Война и мир Кати Ионовой

В декабрьских сводках 1941 года упоминалось о жарких боях за тульскую деревню Горюшино, где засели фашистские минометчики. Среди очевидцев этого и других эпизодов обороны Тулы была Катюша Ионова…

В декабрьских сводках 1941 года упоминалось о жарких боях за тульскую деревню Горюшино, где засели фашистские минометчики. Среди очевидцев этого и других эпизодов обороны Тулы была Катюша Ионова…


Екатерина Кузьминична Федяинова (Ионова) ждет своих друзей-ветеранов,
чтобы отметить 65-летие Великой Победы!

Вместе с отчимом, мамой и двумя младшими сестренками Катя переехала в д. Горюшино незадолго до войны. Летом сорок первого закончила здешнюю начальную школу, готовилась продолжить образование в Косогорской средней. На каникулах помогала своим по хозяйству…
– 22 июня помню, я на огороде копалась. А в комнате радио громко включено было, через форточку все слышно. И вдруг говорят: «Война началась!», – вспоминает Екатерина Кузьминична. – Сразу по деревне переполох поднялся ужасный! Потом кое-как улеглось, стали дальше жить.
В начале октября мама послала меня на Косую Гору с бидоном молока, чтобы я его продала и купила хлеб. До станции Рвы дошла спокойно, а потом как начали немецкие самолеты летать! Кустами, деревьями дошла до базара. И тут меня наши бойцы окружили, я только успевала наливать. Кто даст денег, кто нет… Но на хлеб набралось. Купила, пошла домой. И опять самолеты налетели. На открытое место не выйдешь: сразу охотиться начинают! Кустами, перелесками добралась до Горюшино, вышла на тропинку возле заброшенного сада, и вдруг идут навстречу два немца. Увидели меня с бидоном, подлетели: «Матка, млеко, давай-давай!» Молока нет, так они хлеб забрали! Вывернулась я от них, подбегаю к избе, а там тоже немцы! Лошадей своих поставили на задний двор, а сбоку установили пулемет. Нам, считай, жить негде. Поселились рядом, в погребе.


1944 год. Катя Ионова после окончания курсов трактористов.

Оккупанты
– Через несколько дней ночью начал пулемет строчить, а утром выяснилось, что двух красноармейцев убили. Председатель колхоза Анна Петровна Юдаева велела их похоронить. Мы, девчонки, вырыли могилу, положили туда бойцов, каски, котелок, что при них был. Сразу после войны солдат этих перезахоронили в деревне Струково…
Каждый день квартировавшие в доме Ионовых немцы куда-то уезжали, но один обязательно оставался дежурить. Штаб был в центре деревни, куда Катя старалась не ходить. Но однажды мама послала ее туда за водой: в тамошнем колодце она была чище. Набрав полные ведра, девочка собралась обратно, но ее задержали фашисты. Отвели на конюшню и объяснили, что теперь она будет поить их лошадей. Катя принесла несколько ведер воды, а потом потихоньку улизнула домой и спряталась в погребе. Дня три не выходила – боялась, что ее узнают и накажут.
Когда из-за холодов жить в погребе стало нельзя, немцы позволили семье Ионовых ночевать в доме. Не раз и не два непрошеные квартиранты грозились увезти Катю в Германию: она была симпатичной и рослой для своих 14 лет. А однажды ночью, после шумного застолья, один из них попытался ее изнасиловать.

– Я вскочила, двухлетнюю сестренку Зиночку на руки схватила и давай орать! Немцы проснулись, подбежали, оттащили злодея. 

В середине декабря один немец предупредил маму: «Забирайте корову, детей и уходите подальше, будет большой бой!» А куда уходить-то? Пошли на станцию Рвы, где мать стрелочницей работала. Бой был жуткий! Стреляли, бомбы бросали, «катюши» наши завывали. Говорили, сам Жуков приезжал тайком, чтобы посмотреть, как они себя в деле покажут.

Трудовой фронт
– После сражения дали указание собрать трупы. Опять мы с девчонками пошли. Земля мерзлая, тяжелая, копали кирками, ломами! Солдат мертвых ужас сколько, но всех собрали, похоронили. Дурочки были, молодые, никакого даже знака не поставили на месте могил. Но недавно по телевизору видела, что захоронения эти ребята-поисковики нашли. И вроде бы даже останки перезахоронили…
Когда немцев с боем выбили из-под Тулы, Катя Ионова с односельчанами – Иваном Степановым, Василием Савельевым, Тоней Юркиной, Ксенией Лебедевой и Ниной Сазоновой – влилась в трудовой фронт. Расчищали дороги для наших войск от снега (а зимой 41-го его было очень много!), копали окопы, блиндажи, оплетали их хворостом. В августе 42-го их отправили строить Клоковский аэродром.
– Вместе с нами трудилось много заключенных. Не немецких, наших! Тогда ж законы были очень строгие – на работу не пришел без уважительной причины – в тюрьму! Налог не заплатил – туда же! Как-то дала одному пареньку горбушку, а охранник заметил. Крику было, чуть не посадили! Один раз видела: из котлована заключенный никак выбраться не мог, очень слабенький. Конвойный подошел и – раз его, застрелил…
В ноябре Катя вернулась домой, в полуразрушенную деревню. Чтобы не обременять голодавшую семью, устроилась работать (за паек) в швейную мастерскую, которая находилась в Туле на Технической улице (позже из мастерской образовалась фабрика «Чайка»).

Полгода по 12 часов в день штопала окровавленные шинели и гимнастерки, пришивала к ним пуговицы, шила сумки для противогазов.

Несколько раз ее вместе с другими работницами снимали с работы, отправляли на Московский вокзал разгружать эшелоны с ранеными. Их отвозили в госпиталь, размещавшийся в 20-й школе.
Уволившись из швей, Екатерина вернулась в деревню. А там как раз директор МТС Петр Никитич Демьянов собирал желающих учиться на трактористов. Выучилась и весной 44-го села за руль старенького трактора. Чтобы его завести, нужно было крутить ручку так называемого магнето. В составе бригады 16-летняя Катя с весны до поздней осени пахала и сеяла во многих окрестных деревнях: Фалдино, Плужниково, Прилепы, Присады… А зимой поехала в Венев учиться на комбайнера. Там и застало ее известие о Победе.
– Какая ж была радость! По всему городу музыка играла, незнакомые люди обнимались, целовались. Столы накрыли прямо на улицах!

У руля
С дипломом комбайнера Екатерина Ионова поехала по назначению – в деревню Дементеево, находившуюся в нескольких километрах от дома. За запчастями для своего комбайна-«коммунара» пешком ходила за 25 верст, в Большую Еловую. По пути откручивала разные гайки и болтики у машин, брошенных во время военных баталий.
– За урожай бились до самых морозов, ничего на поле не оставляли. Привозили в бункере заледенелое зерно, размораживали и разбирали по домам на просушку. К весне, когда продуктовые запасы в семье заканчивались, ходили по полям, картошку мороженую собирали, пекли из нее лепешки «кавардашки».
До 1948 года Екатерина Ионова проработала комбайнером, а потом, сославшись на трудные семейные обстоятельства, ушла на завод РТИ прессовщицей. Там вышла замуж за Петра Борисовича Федяинова, участника японской и Отечественной войн, и вместе с мужем проработала там почти 50 лет. Все это время была не только отличным работником, но и активной общественницей. В книжном шкафу – десятки грамот и благодарственных писем, которыми ее награждало руководство завода.
И сейчас, в свои восемьдесят с хвостиком, Екатерина Кузьминична не сдает позиций. Будучи старшей по дому, делает много хорошего для жильцов. Вот только ноги, неоднократно отмороженные во время войны, начали подводить… Но в День Победы она обязательно выйдет из дому, чтобы пройти по улицам любимого города. Города-героя, города-труженика.

> Кстати

Активную борьбу с оккупантами вел партизанский отряд под командованием  Н.Г. Есипова. Наиболее успешными боевыми делами отряда были: поджог штаба немецкой части в д. Горюшино и уничтожение немецкого обоза на Горюшинском переезде через железнодорожную линию, у деревни Рвы.
В августе-сентябре 1942 года в д. Горюшино находился штаб Первого танкового корпуса под командованием генерал-майора М. Е. Катукова.
О том, как велись поиски останков советских солдат близ деревни Горюшино участниками поисковой экспедиции отряда «Бард», можно прочитать на форуме сайта soldat.ru

Фото Сергея Киреева и из семейного альбома Екатерины Федяиновой.

 

20 апреля 2010, в 14:02
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день