Бали - это не только пляжный отдых

Бали - это не только пляжный отдых

Геннадий VKup

То, что Бали славится своими бескрайними пляжами, знают все, как впрочем и про мемы «ожидание&реальность». Тем не менее с каждым годом остров посещают всё больше и больше туристов из России. Не за мусорными же свалками они туда едут?.. О достопримечательностях «райского острова» и его туристической привлекательности рассказывает Геннадий VKup
 

— Бали относится к Малым Зондским островам. Индийский океан омывает остров с юга, а Балийское море, относящееся к бассейну Тихого океана — с севера. На западе он отделён от острова Ява узким Балийским проливом, а на востоке от острова Ломбок — глубоким Ломбокским.

На Бали расположена одноименная индонезийская провинция со столицей в городе Денпасар (Denpasar) на юге острова. Население острова — около 4 миллионов человек. Интересная особенность Бали, если во всей Индонезиии более 80% населения мусульмане, то более 80% балийцев исповедуют местную разновидность индуизма, а мусульмане составляют ~10%. На острове живут ещё христиане и китайцы-будисты. Возможно потому, что Бали наиболее туристически раскрученный остров, иногда складывается впечатление, что и во всей Индонезии преобладает буддизм. Но это не так.

В представлении большинства людей Бали выглядит просто раем на земле, и этот образ активно поддерживается большинством турагенств, как место пляжного отдыха. Мы конечно не могли не пожариться на солнце и не поплескатьс в океане, однако пляжный отдых не был для нас приоритетом в этой поездке.

Из Джокьярты мы вылетели рано утром. Перелёт на Бали занял чуть больше часа.

Одинокие вулканы возвышающиеся над облаками — типичный вид из иллюминатора самолёта над Явой

Ещё до полудня мы уже были на острове. Международный аэропорт Нгурах-Рай (Ngurah Rai International Airport), известный также как Международный аэропорт Денпасар (код- IATA) DPS, единственный на острове Бали. Он расположенн в 13 км к югу от города Денпасар и 2,5 км от города Кута. Аэропорт назван в честь национального героя Индонезии, погибшего в борьбе за независимость страны в 1946 году.

В аэропорту два терминала — внутренний и внешний. Терминал для внутренних рейсов весьма скромный. Международный может похвастаться просторными залами, интерьером в балийском стиле, множеством кафе и магазинов, гуманными ценами в Duty free. В аэропорту есть почта, банк и даже массажные салоны.

Бали входит в десятку лучших мест для сёрфинга в мире. В честь этого прямо в зале прилётов есть символическая волна с сёрфингом

Прилетев с Явы мы выгрузились, естественно, во внутренний терминал. То ли мы уже аклиматизировались, то ли Бали хорошо продувается ветрами, но жары и духоты по выходе из аэропорта мы не почувствовали. Погода для нас была комфортная всё время пребывания

По выезде из аэропорта, на горизонте возвышалось вот такое строение. По началу я принял его за диспетчерскую вышку аэропорта, но при внимательном рассмотрении, это оказалась громадная статуя Будды

С памятниками и статуями на острове немного перебор, практически на каждом значимом и не очень перекрёстке, на всех площадях возвышаются монументальные памятники, смотреть на которые в других городах специально водили бы туристов, а здесь они повсюду. Вот, например скульптурный комплекс растянувшийся на несколько десятков метров при повороте к аэропорту

С непривычки ошарашивающее впечатление произвела поездка сразу по переезду залива от аэропорта и далее в центр острова. Как будто мы непрерывно едем по кладбищу и рядам магазинов торгующими памятниками и святыми принадлежностями.

По дороге один посёлок непрерывно переходил в другой и сплошной стеной вдоль неё стояли монументальные памятники

Разобраться со всем этим мне удалось только вечером, после ужина в типичной семье балийцев. Но обо всём по порядку.

Первую половину нашего пребывания на Бали мы жили в гористой местности, в центре острова, в городке Убуд (Ubud), столице одноименного района провинции.

Убуд — мекка художников и мастеров. Один из самых живописных городков острова Бали. Очень тихое и спокойное место.

С момента своего открытия в 8 веке, район Кампухан счтался балийцами дающим духовные силы и здоровье. Даже термин Ubud происходит от термина Ubad, что означает медицину в связи с традиционными целебными свойствами множества растущих здесь диких растений. Поколения индуистских верующих совершали особые паломничества к развилке реки Вос, чтобы служить посредником, омывать и собирать святую воду для храмовых церемоний и ритуалов очищения.

В начале 30-х годов многие иностранные туристы приезжали на Бали, в основном посещая район Убуда. Почему только в Убуде? Благодаря языковым способностям принца Тьокорде Геде Агунг Сукавати, который правил Убудом (брат Раджи Сукавати — Тьокорде Геде Рака Сукавати) на английском и голландском языках. Он способствовал строительству множества гостиниц для туристов в провинции. Да и вообще — развивал туристический бизнес.

 

Священный Обезьяний Лес

Из аэропорта наши вещи отправились сразу в отель в Убуде, а мы двинулись прямиком в Святой Обезьяний Лес (Monkey Forest Sanctuary).

В Индонезии, и на Бали в частности, обезьяны считаются воплощением мифических воинов царя обезьян Ханумана, поэтому эти милые существа очень почитаются.

По одной из версий, это связано с эпосом Рамаяны, в которой главный герой Рама отправился на выручку своей похищенной демоном красавицы жены Ситы. Согласно легенде, ему на помощь пришло воинство обезьян. А полководец обезьяна Хануман послал полчища своих воинов на помощь Раме.

Лес Обезьян лежит за рисовыми полями, неподалеку от Убуда. Около десяти гектаров экваториальных джунглей стали домом для более чем тысячи обезьян, которые живут здесь в естественных условиях и смотрят на туристов, как на гостей.

Такой себе зоопарк наоборот — здесь обезьяны будут наблюдать за вами, не только вы за ними.

Священный Лес Обезьян, является святилищем и естественной средой обитания балийской длиннохвостой носатой макаки (Macaca flavicularis).

Все обезьяны живущие в лесу разделены на 7 семей по месту обитания: мишленовской?, восточной, центральной, кладбищенской, южной, семьёй нового леса и семьёй главного храма. В каждой семье живёт 110−220 обезьян.

Между семьями часты конфликты. Из-за доступа к воде в сухие сезоны, члены некоторых семей вынуждены пересекать территорию других.

Правда сейчас эти хвостатые воины известны не столько ратными подвигами, сколько умением молниеносно хватать ценные вещи или незаметно обчистить карманы туристов и сгинуть в зарослях джунглей. Лучше перед походом в Обезьяний Лес оставить всё ценное в отеле, а то, что возьмете с собой — телефон, фотоаппарат, спрятать понадежнее или держать покрепче.

Гостям разрешено кормить обезьян. Посетителей даже учат правильно давать мартышке банан — надо встать и поднять правую руку с фруктом вверх. Обезьян сам разберется, что делать дальше. Не делайте резких движений, не показывайте зубы — признак агрессии

Местные жители хорошо знакомы с привычками обезьян, поэтому охраняют даже мотоциклы и машины.

По их рассказам, в настоящее время обезьяны Леса настолько обнаглели, что стали выходить за его пределы и терроризировать окружающие рестораны и магазины.

Существует даже служба, которая по утрам отлавливает задержавшихся в городе макак и возвращает их в Лес.

Несмотря на криминальные наклонности мартышек, прогулка по их территории оставляет массу приятных впечатлений.

В Обезьяньем лесу есть три храма. Первый храм — Пура Далем Агунг Падангтегал, еще известный как Главный храм, находится в южно-западной части парка. Название храма переводится как «Великий храм смерти».

Второй храм — Пура Беджи находится в северо-западной части парка, этот храм еще называют «Храмом святой весны». В этом храме проводятся обряды духовного и физического очищения перед религиозными церемониями.

Третий храм — храм Праджапати, находится в северо-восточной части парка, в нем проходят обряды кремации. Кремация совершается раз в пять лет, а до этого тела временно мумифицируются и сохраняются до очередного сожжения.

Храмы играют важную роль в духовной жизни местной общины, а обезьяны почитаются местными жителями, так как считаются воплощением мифических воинов армии царя обезьян — Ханумана. Территория парка священна для местных жителей, некоторые части парка закрыты для публичных посещений.

Лес принадлежит сообществу Padangtegal и управляется Управлением Mandala Suci Wenara Wana. Целью управления является сохранение святого места и продвижение Обезьяньего леса в Убуде в качестве международного туристического направления.

Из Леса Обезьян мы наконец добрались до нашего отеля в Убуде.

 

Ужин в балийской семье

На вечер у нас был запланирован «ужин в балийской семье”. Насколько я понял, там существует такой типа бизнес, когда одна семья готовит балийский ужин для группы в 10−15 туристов. За ужином балийцы рассказывают о местных традициях, об их образе жизни и идёт такой непринуждённый трёп «за жизнь”. Иногда пытаются продать чего-нибудь, если семья производит ещё что-то. У нас было несколько таких ужинов разного уровня. Впарить поделки из дерева пытались только на одном.

Балийцы живут семьями в несколько поколений на одном кампусе. Как правило он занимает большую площадь и огорожен каменной стеной. Во дворе стоят несколько жилых сторений для каждого поколения отдельно: дети, отцы, деды и могут быть парадеды. Если сыновей несколько, то каждый имеет своё строение. Расположение строений зависит от сорон света. Я всё не вспомню, но кажется, самое старшее поколение живёт в северном доме. По мере взросления\старения люди перемещаются из здания в здание по старшинству.

Общими во дворе являются кухня и хозяйственные постройки. Удобства у каждого свои.

Кроме всего прочего, обязательно есть своё святилище (В нашем обычном понимании — это маленький храм) и место захоронения. При рождении детей, их плаценту кладут в кокосовый орех и так же, хоронят в семейном храме. Чем больше в семье народа и старше семья, тем больше отдельных построек в храме.

Каждый день женщины семьи складывают дары богам (подробнее об этом складывании будет дальше) и устанавливают их возле статуй, как у себя на кампусе, так и поблизости. В том что они это делают на полном серьёзе, а не для туристов, мы имели возможность убедиться многократно.

На этом ужине и разрешилась, мучившая меня с утра, тайна обилия «памятников” вдоль балийских улиц. На улицы выходят стены кампусов, а за ними семейные храмы, которые постоянно достраиваются и модернизируются.

Вот так выглядит улица с выходящими на неё стенами.

А это взгляд через стену, видны жилые дома и различные религиозные строения одной семьи

 

Рисовые террасы Джатилувих

Рис на индонезийском языке называется nasi. Практически в любом кафе и ресторане обязательно найдутся в меню гарниры из риса. Собственно, он является основой для любых блюд, из него готовят различные закуски и даже кондитерские изделия. Также рис используется для приготовления спиртных напитков вроде браги и самогона

Центральная часть острова идеально подходит для выращивания риса. Горная цепь на севере обеспечивает равномерное распределение осадков по долине. Здесь не так жарко, как на юге Бали (где ландшафт состоит преимущественно из равнин), и не так холодно, как в других горных районах северной части.

Рисовые террасы встречаются во многих уголках Азии и Индонезии. Но только на Бали можно наблюдать сложно организованную систему ирригации полей под названием Субак.

Она представляет собой множество плотин, искусственных водопадов и каналов, по которым вода из горных озер и рек доставляется до рисовых полей.

Интересной особенностью является то, что некоторые каналы имеют протяженность до 3 километров и проложены на глубине до 40 метров. Система субак появилась на Бали в 1071 году. С тех пор принципиально она не менялась.

Именно эта система, а также рисовые террасы Джатилувих в центре острова были признаны всемирным наследием ЮНЕСКО в 2012 году.

Эти террасы находятся на высоте 700 м. над уровнем моря и занимают площадь порядка 303га. Они представляют собой искусственные ступени.

Субак в широком смысле — социальная модель балийской сельскохозяйственной общины, объединённой единой ирригационной системой, и сама община. В настоящее время на Бали насчитывается около 1300 общин субак, объединяющих порядка 260 тысяч крестьян.

Рис здесь выращивают вручную: несколько раз в год на полях размещают саженцы, которые впоследствии заливают водой. Через 3−6 месяцев (в зависимости от сорта риса) можно собирать урожай. С каждого гектара собирают не менее 4 тонн риса. Учитывая размеры полей, годовой объем составляет как минимум 2400 тонн. Однако, этого все равно недостаточно, поэтому рис завозят с соседних островов.

Среди террас проложены удобные тропинки, так что без труда можно прогуляться по ним, любуясь окружающим пейзажем.

Поскольку разные сорта риса созревают за разные сроки, часто бывает так, что в одном месте еще колосятся молодые побеги, а в другом уже активно идет сбор урожая.

Наибольшая опасность для рисовых полей — это птицы.

При таких размерах террас очень сложно отпугивать их вручную. Поэтому балийцы придумали следующий способ: по всей площади посадок в землю втыкаются палки, на которые привязываются ленты ткани. Эти ленты развеваются на ветру, и птицы думают, что там кто-то движется.

Кроме того, на полях есть небольшие каменные сооружения, напоминающие башенки.

Это алтари, а вернее целые храмы. Они строятся для поклонения богине Деви Шри, которая дает этим землям плодородие. Балийцы верят, что именно она дарит фермерам богатый урожай.

На террасах Джатилувих выращивают белый, красный и черный сорта риса. Кроме него, здесь растут различные овощи, кокосы, кофе и бананы.

За полями ухаживают несколько сотен крестьян.

Поскольку никакая техника не проедет по узким ступенчатым террасам, фермерам в работе помогают только буйволы, с помощью которых вспахивают землю.

Ясное дело, дармовая рабочая сила, в виде заезжих туристов, также с удовольствием привлекается :))

Семейный подряд приветствуется :)

 

Королевский дворец Пелиатан или «из грязи, да в князи»

Вечером этого же дня у нас был ужин с местным принцем (За ударный труд на полях, надо полагать. Шутка) с осмотром дворца.

Дворец Пелиатан (Peliatan Royal Palace) расположен в восточной части Убуда и в настоящее время является резиденцией королевской семьи Ксатрия (Ksatria). Как и большинство других дворцов на Бали, Пелиатанский королевский имеет многовековую историю. Этот священный дворец был впервые построен в 17 веке, в цветущих джунглях посреди Бали.

Центральный вход во внутренний двор Дворца Пелиатан

В самом начале экскурсии принца Ксатрия по дворцу, как это не первый раз со мной случается, я задал ему не совсем тактичный вопорс: — Что значит «королевская династия», если в Индонезии, и на Бали вчастности, форма правления — республика? Принц пообещал поговорить со мной об этом за ужином и продолжил экскурсию.

«Смотритель дворца»

Тронный зал официальных приёмов

На этом вырезанном из камня панно можно увидеть всех князей Пелиатана, их судьбы и истории:

Священная птица Гаруда. Мифический царь птиц получеловек полуптица. Ездовая птица бога Вишну. В индуизме Гаруда является одним из трёх второстепенных божеств.

Резьба по камню заслуживает отдельного внимания. Такие резные фигуры разбросаны по всему дворцу

И ещё, много певчих птиц в стационарных клетках подобных этой

Портреты бывших владельцев дворца

Покои принца

Пока нам показывали дворец, сгустились сумерки

Как результат заданного мной не тактичного вопроса, за ужином (не могу написать за столом)…

мы оказались рядом с принцем, по его приглашению

…и большую часть времени довольно интересно дискутировали о формах правления в Индонезии. Со стороны принца был заметный энтузиазм, впрочем как и у большинства остальных участников ужина.

Бали в настоящее время является республиканским государством, но королевская семья считается хранителем индуистской веры и пользуется большим уважением. Семья вернулась на Бали несколько десятков лет назад. Принц Тьёкорда Рака в настоящее время является главой культуры и религии в Убуде. Патриарх Тьокорда Рака Кертхьяса является старшим членом королевской семьи Убуда. Его жена Асри (дочь бывшего личного секретаря губернатора штата Новый Южный Уэльс) — значительный человек в гостиничном, ресторанном и благотворительном кругах Бали. Но нас водил по дворцу не сам принц Тьёкорда Рака, а его младший сын, который так же имеет статус принца.

Хотя старая балийская феодальная система была заменена голландским колониальным правительством более восьмидесяти лет назад, Тьёкорды по-прежнему сохраняют особую роль в обществе Убуда. Многие руководящие роли, как священные, так и светские, исполняются Тьёкордасом. Они также занимают видное место в местных деловых кругах, художественных учреждениях и профессиональных кругах. Хотя формальная власть кому-то не предоставляется автоматически, потому что они происходят из пури, королевские убуды по-прежнему пользуются уважением исключительно на основании своей наследственности. Они также вызывают уважение со стороны некоторых людей на основании их довольно непропорционального богатства.

Написанное выше о балийской династии Ксатрия, это изложение объяснения статуса королевской семьи Убуда со слов принца. Насколько я понял, эта семья была бы не против получить статус аналогичный султанату Джокьярта на Яве. Но как я смог убедиться позже, во время визита в другую знатную общину Бали, такое видение разделяют далеко не все жители острова. Короче, там идёт некая своя политическая движуха, не сразу понятная со стороны.

После нескольких рюмок выпитой местной рисовой водки, поговорили мы с принцем и о его личной жизни.

Сейчас ему около 45-ти лет и он является 4−5м в династической очереди на трон. С 18-ти лет он обучался туристическому и гостиничному бизнесу в университете, в Швецарии. По его рассказу, был не дурак выпить и кутнуть. Гонял на супер-байках и спортивных машинах. В смысле принимал участие в соревнованиях. Но рассказывал и как ему приходилось мыть посуду в макдональдсе, в Женеве. Тем не менее мечтал остаться жить в Европе, но папа сказал «цыц», обязал его вернуться назад на Бали и сделал ответственным в семье за туризм. Чем он сейчас и занимается. В том числе и общаясь с нами. Его, так же, женили на девушке из другого знатного рода Бали, тем самым политически укрепив положение всей семьи. По поводу женитьбы принц больше всего сетовал, что появившаяся ответственность перед семьёй прекратила его гонки на супербайках. Во время нашего визита принцесса была простужена и вышла к нам сильно кашляя только после ужина, для фотографирования. К сожалению именно наши с женой фотографии с принцем и принцессой получились отвратительными, что мне стыдно их приводить здесь.

Наша беседа оказалась настолько захватывающей, что несколько раз прибегали придворные и напоминали, что нас ещё ждут артисты с показательными танцами и нужно бы поторпиться. В результате танцы задержались минут на 45, но всё вроде как обошлось и все остались довольны.

Семья придворных танцоров. В сиреневом платье это мать танцовщиц. Рядом с ней, слева младшая дочь 12-ти лет, остальные — старшие сёстры

Покидаем дворец Пелиатан уже ближе к полуночи

Продолжение следует.

Хотите поделиться своими «дорожными историями»? Пишите
в личку Татьяне Афанасьевой
И да здравствует наш общий и бесконечный «Гульбарий»! ;)

Опрос

Бали... Полетели бы, если тур в подарок?

Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Google.news
Автор: VKup
16 января, в 12:43 +8

«Гульбарий»

Маршруты выходного дня и дерзкие планы на лето. Кто не подпишется, в отпуск не пойдет!

Телепорт в Новогодний Краснодар
Телепорт в Новогодний Краснодар