Рассекреченные архивы ФСБ: В мае 44-го

Рассекреченные архивы ФСБ: В мае 44-го

Папка с этим делом хранится в архивах ФСБ. Тульское управление приоткрыло завесу тайны, как работали смершевцы и тульские чекисты в годы войны.

 

Задержан агент «Виддера»

Это случилось 15 мая 1944 года. На КПП белорусского города Пропойск (10 км от линии фронта) пограничники остановили машину, следовавшую со стороны белорусского же города Чечерска. В машине сидели двое офицеров Красной армии, у одного из них, с погонами старшего лейтенанта, имелось командировочное предписание в 45-й запасной стрелковый полк за пополнением для 238-й карачевской стрелковой дивизии.

Но что-то в этих документах вызвало подозрение, и пассажира отвели для более тщательного выяснения за дорожную будку. Пока вели, один из пограничников дал знак товарищу: надо задерживать. На подозрительного гражданина набросились одновременно с двух сторон. Лейтенант, правда, ожидал нападения и попытался выстрелить в себя из запасного пистолета, который держал в кармане, но ему этого сделать не дали. Так Главным управлением контрразведки Смерш был задержан агент германской разведки «Виддер» Владимир Евдокимов.

 


Владимир Евдокимов в форме обер-лейтенанта немецкой армии.

 

Биография задержанного оказалась весьма недлинной. Родился в Туле в 1924 году. То есть на момент задержания ему и было-то всего двадцать. Мальчик и есть мальчик. Жил на Замочной улице. До войны работал на Патронном заводе. С ним же отправился в эвакуацию в Челябинск, откуда и был в 1942 году призван в армию. Направлен в Свердловское пехотное училище, которое окончил в апреле 1942-го в звании лейтенанта и направлен в 380 стрелковую дивизию на должность командира стрелкового взвода. 3 июля 1943 года в составе этой дивизии прибыл на фронт на Орловско-Курское направление и вскоре попал в плен.

Сначала держали в лагере в Орле. Потом Евдокимова отобрали для вербовки, и некто Яков увёз его из лагеря в город, на квартиру, где поселил под присмотром соседей. Ещё через месяц отвёз на другую квартиру, на Тургеневской улице, на которой, кстати, и располагался штаб «Виддера». Регулярно навещал, приносил хорошие продукты, рассказывал о новых порядках. А потом сказал: «Хватит, пожил, давай займёмся формальностями». После этого стал оформлять на своего подопечного как агента немецкой разведки вербовочный материал. И вскоре предложил пойти в тыл Красной Армии. Евдокимов согласился.

В августе 1943 года он впервые пошёл за линию фронта. Как новичку ему дали задание полегче — узнавать номера дивизий и полков и расположение огневых точек.

Через двое суток вернулся и на себе испытал, что такое немецкая дисциплина. Сначала явился в штаб батальона, из которого был направлен в штаб полка, оттуда в штаб дивизии и уже из дивизии — в Орёл, в разведгруппу «Виддер». После успешной проверки разрешили два месяца отдохнуть.

 

«Виддер»: провал за провалом

Вроде бы откуда столько чести — дефицитные продукты, двухмесячный отдых. Но особенностью момента было то, что разведывательный орган «Абвергруппа-107», или «Виддер», переживал не лучшие времена. Одним из основных его направлений была диверсионная и разведывательная работа в Орловской и Тульской областях. Однако подавляющее большинство забрасываемых в тыл агентов назад не возвращались. Конечно же, командование такой работой было крайне недовольно. И офицеры, как и все служивые люди, ожидали нехороших последствий. В частности того, что большинство из них с более или менее сытой и спокойной работы отправятся в окопы на фронт. Конечно, в такой ситуации каждым перевербованным агентом приходилось ой как дорожить!

Так, например, после заброски на самолёте на территорию Тульской области группы агентов в апреле 1943 года с целью разведать линию обороны Красной Армии в районе Черни часть засланных сдалась сама, семеро были задержаны с 15 по 19 апреля, а назад через линию фронта не вернулся никто.

 


Блок-нот (тогда писалось так) с записями, изъятый при задержании Евдокимова.

 

Также, по воспоминаниям работавшего в тот период в Тульской контрразведке Александра Сергеевича Кузнецова (после войны он будет работать начальником тульской УБХСС), в том же 1943 году «Виддером» были отправлены в Тулу для работы и сбора сведений на оружейном заводе трое бывших уголовников. Двое из них сразу же явились с повинной в милицию. А третий, командир группы, имевший рацию, сотрудничать с советской властью отказался, был арестован. Тогда немцам сообщили, что он погиб, и к двум оставшимся агентам прибыло новое подкрепление с рацией. Один остался в качестве старшего группы, а другой вернулся через линию фронта доложить, что группа успешно действует. И эта группа вела игру с немецкой разведкой до 1944 года, пока немцы не были окончательно выгнаны с тульской земли.

В 1941 году «Виддер» дислоцировался в городе Конотоп на Украине, а с 1942 года до наступления частей Красной Армии — в Орле, на Тургеневской улице. В сентябре 1943 года абверовская разведка переехала в Клинцы Брянской области, а затем в Белоруссию, в Бобруйск. Кстати, одно время одним из следователей группы был туляк Соломыков. Имелись, согласно показаниям Евдокимова, в составе завербованных агентов и другие туляки.

 

Экскурсия в Вену

Но вернёмся к задержанному Евдокимову. После первого выполненного задания он ещё дважды успешно забрасывался в тыл Красной Армии.
Так, в августе-октябре 1943 года ему удалось собрать и передать немцам сведения о прибытии в район Орла новых воинских соединений и передвижении частей Красной Армии по шоссейной дороге Болхов — Орёл. Также он должен был оценить обстановку в Орле и городах области после отступления немецких войск. В январе 1944 года собирал сведения о дислокации воинских частей, состоянии железных дорог и движении поездов в прифронтовых городах Чечерске и Кошелеве.

Сведения собирались в основном из разговоров с красноармейцами. Строго предписывалось общаться только с младшими по званию. Договариваться о ночлеге сразу с местными жителями, минуя комендатуру. Впрочем, несмотря на войну, доверчивость всё равно иногда была очень высокой. Евдокимов рассказывал, как некие германские агенты прокатились на танке с одним весёлым экипажем аж на тридцать километров в глубокий тыл.
Бывало, возникали и критические ситуации. Выручало лишь то, что на солдата, который слишком придирчиво изучал документы и выражал недоверие, можно было по-командирски громко гаркнуть, чтобы он умерил своё любопытство.

В Орле одна женщина опознала в напарнике Евдокимова человека, который сотрудничал с немцами. Предателю пришлось пустить в ход всё красноречие, чтобы убедить, что она ошиблась.

После выполнения третьего задания Евдокимов стал официальным сотрудником «Виддера», получал ежемесячно зар­плату в 120 марок и имел право носить форму офицера немецкой армии. Причём разрешалось носить форму на один чин выше. Пока был лейтенантом, носил мундир обер-лейтенанта. Стал обер-лейтенантом, примерил китель капитана. В общем, плох тот немецкий солдат, который не мечтает о погонах генерала.
За выполнение заданий командования Евдокимов был награждён бронзовой, серебряной и золотой медалями со скрещёнными мечами. Кроме того, ему в ноябре 1943 года был представлен месячный отпуск с экскурсионной поездкой в Вену. Устроили даже автобусную экскурсию по городу и достали билеты в «театр балета». На память о той поездке осталось несколько фотографий, которые он взял с собой на своё последнее задание в тылу Красной Армии:

 

 

Некоторые из имеющихся в деле фотографий, кстати, стали потом вещественными доказательствами по делу. Как оказалось, задержанию Евдокимова предшествовала тщательная оперативная работа. В том числе была проведена и операция по внедрению агента в стан разведчиков. А фотографии Евдокимова агентам нужны были для опознания предателей. Так что на том белорусском КПП Евдокимова ждали…

 

 

Как гласит обвинительный приговор, Евдокимов виновным себя признал и, кроме того, как активный агент германской разведки, изобличается показаниями других арестованных немецких агентов. О его дальнейшей судьбе в условиях военного времени нетрудно догадаться.

 

Автор: Сергей Гусев, 24 декабря 2015, в 15:23 +19
Другие статьи по темам
Новый год из детства
Новый год из детства
Прокудин – тульский Котовский. Часть 2
Прокудин – тульский Котовский. Часть 2