9 ноября: родился Гавриил Лейтейзен, именем которого в Туле названа улица

9 ноября: родился Гавриил Лейтейзен, именем которого в Туле названа улица

9 ноября 1874 г. родился Гавриил Давыдович Лейтейзен, он же Линдов – человек, о котором мало кто из туляков может сообщить что-либо связное. Кроме того, что у него была очень странная фамилия и его именем в Туле названа целая улица.  

Он действительно был Лейтейзен, хотя и родился в центре России, в Орле. Правда, среди партийных товарищей больше известен как Линдов. Такие времена, такие нравы – клички были более в ходу, нежели настоящие фамилии. Оказавшись вовлеченным в подпольную жизнь еще в пятнадцатилетнем возрасте, довольно быстро вынужден был драпать за границу, скрываясь от полиции. В эмиграции товарищ Линдов получил в Лионском университете высшее медицинское образование, и после учебы имел даже некоторую практику, получив место в двух часах езды от Парижа. Приобретенная профессия помогла ему встать на ноги и после возвращения в Россию, где он постоянно находился под колпаком у полиции.

Права практиковать в России Лейтейзен как заграничный доктор не имел, однако алексинская родня выхлопотала ему разрешение поехать в Петербург и держать экзамен на русского лекаря. Но после того как в Тулу перебрался на время Виктор Павлович Ногин, судьба Лейтейзена была предрешена. Ногин – личность всероссийски известная. За ним в дореволюционный период значилось 8 арестов, 6 побегов, при этом 6 лет он все же провел в тюрьмах. Лейтейзена Ногин навещал каждый день, и уж понятно не для того, чтобы помогать во врачебном деле.

И вновь помогли родные, доказавшие, что язва желудка никак не позволяет г-ну Лейтейзену проводить время на тюремных нарах или в сибирских морозах, ему более подходит климат заграничных курортов. В конце концов, после двух месяцев хлопот, ссылку Лейтейзену заменили выездом из страны. Семья осталась в Алексине, а он жил себе в Цюрихе. В Швейцарии Лейтейзену сделали операцию, что дало повод семье вновь затеять хлопоты, на сей раз уже для возвращения больного, нуждавшегося в уходе, на родину. Удалось добиться не только возвращения, но и права заниматься в Туле медицинской практикой. В 1911-м, вновь в связи с делом Ногина, его арестовывают, потом все-таки выпускают, и он опять бежит за границу.

Вот такой он был, кровавый и беспощадный царский режим.

В 1915 году Лейтейзен опять  вернулся в Тулу. В Февральскую революцию стал одним из лучших ораторов в Туле, редактором созданной им газеты «Голос народа». И вообще был чуть ли не единственный в городе авторитет в области марксизма. Во временном правительстве он саннадзор – комиссар здравоохранения. В нанятом Лейтейзеном доме по улице Тургеневской №32 размещался первый легальный Тульский комитет большевиков и склад оружия. Этот дом сохранился и по сей день, можно прийти поглазеть и пофантазировать, как все было сто с лишним лет назад. На первом этаже располагался большевистский комитет, второй занимал под жилье сам Лейтейзен и его семья.

В августе 1918-го под фамилией Линдов он ушел на фронт политкомиссаром РВС IV армии Восточного фронта. Во время службы написал первое пособие по политработе в Красной Армии, настолько удачное, что за время Гражданской войны его переиздавали несколько раз. Успел даже написать и напечатать книжку «О политработе и политработниках на фронте». Когда Чапаев Василий Иванович, не в силах вынести пытку учебой, просился отчислить его из академии на фронт, он писал рапорт в РВС 4-й армии на имя «многоуважаемого товарища Линдова». О взятии Красной Армией Самары телеграфировал Ленину тоже именно Лейтейзен, вернее Линдов. И получил в ответ просьбу вождя передать самый горячий коммунистический привет самарскому пролетариату.

А умер глупо.

Линдов-Лейтейзен при поддержке карательных отрядов ВЧК отправился увещевать взбунтовавшихся бойцов Покровско-Туркестанского полка. Стрелять распоряжения не было – просили воздействовать на непокорных пламенным большевистским словом. Однако ранним утром 20 января 1919 года Линдова и прочее руководство взял в плен экипаж бронепоезда № 1. Штабной вагон тихим ходом передислоцировали за несколько верст от станции в степь, и здесь всем находящимся внутри было приказано в течение пяти минут сдать оружие. В ответ заложники предприняли попытку побега – неожиданно выскочив из вагона, они врассыпную бросились бегом. Им вслед была открыта оружейная, а чуть позже пулеметная стрельба. Беглецам пришлось зарываться в снег, а потом сдаваться. Но в плен удалось взять не всех. Пятеро из убегавших были убиты, среди них и Линдов-Лейтейзен. Причем, Линдов был ранен в ногу, но скончался еще в поле от сердечного приступа. 

Его смерть все же послужила делу революции. Лишившись заложника такого ранга (член ВЦИК и Реввоенсовета 4-й армии) взбунтовавшиеся полки вынуждены были искать компромисс. Мятежники получили прощение, не было даже никакого расследования случившегося, чтобы в очередной раз не накалять обстановку.

Несмотря на голод-холод-разруху-гражданскую войну тело Лейтейзена переправили в Москву и похоронили на Новодевичьем кладбище. А в 1923-м Грязевскую улицу в Туле переименовали в Лейтейзена.

Он был «человеком преклонного возраста. Ему было не менее 50 лет. Он был физически очень больной, с больным сердцем и плохими легкими», – сообщала «Петроградская правда» 24 января 1919 года.

После Лейтейзена осталось двое детей. Дочь Лидия, родившаяся в 1910 году в Туле, стала специалистом в области фотоэлектроники. В 1954-м защитила кандидатскую. В 1938–93 годах работала в Особом конструкторском бюро Московского электролампового завода, разработала фотоэлектронный умножитель для элементов наведения космических станций «Венера» и «Марс» (1960-е гг.). В 1953 году за фотоэлектронный умножитель для применения в ядерной физике получила Сталинскую премию. Имела несколько патентов на изобретения.

Старший сын Морис успел поучаствовать в революционных событиях, с 1918 года был сотрудником Наркомата иностранных дел, членом советской дипломатической миссии в Швейцарии, затем был командирован в Стокгольм. В конце 1918 года, возвращаясь в Россию, был арестован финскими властями по подозрению в революционной пропаганде. Из тюрьмы в Хельсинки был освобожден в начале 1919 года по настоянию советского правительства и лично Ленина. С 1923 года работал в секретной секции межпланетных сообщений Академии военно-воздушного флота. Вместе с Ф. А. Цандером и другими учеными работал над созданием проектов ракетных двигателей и космических кораблей, вел переписку с Циолковским. 12 мая 1938 года был арестован и 16 апреля 1939 года как агент иностранных разведок расстрелян. Реабилитирован 18 апреля 1957 года.

 

На фото: Реввоенсовет 4-й армии Восточного фронта после взятия Самары Красной Армией. 8 октября 1918 г. Лейтейзен – в нижнем ряду крайний справа.

Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Google.news
9 ноября, в 10:06 +12
10 ноября: сто лет создателю АК Михаилу Калашникову. Он жил в Ижевске и любил Тулу
10 ноября: сто лет создателю АК Михаилу Калашникову. Он жил в Ижевске и любил Тулу
8 ноября: тульский студент убил знакомую из-за любви
8 ноября: тульский студент убил знакомую из-за любви