Верить ли в приметы и совпадения? История о том, как я встретила свою любовь

Верить ли в приметы и совпадения? История о том, как я встретила свою любовь

Виктория С.

Хочу рассказать вам свою историю любви. Для меня это самое чудесное, что случилось в моей жизни.

Было это семь лет назад. Я успешно закончила университет и пришла работать в солидную компанию. Приняли меня хорошо, я весело встретила в новом коллективе осенние праздники, а потом и Новый год, и такой чужой поначалу коллектив стал для меня уже родным. И вот в самый первый святочный день ехала я рано-рано маршруткой на работу и вспомнила, что можно и погадать, коль на дворе Святки, – спросить имя у первого попавшегося мужчины. А первым попавшимся мужчиной как раз и был водитель автолайна. 

И вот на выходе я говорю водителю спасибо и нимало не смущаясь (благо пассажиров было  –  две пожилые женщины и девушка-студентка с тубусом в руках) спрашиваю: «А как Вас зовут?». Водитель рассмеялся и ответил: «Алексей». Спасибо, не Агафон или Аркадий, с улыбкой подумала я, вспомнив Пушкина и ещё кое-кого.

И надо ж было мне так неудачно выйти из маршрутки – в темноте споткнулась, подвернула ногу и поняла, что от боли не могу сделать и шагу. Всем своим видом показывая, что всё в порядке (водитель уже собрался выскочить из лайна, чтобы мне помочь), я кое-как доковыляла до работы, и там стало ясно, что с ногой всё гораздо серьёзнее, чем могло показаться сначала. Срочно вызвала такси и в сопровождении коллеги отправилась – ну куда ж ещё! – конечно в Семашко. 

Там уже сидели в очереди первые посетители-страдальцы, но, к счастью, не так много, как можно было ожидать в январское травмоопасное время. 

Когда молоденький врач вызвал очередного пострадавшего, я обратила внимание на крупные, но не сказать, что неприятные, черты лица доктора, светлые глаза и огненно-рыжие  волосы. А когда к нему обратилась медсестра – Алексей Сергеевич, я уже с интересом стала наблюдать, как он работает. 

Но вот и моя очередь. Я «включила» всё своё обаяние, но доктор очень по-деловому сделал всё что нужно (выяснилось – серьёзная трещина, нужно наложить гипс), выписал больничный и дал предписания. Я уже представила, что, в принципе, мы бы очень неплохо смотрелись вместе, но тут зазвонил телефон, врач отошёл к окну и очень нежно с кем-то заговорил – ТАК разговаривают только с любимыми…

И я поняла – увы, не он, не мой это нагаданный Алексей…

Пока я была на больничном, на работе появился новый сотрудник. Естественно, по всем законам жанра, тоже Алексей! Посадили его вместе со мной в один кабинет. Поначалу мы присматривались друг к другу, нащупывали общие темы, определяли границы, куда можно заходить в разговорах, а куда лучше не стоит.

Пикировались шутками и острыми шпильками. Потом стали вместе ходить на обед и с работы (мне нужно было разрабатывать ногу), благо жили мы в одном районе. Потом подружились. А потом… Настал момент, когда я смело могла установить флаг победителя с гордой надписью «Территория завоёвана». Сердце его покорить было нетрудно, другое дело – что мне с ним, с этим сердцем, делать?

Лёшка за это время стал другом и помощником, но и только. С ним рядом я себя не представляла, «не видела», как ясно увидела себя рядом с доктором Алексеем Сергеевичем. В общем, герой, да не мой, не моего романа.

Лёшка никогда не пытался напрямую выяснить, что я люблю, что не люблю, что мне нравится, а что нет. Он действовал методом бесконечных проб и ошибок, видимо, надеясь на свой опыт (а может, и не было у него никакого опыта), и всегда – всегда! – неудачно, а от этого становился даже неприятным. Если приглашал в кино, то обязательно на самый дурацкий фильм, звал на концерт на нелюбимых исполнителей, дарил книги, которые я никогда не стану читать…

Наступило 7 марта, когда работа в какой-то момент просто стопорится и все страшно заняты не отчётами-планами-показателями, а тортиками, цветами и поздравлениями. На рабочем столе меня ждал дорогущий букет, сразу ясно – от Лёшки, потому что это был букет из самых моих нелюбимых цветов – мне всегда казалось, что их покупают только по очень печальному поводу. Да, Лёшка старался изо всех сил, хотел меня поразить, но, как всегда, поразил тем, что в очередной раз не угадал.  А прямо сказать ему, что цветы эти заупокойные, книги тупые, сувенирчики вульгарные и пр., у меня никогда не хватало сил – ну как можно  обидеть человека, который смотрит на тебя, как на небесное создание, и, попроси только, звезду для тебя с твоей «родины» – с неба – достанет?.. В общем, сказка «Лиса и Журавль», часть вторая, печальная…

И я снова убеждалась, что Алексей мой – и не мой вовсе. А душе нестерпимо хотелось встретить наконец того самого, одного-единственного… 7 марта окончательно поставило точку в «отношениях» с Лёхой: мне пришлось соврать, что я безумно влюбилась в другого… К слову, проработал Лёшка в компании  после нашего «разрыва» недолго, нашёл другое место и сейчас «жив, здоров и даже довольно упитан».

Я, конечно же, знакомилась, общалась и встречалась с молодыми людьми, пару раз душа моя даже вставала в стойку, в полную боевую готовность, – а вдруг? вдруг это Он? Но потом понимала, что всё это «типичное не то», не моё. И в конце концов я просто махнула рукой на попытки отыскать «своего» человека, решив, что не судьба мне, видимо, вообще найти его.

Так прошло больше года. И вот однажды рано утром в нашей квартире раздался звонок. Я собиралась идти гулять с собакой,

Джек был серьёзной антихулиганской породы, поэтому я без всякой опаски открыла входную дверь.

Молодой человек был уверен, что пришёл по адресу: держа в руках листок из школьной тетради, он упорно доказывал мне, что здесь должна жить какая-то Нина Васильевна, что он пришёл чинить компьютер и что-то там переустанавливать.

В общем, в конце концов разобрались мы: Самоделкин точно пришёл в указанный дом и в указанную квартиру, да только перепутал улицу. Это, кстати, было нередко, когда, к примеру, в наш почтовый ящик опускали письма и извещения с соседней улицы, – совпадает и номер дома, и квартиры, но улица-то другая! Короче, отправила я к этой неизвестной мне обладательнице поломанного компа молодого человека и, конечно, сразу же забыла о нём. 

А вот он не забыл! Он встретил меня тем же вечером, когда я вышла гулять с Джеком. Он подарил мне мои самые любимые (кстати, очень незатейливые) цветы. Он быстро нашёл общий язык с Джеком. Он очаровал меня. И… я пропала во всех смыслах этого слова. Потеряла голову. Это были замечательные разговоры, умные и изумительно интересные, это было узнавание нового для меня человека и потрясение от открытия, как могут люди настолько совпадать и в самом главном, и даже в мелочах, и какое это настоящее, осязаемое счастье.

Начались наши встречи и свидания, когда я просто не могла дождаться конца рабочего дня, чтобы увидеть наконец своего Диму, Димку, Димочку, Митю…

Уже потом Дима признался, что, когда он увидел меня тогда, на пороге квартиры, первой его мыслью было: «Вот с этой девушкой я мог бы прожить всю свою жизнь». 

А дальше – самое для меня интересное и удивительное. Как-то из наших разговоров вдруг выяснилось, что в тот самый первый святочный день Дима был со своей девушкой в том самом травмпункте Семашко – у неё случился тогда перелом запястья: «шла, поскользнулась, упала, закрытый перелом, гипс». И чисто теоретически мы тогда могли пересечься и даже увидеть друг друга.

Потом выяснилось, что, уже рассорившись и расставшись со своей девушкой, спустя какое-то время он был в офисе нашей компании по делам своей фирмы, и опять же чисто теоретически мы могли бы пересечься и тогда. Но, видимо, мы были совсем не готовы к этой встрече, а даже если б и встретились, вряд ли бы что из этого тогда вышло. Как там говорят? «Для того, кто умеет ждать, всё приходит вовремя» и «Возможно, Бог посылает нам не тех людей, чтобы мы, когда встретим того, единственного человека, были благодарны». Потрясающе верно, в самую точку, это именно наш случай!

Ну вот, пожалуй, и всё. Да, про «гадание на Алексея» я поведала своему любимому Диме перед свадьбой, а он в ответ расхохотался, обнял меня, расцеловал и радостно закружил по комнате.

А потом успокоился и рассказал (чем в очередной раз удивил меня): оказывается, мама очень хотела назвать его… Алёшей.

На большом семейном совете уже было решено, что быть ему Алексеем Ивановичем, но отец пошёл регистрировать новорождённого сына и назвал его по-своему – Дмитрием, в честь Дмитрия Ивановича Донского и Дмитрия Ивановича Менделеева, и мама до сих пор нет-нет да и припомнит отцу этот «проступок». ))

 

Источник фото pixabay.com

Главные новости за день в нашем Telegram. Только самое важное.
16 апреля 2020, в 10:39 +1
Двойная жизнь: Все тайны моего любимого мужа
Двойная жизнь: Все тайны моего любимого мужа
Предатели или Как я узнала, почему меня все бросали
Предатели или Как я узнала, почему меня все бросали