История Веры

История Веры

30 сентября свои именины отмечают носительницы четырёх имён: Вера, Надежда, Любовь и Софья. Мы начинаем печатать подборку историй наших читательниц – героинь, которых объединяет общий День ангела. Все истории основаны на реальных фактах. Итак, история первая. 

Мама

В августе этого года исполнилось 20 лет, как ушла из жизни одарённая баскетболистка, талантливый тренер и организатор Вера Александровна Гудкова. Ей было всего 47 лет. Ещё жить да жить… Но существует поверье: если человек умирает в свой день рождения, значит он полностью прошёл жизненный путь, отпущенный ему Богом. 

Вериной маме  – Марусе – было всего 25 лет, а она чувствовала себя старухой, жизнь которой промелькнула в ускоренном темпе, и всё, ждать больше нечего. Впереди только тягучие мрачные дни, наполненные тоской и слезами.

«Скорей бы уж конец», – думала она снова и снова, прокручивая перед своим мысленным взором ленту своей жизни.

Бог был щедр к ней в начале жизненного пути. Добрые весёлые родители, пионерское детство с тимуровскими командами, художественной самодеятельностью, кружками и секциями; потом комсомольская юность с походами, праздничными вечерами, первыми свиданиями. На одном из предновогодних вечеров встретила она  свою любовь – и понеслось-закружилось. Блаженный танец без проблем и препятствий. Не знала и не ведала она девичьих слёз о неразделенной любви, страданий из-за ссор с любимым, тоски в разлуке с ним. Любовь взаимная, комсомольская свадьба и, как положено, через девять месяцев первый ребёночек, а ещё через полтора года – второй. Живи да радуйся!

Беда

Она и радовалась, только воспринимала всё как должное. Ей и в голову не приходило  задуматься, за что ей такое счастье привалило. Рухнуло всё в одночасье: и муж погиб, и детей не уберегла.

– Господи, детишек-то за что ты забрал? – заходилась она в рыданиях. – Они ж невинные создания. Да и муж мой, он-то чем тебя прогневал?

Постепенно до неё начало доходить, что в страшном своём горе ищет она защиты у Бога, которого, как ей внушали, нет. Забылся комсомол. Не вспоминались идеи светлого будущего, на которых росла она и воспитывалась. Разыскала у родственников в деревне старую икону Богородицы и молилась перед ней, вымаливая прощения за неверие своё, за неблагодарность свою, за то, что закрывала глаза на беды других людей, отворачивалась от них. 

Прошёл год. Горе не отступило, лишь забилось поглубже в душу. Однажды пришла к ней её дальняя родственница и как бы между прочим рассказала о своём соседе, похоронившем жену и оставшемся вдвоём с малолетним сыном. 

– Тяжело ему одному, мужику-то. И в магазин сходи, и приготовь, и постирай, и в доме уберись. И помочь некому – одни они на всём белом свете. 

Ничего Маруся не сказала в тот раз, но слова родственницы запали в душу, покоя ей не давали. «Надо помочь человеку», – наконец решила она и тем же вечером после работы отправилась к родственнице.  Та искренне обрадовалась Марусиному решению, и они, не мешкая, тут же решили поговорить с этим вдовцом. 

Саша

Дверь им открыл высокий черноглазый молодой человек. 

– Вот, Саша, привела тебе помощницу. Ты не вздумай отказываться. Она и сама горюшка хлебнула, твою беду поймёт, как никто другой. Да и характер у неё золотой. Чем сможет, тем поможет, – начала с места в карьер родственница. 

– Да не надо, что вы. Мы уж сами как-нибудь справимся. Неудобно мне, – начал отнекиваться Александр. 

– А может быть, мне это нужно не меньше вашего? Не прогоняйте, давайте попробуем, а там видно будет. 

На том и порешили. Стала Маруся к ним приходить, готовить щи и супы, жарить картошку, печь пироги и варить кисели да компоты. Порядок в доме навела, а главное, подружилась с мальчонкой. Он к ней сразу потянулся, а она, обняв его, вдохнула сладкий детский запах и подумала: «Мой теперь, никому не отдам»

Александр сначала её стеснялся, пытался отказаться от её помощи, потом привык и уже радовался её приходам не меньше сынишки.

Через несколько месяцев он предложил Марусе перебраться к ним. Сыграли тихую скромную свадьбу и зажили в любви и согласии. Маруся свою икону перевезла к Александру и не забывала поблагодарить Бога за возрождение, за новую жизнь. 

Война

В 1938 году у Маруси с Александром родилась дочка Ниночка, и не было счастливее их на всём белом свете. Только Маруся так боялась опять потерять своих ненаглядных детишек и мужа, так пугалась, когда муж задерживался на работе, а детишки, упав, набивали себе синяки и шишки, что Александр  умолял её быть поспокойнее и не трястись над ними. Но Маруся не могла отделаться от дурных предчувствий, всё ей мерещилось, что беда кружит над ними, выбирает подходящий момент, чтобы нагрянуть. 

И когда 22 июня 1941 года по радио объявили о вторжении фашистских войск на нашу землю, у Маруси сразу опустились руки, застучало сердце, и она без сил опустилась на землю. «Ну вот и пришла беда. Никуда от неё не деться», – промелькнула мысль, и она потеряла сознание. 

Очнувшись, Маруся посмотрела на свой тёплый дом, на ставшего родным сына и крошку-дочурку и сказала себе: 

«Ну нет. Я теперь стала старше и мудрее. Я буду бороться за своё счастье, и Бог мне поможет».

Александр ушёл на фронт в первые же дни войны, и все долгие страшные годы Маруся истово молилась за него. Бог услышал её молитвы. В 1945 году её любимый муж вернулся домой целёхоньким. Обнимая его, она шептала: «Я знала, я верила, что с тобой ничего не случится!» Он шутливо процитировал: «Эта вера от пули меня тёмной ночью хранила…»

Дочки

В 1946 году родилась у них вторая доченька, и, не сговариваясь, назвали её Верой, потому что только вера и любовь помогли им пережить трудные военные и послевоенные годы.

Какая же Верочка была у них умница да красавица! Как радовала она родителей своими успехами! С отцом у неё установились особые отношения. Он и не скрывал, что она у него любимица. Таскал её повсюду с собой, учил всему, что знал и умел. Ниночка была посерьёзнее, а Вера умела просто радоваться жизни: петь, играть, бегать, резвиться.

Рождение третьей девочки, Наташи, было для Маруси подарком судьбы. Она уже и не ждала рождения новых детей, возраст уже был солидный. А тут родилась здоровенькая да хорошенькая. 

– Господь подарил нам ее за веру, за то, что я изменила свои взгляды на жизнь, за то, что думаю не только о своём благополучии, но и о тех, кто попал в беду, старалась помочь, чем могу, – говорила Маруся мужу. 

– Ты у меня умница. Я горжусь тобой и горжусь нашими детьми.

Счастливо они жили, дружно. Не было в доме большого достатка, но все были обуты, одеты и сыты, а главное – здоровы, слава тебе, Господи. 

Баскетбол

Верочка папку своего боготворила. Она вытянулась к 11 годам и стала на голову выше всех ребят и девчонок в классе. Как они её только не дразнили! И Верста, и Каланча, и Тётя-Достань-Воробушка. Вера старалась казаться пониже ростом, начала сутулиться. Отец несколько раз хлопал её по спине и говорил: «А ну, не горбись», а потом принес домой баскетбольный мяч и предложил Вере покидать его в корзинку на баскетбольной площадке. Сначала у неё ничего не получалось, но отец терпеливо учил её, как держать мяч, куда целиться, как уйти от соперника. Они начали бегать по утрам, отрабатывать прыжки, а потом он отвёл её к своему приятелю, тренеру по баскетболу. 

Вера влюбилась в эту игру. Во-первых, почти все игроки были такого же роста, как она, или даже выше. Во-вторых, она пришла в команду уже подготовленной отцом, и тренер её сразу выделил и начал хвалить. Её очень скоро включили в сборную команду. Отец приходил на все матчи, болел за её команду, радовался успехам дочери и говорил ей:  

– Ну, дочь, за твоё будущее я теперь спокоен. Пойдёшь в физкультурный институт после школы, чем не профессия для девочки?

– А мне, пап, хочется врачом стать.

– Так потом ты можешь и спортивным врачом стать, а пока молодая – порезвись, поиграй досыта. Это – твоё.

И снова беда

Но беда не хотела уходить из их семьи. Вот успокоились все, расслабились, и она тут как тут. У Александра начались какие-то странные боли в желудке. Сначала он грешил на еду, всё пытался приспособиться, найти себе подходящую диету, потом всё же пришлось пойти к врачу. Анализы оказались хуже некуда – рак желудка. 

Маруся упала на колени перед иконой: «Матерь Божия, не оставь нас в беде. Дай Саше здоровья, дай ему время, чтобы дочек на ноги поставить!» И были операции. И были облучения, и были страшные страдания. Не дай Бог никому такого конца.

Верочка переживала тяжелее всех. «И я тоже так буду умирать. Это и моя судьба, – твердила она. – Папка, мой бедный папка, как же я буду жить без тебя?!»

Александра хоронили хмурым осенним днём. Чёрные деревья, бурая глинистая земля, чёрные одежды, тусклые заплаканные лица произвели на Веру столь удручающее впечатление, что она три дня подряд рыдала, лёжа на диване, и всё спрашивала Марусю:

А вдруг папка не умер? А вдруг он очнётся там, под всей этой мерзкой грязью?

Ну что ты, милая! Папка теперь на небе, он отмучился.

Мам, у меня тоже болит живот. Я тоже, как папка, умру от рака желудка.

Да что ты такое говоришь? У тебя вся жизнь впереди. Ты молодая, здоровая, сильная...

Однако шли дни, месяцы, годы, а Вера ни на день не отвлекалась от мысли о том, что ее ждёт судьба отца. После окончания школы она поступила в Смоленский физкультурный институт, где изучала среди прочих предметов анатомию, физиологию, психологию и находила в книгах подтверждение своим догадкам. Действительно, девочки наследуют набор генов своих отцов, а следовательно и те болезни, которые передаются по наследству. Она постоянно прислушивалась к себе, ей казалось, что у неё уже завелись в организме раковые клетки и затаились там до поры до времени. И желудок действительно начал болеть. Что ни съест – болит. Пошла к врачу. 

Ну что я тебе скажу, милая, – начала свой монолог пожилая врачиха. – Гастрит ты уже заработала, недолго и язву нажить. Супчики, кашки, ничего острого, жирного, никаких маринованных огурчиков-помидорчиков. Поняла?

Судьба

После визита к врачу Вера успокоилась и весёлая, с улыбкой на лице шагала по бульвару к своему общежитию. Навстречу ей шёл симпатичный мужчина – высокий, худощавый, спортивный. Он с удовольствием оглядел Верочку с ног до головы, именно начиная с её длиннющих ног.

– Девушка, у вас самые красивые ноги в Советском Союзе!

– И самая-самая обаятельная улыбка.

Так Вера встретила свою судьбу. Стас влюбился в неё с первого взгляда. Ему нравилось в ней буквально всё. Им было интересно вместе. 

После окончания института Вера вернулась в родной город с мужем и ещё не рождённым ребёночком. Маруся была очень рада – лучше зятя, чем Стас, и представить было невозможно. Спокойный, обстоятельный, образованный, ведёт здоровый образ жизни. А вот дочь беспокоила. Всё-то ей мерещились всякие болезни да напасти.

Но вопреки Вериным опасениям, она легко родила дочку и, когда той исполнился годик, устроилась работать тренером по баскетболу в детскую спортивную школу. Активная, ответственная, инициативная, прирождённый лидер, Вера вскоре была назначена директором этой школы. Соглашаясь на руководящую должность, Вера и представить себе не могла, со сколькими трудностями ей придётся столкнуться. Хорошо хоть дома муж помогал, старшая дочка очень рано научилась готовить, убираться и за младшенькой присматривать.  

Вере многие завидовали. И сама выглядит молодой, стройной и холёной, и муж не пьющий, не гулящий, и девочки подрастают умницы-красавицы, и в спортивном и административном мире она на хорошем счету. Но Вера не понимала реакции людей на свои успехи. Она, как в своё время её мать Маруся, воспринимала всё хорошее как должное, а вот не­удачи мгновенно выбивали её из колеи. Если что-то шло не так, она воспринимала неудачу как трагедию. Природный оптимизм довольно быстро приводил её в чувство, но когда проблем на работе прибавилось, у Веры возо­бновились желудочные боли.

Смертельный диагноз

Однажды во время тренировки она напугала своих воспитанниц, потеряв сознание. Скорая отвезла её в больницу.  

Если человек постоянно убеждает себя, что он неизлечимо болен, болезнь действительно может стать реальным фактом. 

Когда Вере  поставили окончательный диагноз – рак желудка, ей стало легче.

– Ну вот и свершилось. Я знала, я всем говорила, только мне никто не хотел верить...

– Всё, больше не теребите меня, не  мучьте, дайте спокойно уйти. Стас, ты самый лучший в мире мужчина. Прости, если обделяла тебя вниманием, но я тебя очень любила.

Стас вышел из палаты, не сдерживая слёз. Его Верочка попрощалась с ним, а он так надеялся на её выздоровление.

Вера дотянула до своего дня рождения и умерла с улыбкой на лице. Её старшая дочь, стремясь облегчить страдания людей, стала медсестрой. Но поняв, что на зарплату медсестры прожить невозможно, переквалифицировалась в экономиста.  Она родила дочку, которую назвала в память о маме Верой. Стас создал новую семью, и на седьмом десятке у него родилась ещё одна дочка. Жизнь продолжается…

5 сентября 2013, в 13:49 +2
История Надежды
История Надежды
Париж, море или…?
Париж, море или…?