Орденоносец

Орденоносец

«И дэ ж твiй орден, орденоносец?» — всякий раз поддевал при встрече моего деда известный в селе уклонист, сумевший избежать всеобщей мобилизации. Орден, о награждении которым гвардии старшего сержанта Ковалева зачитали приказ на поле боя в 1944-м, «нашелся» спустя 60 лет после Победы», — рассказывает туляк Роман Ковалев.

— Я не застал своего деда в живых, он лишь успел совсем немного понянчить мою старшую сестру. Но я знаю о нем по рассказам родных и по сохранившимся фотографиям, и память о нем бережно хранится в нашей семье.

Родился Андрей Петрович 20 января 1915 года в селе Кресты (ныне Первомайское) Ремонтненского района Ростовской области. Родители, Петр Иванович и Василиса Ионовна, были середняками. Детство ему выпало трудное — с малых лет он и его старший брат Иван помогали родителям пахать и сеять, ухаживать за оставшейся после коллективизации скотиной. О том, чтобы учиться в школе, приходилось лишь мечтать. Дед сам выучился читать и писать. Вскоре в селе организовали совхоз № 16, и молодой парень стал работать там пастухом. Тогда-то он и полюбил чтение — страстно читал всё, что попадало под руку, в любое свободное от работы и забот время.


Андрей Петрович Ковалев (1915 — 1973).

В 1937 г. Андрея Петровича призвали на срочную службу. Проходил он ее в Московском военном округе, учился в сержантской школе, где освоил специальность радиотелеграфиста, изучил устройство радиостанций, азбуку Морзе. Осенью 1939-го успешно окончил школу младших командиров и получил направление в в/ч Ленинградской области. Его назначили командиром отделения связи во взводе управления пехотного батальона и отправили на Карельский перешеек. Дед участвовал в финской войне, в штурме линии Маннергейма.

Осенью 1940 года Андрея Петровича демобилизовали из рядов Красной Армии. Он вернулся в родные края, где его с нетерпением ждали мать, жена, дочь, брат. Казалось бы, живи да радуйся. Но недолго длилась мирная жизнь…

Мобилизовали деда в первые же дни войны. Родившегося спустя несколько недель сына он увидит не скоро. Воевал на Западном, Южном, 4-м Украинском и 1-м Прибалтийском фронтах. Был трижды ранен. В приказе командира 9-го стрелкового полка 3-й гвардейской стрелковой дивизии от 17.4.44 говорится: «От имени Президиума Верховного Совета Союза ССР награждаю медалью «За боевые заслуги» начальника радиостанции роты связи полка гвардии старшего сержанта Ковалева Андрея Петровича за то, что в боях за город Армянск 8.4.44 года и в последующих боях обеспечил бесперебойную связь командира полка с командиром дивизии и с командирами батальонов, своевременно и быстро устраняя все неполадки в работе радиостанции».

На первый взгляд, нет ничего героического в том, чтобы неоднократно исправлять под огнем противника поврежденную линию, прокладывать кабель в сильные морозы и снежные заносы, через реки и перевалы, соблюдая условия сохранности проводов и их маскировки, вылавливать сигналы нужной радиостанции в хаосе других, корректировать огневые цели… Но какая война без надежной действующей связи? Провода — это «нервы» войны, и только исключительно высокий патриотизм и массовый героизм связистов в неимоверно трудных условиях позволял обеспечивать бесперебойную связь до самой Победы.

Дед рассказывал своим сыновьям: однажды, получив приказ устранить повреждение на линии, он буквально под градом огня полз к месту обрыва связи, и в линейную сумку с комплектом инструмента попал снаряд. Что делать? Связь нужна немедленно, а без ремкомплекта, одними пальцами, сталистые провода не соединить. Дед тогда сжал концы проводов зубами и обеспечивал связь до тех пор, пока не подоспела подмога.

«В боях за освобождение Литовской ССР от немецких захватчиков начиная с 21 июля 1944 года тов. Ковалев обеспечивал бесперебойную связь, все возникающие неполадки устранял немедленно, и связь работала непрерывно. Своей работой тов. Ковалев способствовал успеху боевых операций полка. Достоин правительственной награды — ордена «Красная Звезда», — подписал приказ 1 августа 1944 года командир 9-го гвардейского стрелкового полка подполковник В. М. Дацко. Но вручить орден Андрею Петровичу тогда не успели.

А вскоре в одном из боев за освобождение Шяуляя при корректировке огня деда тяжело ранило. Он с радиостанцией и корректировщик огня забрались на сосну, чтобы было удобнее вести наблюдение за передвижением немцев и своевременно передавать в штаб полка координаты целей. Как рассказывал дед моему отцу, фашисты, по всей видимости, их заметили и открыли мощный огонь из минометов. Одна из мин разорвалась совсем рядом, корректировщик огня погиб, деда ранило в спину. Сознание вернулось к нему только в медсанбате. Его отправили в глубокий тыл, в город Киров.

День Победы Андрей Петрович встретил в госпитале, выписали его лишь летом 45-го. До Москвы его сопровождал санитар, так как передвигался дед на костылях. Дома фронтовика встретили только жена и сын — мать и дочь ушли из жизни, брат пропал без вести на одном из фронтов… А в марте 1946-го родились близнецы Владимир, мой отец, и Иван – долгожданные дети Победы, сыновья уже мирного времени. Иван, к сожалению, в возрасте полутора лет умер, — трудными были послевоенные годы…

Чуть поправившись и окрепнув, дед работал объездчиком и завхозом на ферме, старшим чабаном. Дети — сыновья Николай, Владимир, Виктор, Александр и дочь Мария — помогали по хозяйству: пасли овец, запасали сено, готовили к зимовке кошару. Дед часто вспоминал войну, особенно ночами у костра, когда оставался с сыновьями стеречь отару в степи. Очень любил носить свою фронтовую гимнастерку, галифе, хромовые сапоги и полевую фуражку, много курил. Был хорошим охотником и заядлым рыболовом.


Удачный улов! Андрей Петрович с детьми Виктором и Марией. 1963 г.

 


С сыном Владимиром на охоте.

Андрея Петровича в селе любили и уважали, в его хате часто собирались односельчане и фронтовики. Говорили о работе, урожае и, конечно, о войне. Деду, отдавшему военному делу девять лет своей жизни, было что рассказать. «Смерти, дети, не бойтесь, ни войны, ни зверя, дело исполняйте мужское», — наставлял когда-то своих сыновей Владимир Мономах. Это дело мужское наши деды исполнили с честью. Но был в селе один уклонист из раскулаченных — все знали, что в 41-м он, здоровый и сильный, отбоярился от всеобщей мобилизации. И когда в разговоре дед прямо спрашивал: «А дэ ж був ты? чого не воевав? ховався?», тот резко менял тему, мол, сказки нам тут о себе рассказываешь, орденоносец, «а дэ ж вiн, твiй орден?».

В 1970-м дед посылал запрос в Министерство обороны, но пришел ответ, что в списках награжденных он не значится. Скромный человек, дед не стал больше ничего выяснять и добиваться (он и ветераном войны долгое время не значился), — вовсе не за награды воевали наши славные предки. А 23 февраля 1973-го деда не стало… И только спустя годы благодаря кропотливой работе, проведенной поисковиком Ремонтненского района Анатолием Николаевичем Бочаровым, отыскались в архивах приказы о представлении А. П. Ковалева к ордену Красной Звезды, но затем по какой-то причине его заменили орденом Отечественной войны.

В наградном листе к ордену значилось: «Награда не получена».

6 сентября 2005 года в Ростовском районном военкомате состоялось торжественное вручение ордена Отечественной войны II степени родственникам А. П. Ковалева. Его вдова, Ковалева Меланья Гавриловна, не дожила всего лишь несколько дней до этого памятного события…

Сын Владимир (в центре), дочь Мария с мужем, внуки и правнуки А. П. Ковалева на вручении ордена Отечественной войны. 6 сентября 2005 года.

Простой крестьянин, радист-связист, фронтовик, глава большого крепкого рода (у Андрея Петровича 12 внуков, 22 правнука и двое праправнуков) — мой дед. В священную историю Великой Отечественной навеки вписана и его драгоценная жизнь и судьба.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
11 июня, в 18:00 +11
Дневники войны: пять фронтовых писем, которые трогают до слез
Дневники войны: пять фронтовых писем, которые трогают до слез
«Не проливайте слез обо мне, если убьет, то ведь для того и война...»
«Не проливайте слез обо мне, если убьет, то ведь для того и война...»