Моя деревня

Моя деревня

Пришла весна, и народ спешит на встречу со своей малой родиной.

Пришла весна, и народ спешит на встречу со своей малой родиной. Давно уже они, как орлята, разлетелись по белу свету, свили гнёзда в других местах, колесят по курортам, летают по миру в поисках экзотики, и всё затем, чтобы весной приехать в родную деревню, встретиться со всей своей многочисленной роднёй (а здесь, почитай, все друг другу родня) и сказать: «А всё же нет места краше нашей Камышенки».

Елена В.
Фото из архива автора.

Первая встреча

Это правда. Четверть века тому назад я впервые слушала вос­торженные рассказы об этой деревне, думая про себя: «Ну да, ну да, всяк кулик своё болото хвалит…» И вот я здесь. Дух захватило от нежности весенней зелени, от корабельных сосен, широких просторов, красивых добротных домов, от чистоты жизнерадостной воды, от общения с добрыми, красивыми, возвышенными людьми. Я потом специально ходила к психологам и спрашивала их, действительно ли красота окружающей природы способствует формированию доброты, великодушия, мудрости и таланта. Оказалось – да.

 

Русские традиции

У многих в нашей деревне ещё свежи воспоминания об исконно русских традициях и обычаях. В старых домах ещё можно найти веретено и прялку. До середины XX века люди жили натуральным хозяйством: носили домо­тканую одежду из льна и шерсти, охотились на кабанов, лосей, зайцев, лис, уток, рябчиков, куропаток, ловили рыбу немереными количествами, собирали грибы телегами, выращивали картошку, объедались земляникой, черникой, малиной и ежевикой, щёлкали всю зиму орехи.

Было ещё одно лакомство – у вас глаза на лоб полезут – все жевали конопляные семечки. Коноплёй засеивался огромный заливной луг. В то время никто и не подозревал о каких-то там наркотических свойствах конопли. Мужики добавляли сушёную коноплю в самосад и покрякивали от удовольствия. Но на стенку никто не лез. Самыми популярными именами были Нюша, Луша, Паша, Лёша или Маня, Параня, Ваня, Петя. Всех членов большой разветвлённой семьи звали по одной фамилии (как кланы в Шотландии) – Лухины, Пашины, Еленины, Богатыревы, Ястребовы и т.д. Большинство из вышеперечисленных традиций сохранилось и по сей день, кроме домотканой одежды и конопли.

Несколько домов в Камышенке принадлежат потомкам Елены и Егора Титковых, история любви которых стала легендой, была воспета в стихах и прозе и до сих пор на традиционных посиделках вспоминается как образец романтической любви и лебединой верности.

 

Елена

Елене не было и года, когда умерла её мать. Отец вскоре женился, а новая жена родила ещё двух дочерей – всё как в сказке о Золушке. Только Еленина мачеха не была злой и к девочкам относилась одинаково, но Елена всегда старалась взять на себя побольше работы, чтобы угодить мачехе. Росла она красавицей с яркими карими глазами, чёрными соболиными бровями, алыми губами. Да к тому же была она ко всем ласкова, ко всем доброжелательна, готова поделиться с голодным последним куском хлеба. А на гуляньях как поплывёт павой, как запоёт высоким чистым голосом, даже соловьи замолкали,  не смея конкурировать с ней.


Тут её Егор и приглядел. Начал играть на гармошке и петь специально для неё, называть её ласковыми именами, приносить ей гостинчик – то ягод наберёт, то орехов, то вырежет свистульку.

Совсем засмущал девку. Ей ведь всего 16  годочков было, рано ей ещё невеститься. Но Егор совсем голову потерял. Он-то старше её, уже в армии отслужил. Выходи да выходи за меня – проходу девке не даёт. Народ её отговаривает: «Зачем тебе хомут на шею вешать в 16-то  годков? Ты погуляй, присмотрись к парням, покопайся, а уж потом решай». Но разве сердцу запретишь любить? Что смотреть по сторонам, когда душа рвётся к нему и только к нему?

 

Свадьба

Так что обвенчал их батюшка в октябре, хотя тоже пытался образумить рабу Божью: «Подождала бы хоть годок ещё, уж очень ты юная да невинная. Ну, даст Бог, не обидит он тебя».

Свадьбу играли всей деревней. Накрыли длинные столы, наварили медовухи, достали спрятанные для такого случая бутылочки с водкой да вином, напекли пирогов, наготовили разносолов и радостно орали «Горько!», уж очень всем нравилось, как смущается и робеет малолетняя невеста.

 

Семейная жизнь

Началась их молодая жизнь. Ох и любил Егор Елену, ох и любил! На руках носил, благо она как пушинка, а ему вековые сосны по плечу. Носился вокруг своей ненаглядной любушки, старался во всём ей помогать. Но она твёрдо разграничила обязанности. «Ты в мои бабьи дела не лезь, не мужицкое это дело. У тебя и своих забот хватает». Это правда. После рождения первой доченьки Егор удумал построить просторный красивый дом.

– Еленочка моя, девочка моя ненаглядная, родила бы ты мне мальчишек. Чтоб смог я их н­аучить всем премудростям хозяйственным. Эх, и зажили бы мы тогда…

– Ты дом строй побольше, чтобы все мы там разместились, – отшучивалась Елена, но просьбу мужа выполнила и родила ему через некоторое время сына Ивана.

– Ну, уважила мужа, ну и умница же ты моя! Да я для тебя горы сверну.

Всё было хорошо у них в семье, но без Егора ни один праздник не обходился, ни одно застолье. Он хоть и старался жену не гневить, жалел её, но уходил на очередную попойку. Елена его не ругала, отпаивала молоком и тихонько, чтобы дети не слышали, заставляла поклясться, что это в последний раз. Знала, что всё равно сорвётся, но всё же будет стараться ради неё и детей соблюдать меру.

К сожалению, дом, построенный Егором, не сохранился. Его дети, покидая деревню, как они думали в то время, навсегда, продали его на снос. А дом получился хорош: высокий, с просторным крыльцом, с резными наличниками. Всей деревней шкурили самые ровные брёвна, подгоняли их, чтоб ни зазоринки. И печку выложил им свой деревенский печник, с лежанкой, с плитой, с высокой трубой.

Елена подарила мужу ещё двоих детей – девочку и мальчика. Мальчонка получился ну вылитый Егор. И глаза синие, и волосики светлые, и ушки навострённые, малейший шорох слышат. И непоседливый и шустрый, как Егор. Ох, ну угодила Елена мужу! И младшенького Леньку все любили. Внешне он пошёл в отца, а добротой весь в мать, один в один.

 

Война

Годы шли, а Егор с Еленой любили друг друга так же страстно, как и во время медового месяца. Неизвестно, остался бы Ленька младшеньким, но на страну надвинулась фашистская чума. Егор ушёл воевать  в первые же дни после объявления войны. Елена вцепилась в него мёртвой хваткой, он едва отодрал её от себя и нарочито сурово сказал: «Нечего выть. Я обязательно вернусь. Ты, главное, детей сбереги. Особенно за маленьким пацанёнком присматривай, больно шустёр. Жди, я скоро буду дома, мы им быстро дадим от ворот поворот». С этими словами он ушёл. Действительно, через несколько месяцев он вдруг нежданно-негаданно объявился дома.

– Егор! – всплеснула Елена руками. – Как, почему?

Тут маленький Ленька скатился с печки.

– Папка, ура! Мы победили.


– Нет, сынок. Меня отпустили на двое суток проведать вас.
Война идёт тяжёлая, и не знаю, вернусь ли.


– Егор, ты что говоришь? – тихо сквозь слёзы спросила Елена.

– Ох, бедные вы мои! Трудные вас ожидают времена. Елена, прости меня, если что не так, и помни, я тебя люблю больше жизни. Ты мне подарила счастливую жизнь.

 Покидая родной дом на этот раз уже навсегда, он нежно прижал Елену к груди, погладил по спине и сказал:

– Какая же ты у меня умница и красавица. И дети у тебя в порядке, и дом чистый, и в колхозе ты трудишься не покладая рук. Эх, сволочь фашистская, такую жизнь людям губит…

– Егорушка, ты зря под пули-то не лезь! Помни, мы любим и ждём тебя.

Егор погиб в 1943 году под Орлом. Был похоронен в общей могиле. Елена так и не поверила в его гибель и всю оставшуюся жизнь ждала его возвращения. 

Продолжение следует.

 

Друзья!

Рассказать на страницах «Слободы» свою историю может каждый из вас.
Пишите и присылайте письма с пометкой «Моя история»
по адресу: 300026, Тула, а/я 1431; на info@sloboda.tula.ru.

28 мая 2013, в 20:51 0
Другие статьи по темам
Прочее

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день