В поисках любви

В поисках любви

Студентке Юле было хорошо и комфортно с немолодым, но галантным и начитанным Иннокентием. Юля переехала к нему жить, но с каждым днем все сильнее стала ощущать себя бедной родственницей.

Студентке Юле было хорошо и комфортно с немолодым, но галантным и начитанным Иннокентием. Юля переехала к нему жить, но с каждым днем все сильнее стала ощущать себя бедной родственницей.


Продолжение. Начало в №17 от 25 апреля

Юлия Кельт.
фото Fotolia/PhotoXPress.ru

Свобода!

И вот однажды утром Иннокентий повел матушку в церковь. «Не уходи никуда, – сказал он Юле, – жди нас». Этими словами он ей как бы подсказал, что действительно ведь можно и уйти. Просто захлопнуть за собой дверь и уйти без выяснения отношений, без ссор и скандалов, просто уйти на свободу.

Она вышла на улицу, впервые за много месяцев ее охватило такое счастье от ощущения свободы, что она закрыла глаза, простояла так несколько минут, вновь привыкая к забытой радости.

Она так и не вернулась больше в его дом. «С жиру бесишься!» – прокомментировала ее поступок лучшая подруга. Чужая душа  – потемки. Никто не слышал, как каждая струнка ее души пела: «Свободна, свободна, свободна!»

Новое знакомство

Прошло несколько лет. В жизни Юли были интересные встречи, захватывающие приключения, интересная работа. Было много всего, но не было любви.

И вот однажды друзья решили познакомить ее с убежденным холостяком. Дверь открыл высокий нескладный человек, одетый в дешевенький спортивный костюм. Дом, правда, был просторным и очень красивым, а яства и напитки на столе – просто сказочными. Здесь были и ее любимые миноги,  и байкальский омуль, и камчатская икра (без консервантов), но… за столом вяло текла беседа на какие-то бытовые темы. А Юля не умела говорить ни о чем. Ей было неуютно и тоскливо в этом обществе, и совсем не понравился хозяин дома, и ничто не могло заставить ее продолжать знакомство с ним. На прощание он все же сунул ей в карман свою визитку.

Аркадий

Через три дня, возвращаясь из командировки в Москву, она вдруг почувствовала непреодолимое желание увидеть своего нового знакомого. Она нащупала в кармане его визитку и, приехав домой, начала названивать ему. Телефон молчал. Позже она прочитала в одной умной книжке, что в течение трех дней после первого контакта происходит «кристаллизация». То есть она «подцепила» любовный недуг, как заурядный грипп. Три дня продолжался латентный период, а потом бац – и все симптомы налицо: лихорадочное состояние, нетерпение, сердцебиение. Ей казалось, что жизнь ее кончится, если она немедленно, сейчас же, не увидит его. Объект ее страсти, назовем его Аркадием, искренне обрадовался ее звонку. Он с удовольствием предвкушал легкий одноразовый секс с сексапильной красоткой для пополнения длинного списка своих возлюбленных. Не тут-то было!

Шекспировские страсти

Эта ненормальная Юля налетела на него, как ураган. Она нарушила все его правила игры, тут же выложила все свои карты и бросила на кон все свои чувства. Казалось бы, ну и хорошо, поиграли и разбежались.


Но она прилипла к нему как банный лист, впилась в него как клещ, вцепилась как бульдог. Она была одержима им. Честно говоря, Аркадий испугался.

И не только ее натиска, но и своей реакции. А тут еще она начала устраивать истерики, убегать от него, потом со слезами возвращаться. Сто лет ему все это не было нужно. Юля начала раздражать его своими непомерными запросами и навязчивостью. А она… она и рада бы отползти тихонько в сторонку, забиться в уголок и зализывать раны, нанесенные ее самолюбию. Но она ощущала его как часть самой себя. Она не могла обижаться на него. Он был ее дитя, ее муж, ее отец, ее брат, он был для нее всем на свете. И вся она целиком принадлежала только ему. Но он не хотел таких шекспировских страстей. Ему было комфортно в своей оболочке холодного безразличия. Он решил сбежать от Юлии в другой город, но не тайком, а устроил прощальную вечеринку и намекнул на возможность продолжения их отношений в будущем. Он лукавил. Он был уверен, что после его отъезда  Юля успокоится и забудет его.

Манипулятор

После отъезда Аркадия Юля получила передышку, возможность успокоиться, отдышаться. Те месяцы, что она была рядом с Аркадием, казались Юле лихорадочным бредом. Любовь ее была похожа на бурный поток, сметающий все на своем пути – прежние привязанности, увлечения, друзей – и захватывающий много мусора. Ей надо было подождать, когда все осядет, и заглянуть в уже прозрачные воды до самого дна. Юля не могла четко сформулировать, что она хочет и ждет от Аркадия. Ее пугала перспектива брака с ним. Он был умным, жестким, даже циничным манипулятором. Он мог намеренно оттолкнуть ее, наговорив гадостей, а потом поманить пальчиком и приласкать. Он умел неопределенными намеками обещать ей золотые горы и райские кущи, а потом сделать вид, что она его мало волнует. Так и дергал за ниточки, так и рвал ее душу. Юля все прекрасно понимала, но она уже не мыслила своей жизни без Аркадия. Мир для нее был разделен прозрачной, но очень прочной стеной на две половины: в одной был Он, а в другой – все остальные.

«Как я могу так суетиться, вешаться мужчине на шею? Где моя гордость?» – спрашивала она себя вновь и вновь. Внутренний голос отвечал ей: «К черту гордость. Ты же умрешь без него». Если бы до встречи с Аркадием кто-нибудь рассказал ей, как она будет сходить с ума по мужчине, она бы ни за что не поверила. «Я бы ни за что не стала так унижаться», – сказала бы та, прежняя Юля. «Никогда не говори никогда». Люди многого не знают о себе и часто поступают совершенно непредсказуемо, удивляя не только окружающих, но и самих себя. Юлин хороший друг говорил ей: «Юлька, остынь, не суетись. Тебе это не идет. Не ломай себя. К тому же мы, мужики, не ценим ваших бабьих усилий». А Юля так берегла свою любовь, так боялась расплескать хоть каплю той живительной влаги, которая была для нее эликсиром жизни, что начала избегать общества других мужчин, на корню пресекать внимание к себе противоположного пола.

Аркадий наконец продал свой дом в Туле и окончательно переселился на новое место. Юля ждала, ждала приглашения – все напрасно. Наконец, набравшись храбрости, она приехала в его город. Она не знала его адреса, но ведь был телефон. Она позвонила и поставила его перед фактом. Если он и разозлился, то не подал виду. Принял ее ласково, успокоил, и она быстро справилась со смущением и неловкостью. Поездки к нему стали регулярными.

Начало конца

В их отношениях было очень много хорошего. Они путешествовали вдвоем по России, много читали, общались с интересными людьми. Но не было полной душевной близости. Юля думала, что со временем все наладится, они врастут друг в друга и станут неразделимы. Однажды ей показалось, что вот он, долгожданный покой, вот она, настоящая близость. Но в этот день он сказал ей, что устал от нее, что она слишком часто приезжает и слишком подолгу гостит у него. И добавил, что не испытывает к ней больше влечения.

Все это было ложью, от первого до последнего слова. Испытывал он к ней влечение, да еще какое! Просто она не вписывалась в его дальнейшие планы. Женщина никогда не была для него на первом месте. Если в свое время Иннокентий отдавал Юле каждую минуту своего свободного времени, то Аркадий предпочел бы редкие нерегулярные встречи. Ему хотелось свободного полета. Юля сковывала его, опутывала своей навязчивой любовью, ему хотелось перемен, ему не терпелось отправиться на поиски приключений в других водах. Аркадий предложил Юле расстаться.

Окончание следует.


Друзья!

Рассказать на страницах «Слободы» свою историю может каждый из вас. Пишите и присылайте письма с пометкой «Моя история» по адресу: 300026, Тула, а/я 1431; на info@sloboda.tula.ru.

30 апреля 2012, в 20:45
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день