Лиза Бричкина снова в строю

Лиза Бричкина снова в строю

Простую русскую девушку Лизу Бричкину из фильма "А зори здесь тихие", сыгранную Еленой Драпеко, любят и будут любить миллионы россиян

Простую русскую девушку Лизу Бричкину из фильма "А зори здесь тихие", сыгранную Еленой Драпеко, любят и будут любить миллионы россиян. Заслуженная артистка России давно стала политиком, превратившись из веснушчатой девчонки в "железную леди" Госдумы.

Как человек Елена Драпеко осталась верна тем идеалам, которые воплощала в своих ролях в советском кино, а как политик она борется за них сегодня.
- Елена Григорьевна, еще в конце сентября прогнозировать рейтинги тех или иных партий политологи могли с незначительной долей погрешности. Насколько ситуация изменилась сегодня?
- Все мы были убеждены: Президент останется над схваткой, что вполне логично. Однако, возглавив общефедеральный список "Единой России", он поступил вопреки ожиданиям, что, конечно, спутало карты всем политическим оппонентам. Сейчас я еду в Ленинградскую область - округ, от которого иду в депутаты, - чтобы понять, как население отреагировало на эти изменения. Могу только предположить, что, с одной стороны, присутствие Президента в списках "Единой России" реально поднимет рейтинг партии, а с другой, он взял всю ответственность на себя за все решения этой партии.
- Могут ли в сложившейся ситуации партии левого толка позволить себе такую роскошь, как противостояние?
- Я изначально настаивала на том, что все партии левого толка должны создать единый левый фронт. Когда каждый сам по себе, жизнь к лучшему не изменишь. Коммунисты упрекают меня в том, что ушла в "Справедливую Россию", называют изменницей. Но я не меняла своих убеждений - они остались левыми. Пришлось уйти туда, где можно работать, где идея объединения - не пустой звук. Под флагом "Справедливой России" объединение пошло максимально успешно: общий язык нашли политики из семи партий, от "Яблока" до КПРФ, и партии удалось сформировать мощный интеллектуальный костяк, в который входят весомые и популярные политики. Мы всегда были против конфронтации и не понимаем, почему в качестве силы, против которой борются коммунисты, они выбрали "Справедливую Россию", а не правящий режим.
- Так может быть, имеет смысл вновь призвать Геннадия Зюганова к объединению?
- Это бессмысленное занятие. Мы не раз начинали с ним переговоры об этом и только впустую тратили время. Геннадий Андреевич не поступится собственными интересами, то бишь своим личным присутствием в Госдуме, во имя идеи и победы идеи. И потом, Зюганову не нужны яркие люди, заметные политики. Например, Светлану Горячеву, бывшую вице-спикером Госдумы, которой доверяет все Приморье и Дальний Восток и которая сегодня второй человек в федеральной тройке "Справедливой России", в свое время просто выкинули из компартии за несогласие с вождем. Та же история случилась и с Куваевым, и с красным губернатором Ивановской области Владимиром Тихоновым, и теперь все они в наших рядах. Лидеру КПРФ не нужна победа, ему нужно место в Думе. А потом всем своим избирателям он будет говорить, что, мол, ничего не может сделать, потому что коммунистов в Думе мало, очень мало...

Елена Драпеко остается верной своим идеалам.

- Скажите, насколько сегодня актуальна идея о том, что Россия идет к двухпартийной системе?
- По этому поводу я могу говорить только о своих ожиданиях. То, что на самом верху идет борьба между либералами и социалистами, которых мы представляем, - факт бесспорный. Это борьба не личностей, борьба не за кресло и привилегии, а борьба за то, по какому пути Россия пойдет дальше, какой вариант - социалистический (гуманный, с продуманной системой социальных гарантий) или капиталистический (жесткий) выберет. И это непростая борьба. И сам Президент постоянно лавирует между двумя этими вариантами: между возможностью построения государственного социально ориентированного капитализма и либерально-рыночным развитием капитализма в России, когда свобода рынка ничем не ограничена, то есть рынок сам определяет прибыли, диктует уровень зарплат и прочее. Теоретически право на существование имеют оба пути, другой вопрос - что нужнее и важнее россиянам.
- Понимание россиянами слова "свобода", особенно когда речь идет об экономике или политике, отличается от западного понимания?
- У нас свободу понимают как волю, даже как вседозволенность, как у Достоевского. А западный вариант - "свобода - это осознанная необходимость". В таком коррумпированном обществе, как наше, когда коррупция стала социально опасным явлением, ни о какой свободе речи идти не может. У нас нет свободы предпринимательства, потому что на голове у предпринимателя сидит сонм чиновников, сосущих его кровь. Нет свободы творчества, потому что главная задача - получение прибыли, а высокое творчество оценивается не прибылью, а по другим критериям. О политических свободах я вообще молчу: У нас есть только одна свобода - свобода грабить. С остальными свободами у нас в государстве большие проблемы.
- С чего, на Ваш взгляд, нужно начинать разматывать огромный клубок проблем, бремя которых россиянам порой уже не под силу?
- С изменения социально-экономического курса государства в целом. Мы должны отказаться от такой модели, когда государство не участвует ни в чем, когда оно устранилось от ответственности за собственных граждан. Многие законы последних лет прямо отменяют эту ответственность, например, тот же 122-й закон о монетизации льгот, трудовое законодательство, жилищное законодательство: Государство просто-напросто отказалось от заботы обо всей гуманитарно-социальной сфере. А государство должно этим заниматься, какой бы политический уклад в нем ни существовал. Поэтому рыночный хаос нужно приводить в чувство, нужно прописать политику государства в области и макроэкономики, и образования, и культуры. Вместе с моими коллегами по партии мы под руководством людей науки разработали целую программу, направленную на это. Ну а какой выбор сделает народ - покажет время.

Антонина Седова.

10 октября 2007, в 10:32
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день