоряжении. С февраля по март вклады увеличились на 100 миллиардов рублей. 4,2 триллиона лежат на рублевых счетах и около 2,1 триллиона - на валютных. За год объем валютных вкладов подскочил в три раза.

И напротив, объемы выдаваемых кредитов российскими банками сокращаются. В марте 2009 года единственным банком, который стал предоставлять больше кредитов, стал "ВТБ-24". А вот у Сбербанка этот показатель сократился на 3,8 процента. Поскольку крупнейший банк страны держит самую большую долю рынка, следует ожидать, что и в среднем по России кредит станет еще менее доступным.

Сигналы, поступающие из банковской системы, позволяют предположить, что кредитный кризис в России далек от завершения. Причем, если он возник благодаря глобальным финансовым неурядицам, то теперь успешно питает себя сам. Российские кредитные организации, привыкшие жить на заемные средства из-за рубежа, оказались совершенно не готовы к таким потрясениям. В результате деньги в экономике фактически отсутствуют. Банки используют депозиты граждан и льготные кредиты государства для того, чтобы расплачиваться по долгам или просто тихо сидеть, прикупив долларов и евро. Никакого желания давать средства реальному сектору у них нет, а значит, российскую экономику ждут еще многие месяцы спада.

Дмитрий Мигунов

http://lenta.ru/

4 мая 2009, в 10:02
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день