Париж, море или…?

Париж, море или…?

Я долго думала, что же выбрать: Париж или море. Тоже мне, скажете, дилемма! Оказывается, дилемма! Да еще какая…

В ыбор  сложен невероятно. Экскурсионный Париж, который хотя бы одним глазком «увидеть и умереть»: так и грезятся прогулки по богемному  Монмартру  с занимательными историями из жизни творческих личностей, которые с легким акцентом рассказывают экскурсоводы из бывших русских, тут и там слышна французская речь…  

А вокруг множество крошечных кафешек со столиками прямо на улице, или бистро; как говорят, их название пришло от русских солдат еще в пору войны с Наполеоном, когда они подгоняли официантов словами «быстро, быстро». 

Можно прикоснуться к трагической личной жизни Далиды, постоять у ворот ее дома, проникнуться романтическим настроем её песен…  

Или рискнуть пройти сквозь стену вместе со знаменитой скульптурой человека, проходящего сквозь стену, посвященной парижскому писателю, драматургу и автору многих романов и новелл Марселю Эме? 

Чего стоит величественная базилика Сакре Кёр?! Какой вид на город открывается у её подножия!

А экстравагантный фонтан Стравинского на площади у Центра Помпиду у не менее экстравагантного Музея современного искусства?!

Я уже не говорю про Нотр-Дам де Пари! Увидеть собственными глазами башенку, где скрывал, по замыслу Гюго, несчастный горбун цыганку Эсмеральду.

Постоять на нулевом меридиане… Да просто побродить по пешеходной части в центре города, посидеть на остановке рядом с киоском, чем-то напоминающим «Роспечать» и накупить множество открыток с видами города…  

  И ли же предпочесть всему этому безумному  удовольствию синее-синее море?.. Ммм… белый песочек, напоминающий манку, который можно пересыпать между пальцами до бесконечности… И пальмы, пальмы, и, куда ни глянь, лазурно-бирюзовая даль. Ни с чем не сравнимая нега пляжного безделья.  Наслаждаешься настоящим раем на земле, лежа на берегу в шезлонге с коктейлем в руках, который вышколенная прислуга фешенебельного отеля, при желании, тут же заменит на новый, и предаешься мечтам. О том, чтобы жизнь была такой всегда, а не раз в год или, в лучшем случае, два, если крупно повезет и новогодние каникулы тоже обернутся тропическим раем.  

Видеть, как вдоль бассейна с чувством собственного превосходства снуют ухоженные дамы в широкополых шляпах и бикини. А больше всего мне нравится наблюдать одним глазком из-под опущенных солнцезащитных очков за пожилыми парами, держащимися за руки и трогательно заботящимися друг о друге. 

О днако слишком долго мучиться с выбором мне не пришлось. Заболела моя бабушка, жившая одна в деревне под Тулой. Так как переезжать в город она отказывалась, а отпуск намечался у меня одной из нашей не очень многочисленной родни, мне предстояло смириться с тем, что моя мечта отодвигается еще на один год. Конечно, бабушку я очень любила и переживала за её здоровье. 

Бабушка держалась молодцом, но участковый врач, серьезный усатый дядька, настаивал на постельном режиме.

 Не имея деревенской привычки вставать с петухами, я смотрела сладкие сны, нежась на пуховой перине. Мне снилось, что я лежу на облаках, мягких, белых, пушистых, и ветер несет меня по бескрайнему голубому небу или морю… безобразие! Кто-то вмешался в мой сон звоном упавшего цинкового ведра. Сорвавшись с облака, я стремительно падала головой вниз, а ведро все катилось и позвякивало. Стряхнув с себя остатки сна, как есть, в ночном белье, я выскочила на веранду, откуда доносились звуки, и застала там виновато улыбающуюся бабулю:

– Извини, внученька, разбудила я тебя.

– Ты куда это?! Тебе ж врач не велел вставать, – я решительно отобрала у бабушки ведро и повела её к кровати.

– Так, Вериванну доить пора. Вериванна – это корова моя.

– Стоп! Ты же Зорьку продала в том году. Тебе нельзя корову, тяжело одной-то. Или я что-то путаю? 

– Продала, – с грустью вспомнила бабушка.

– Ведь мать тебе строго-настрого запретила. Послушай, ты что же, купила корову и никому ничего не сказала?! – начала я что-то соображать. – И давно она у тебя? И почему такая странная кличка?  Вериванна! – мне становилось смешно.

– Да ничего не странная, – с жаром стала объяснять бабуля. – Сосед наш, Игорь Степанович, как жену-то свою схоронил, первое время не в себе был, стал буренку свою именем жены звать, вот она и привыкла, горемычная, за два года. А месяц назад его самого увезли в районную больницу на «скорой» – еле откачали. Теперь вот для поправки здоровья в санаторий отправили. Уж он меня просил не оставлять его кормилицу.

– Что, во всей деревне больше некому присмотреть за коровой?

– Да кому?! Кто помоложе, так те в городе целыми днями пропадают – работают, а кто постарше, так им самим уход нужен. И не доверил бы Игорь Степанович никому свою буренку.

У кладывая бабулечку в постель, я думала: что делать со злосчастной Вериванной? Доить-то её все равно необходимо – из сарая уже раздавалось требовательное мычание. А еще она и есть-пить захочет, – со злорадством продолжала я загонять себя в угол.

– А как же дойка? – словно прочла мои мысли бабушка.

– Справимся, – я постаралась, чтобы в моем голосе не слышалась трагедии. – Кого-нибудь из соседей можно позвать? 

– Да кого ж? Некого. Да я сама подою, внученька, – бабушка опять попыталась резво встать. Я уж было подумала, что не так и больна моя бабуля, как та со стоном опустилась на подушки. – Ой, нет, не дойду. Что-то щемит…

Я метнулась за каплями, напоила больную лекарствами, дождалась, когда она уснет, и мрачно побрела во двор. Корова жалобно мычала. Была не была! В конце концов, в детстве девчушкой я все каникулы проводила в деревне, и подоить корову – о! это нужно было еще заслужить! Мы с двоюродной сестрой Галкой всячески соревновались в помощи по дому и огороду, чтобы победителю соревнований доверили доить корову. Я с ностальгией вспомнила далекое детство. Потом мы подросли, доить корову и полоть сорняки нам стало зазорно… 

К тому же изменились времена и у родителей появилась возможность на каникулах вывозить нас за границу. В деревне мы бывали все реже и реже. Потом нужно было готовиться к поступлению в университет, репетиторы «грызли» со мной гранит науки… 

Выбора не было – я подобрала ведро и направилась в сарай.

Вериванна, милая, – ласково позвала я, привыкая к полумраку. Мало ли какой еще характер у этой буренки, вот как лягнет сейчас, и покачусь вместе с ведром – рисовала я себе «оптимистичные» картинки. Корова с тоской смотрела на меня умными глазами.

Дальнейшее описание походило бы скорее на записки сумасшедшего, поэтому я скромно опущу, как «знакомилась» с коровой, присаживалась перед ней в шутливом книксене, четыре раза заходила с разных сторон, еще два раза разлила уже надоенное молоко. В конце концов Вериванна поняла, что лучшего ждать не придется, угомонилась и дала себя подоить. 

Я вспомнила, что у бабули  живут две «курочки-рябы», осмотрела насиженные места, нашла два еще теплых яйца. Нарвала в огороде зелени, приготовила омлет, запила его свежим молоком. Красота! Пока бабушка безмятежно спала,  прополола две грядки, отнесла траву Вериванне и уснула в гамаке, подвешенном во дворе между двух яблонь. Яблоки были еще не совсем спелыми, но аромат уже шел от них сказочный. Сон мой продолжился с того места, где оборвался, только облака превратились в пену с яблочным ароматом. Проснулась я отдохнувшая и бодрая, чистый деревенский воздух и здоровый сон после трудов праведных вершили чудеса. 

Я провела в деревне незабываемый месяц: каждый день доила корову, кормила курочек, выпалывала сорняки (получалось не хуже, чем у  деревенских). 

По утрам вставала с петухами – купалась в пруду на восходе солнца, питалась зеленью и овощами с огорода, по вечерам делала себе невероятные фруктовые десерты  из бабушкиного сада со сливками от Вериванны, совсем не боясь нарушить вечную городскую диету. Щечки мои налились румянцем, вся я как-то округлилась, причем только в нужных местах, а в целом сбросила три килограмма. Бабушка, радуясь моему цветущему виду, быстро пошла на поправку.

Когда я вернулась из отпуска, мои друзья и коллеги никак не могли поверить, что я была в деревне, а не в косметологической клинике, и все еще пытаются «выпытать» у меня название чудесного места, где происходят такие метаморфозы.

Для себя же я решила, что следующий свой отпуск я обязательно проведу у бабушки в деревне, а для курортов оставлю себе новогодние каникулы. Хотя, помнится, в детстве я замечательно каталась на санках с горки на краю деревни. :) 

29 августа 2013, в 09:24 +3
История Веры
История Веры
Наваждение
Наваждение