Первая мировая: вести с фронтов

1915 г. Беженцы на причале ждут отплытия в Америку. Там они скрывались от войны.

Первая мировая: вести с фронтов

Начавшаяся война принесла в Тулу и первые известия с фронта. Поначалу даже не всегда трагические, иногда и довольно курьёзные.

Мы уже писали о том, как Первая мировая война отразилась на жизни простых туляков и о сухом законе, существенно пошатнувшим привычные устои. Мы продолжаем цикл рассказов о Туле и войне начала XX века.

Из Испании домой

Тульских докторов Дьякова и Баженова объявление войны застало в Мадриде. И сразу же стало необычайно трудно перебраться из Испании на союзную России французскую территорию.

«Без конца визирование, просмотр паспортов, подозрительное оглядывание, — рассказывал К. Н. Дьяков уже по возвращении на родину. — С большим трудом удалось достать место в воинском поезде — от границы Италии в Париж ехали мы с французскими резервистами, все они были необычайно возбуждены, отправлялись в полки охотно, с энтузиазмом.

На каждой станции происходили манифестации. Население встречало войска восторженными криками, забрасывая их цветами.

Угнетённое впечатление произвели французские поля: хлеб на них созрел, стоял готовый к уборке, но ни одного человека в поле не видно было, чтобы убрать его. Как будто брошен на произвол судьбы».

В Париж тульские доктора попали, когда патриотический угар несколько поостыл. Столица Франции показалась им вымершей. Редкие прохожие, транспорт практически не ходит. После восьми вечера в городе всё запиралось, отменены были так соответствующие парижскому духу увеселения и спектакли.

«В Париже встретили тысячу русских, желающих во что бы то ни стало вернуться в Россию, — рассказывал Дьяков. — Беженцы из Германии подогревали рассказами о зверствах немцев. Составились два маршрута по отправлению русских. Один на север, через Англию, Норвегию, Швецию. Другой на юг — через Марсель, Геную, Бриндизи и Пирэй. Между прочим, южным путём на несколько дней вперёд нас уехал доктор Битный-Шляхто, а в Туле его до сих пор ещё нет».

Баженов и Дьяков выбрали морской путь через Англию, которая поразила полной противоположностью Франции: во всех городах кипела обычная жизнь. Работали банки, магазины, пристани, увеселения, театры.

«Норвегия приняла чрезвычайно тепло и радушно. Предупредительность к русским удивительная. В Швеции же наоборот нас встретили косо, почти враждебно, с насмешливыми, ироническими взглядами. Одна дама, ехавшая вместе с нами по улицам шведского города, уверяет, что в неё из толпы даже плюнули. Немцы разбросали много мин на морях. Шедший за нами пароход наткнулся в немецком море и утонул».

Дорога домой заняла примерно месяц. В конце августа оба путешественника уже были в Туле.

В Париже оставалось ещё много русских, желающих вернуться. Причём положение их было достаточно бедственное.


Плакат 1914 г. Советский «Ты записался добровольцем» — его копия

Первые жертвы

А вот с фронта новости были разные. Хотя в газетах часто писали, что австрийцы воевать не хотят, сражаются неохотно и при первой возможности сдаются в плен. Один из квартирующих в Туле полков даже отличился, взяв с поля боя австрийское знамя.

Впрочем, куда больше Тулу ужасали другие сообщения. Так, на фронте с Австрией воевал бывший полицмейстер фон Вернер. И в одном из сражений ввиду убыли офицеров временно принял командование. Был ранен в ногу, но остался в строю.

В Австрии убит в бою корнет Г. Д. Лопухин — родной племянник бывшего тульского губернатора В. А. Лопухина.

Ранены бывший помощник пристава тульской полиции Рожинский, прапорщик Повпертов — адвокат, автор газетных фельетонов.

Ветеринарный врач Тетёркин оказался в плену у австрийцев. От него вскоре было получено письмо, написанное, правда, в очень сдержанных выражениях, поскольку все письма проходят перед отсылкой цензуру. Но Тетёркин был мастером намёков. Рассказывая о жизни пленных, он написал: «Режим здесь такой, как у нас за Киевской заставой». Это был намёк на тюрьму, которая располагалась тогда за городом, как раз недалеко от Киевской заставы. Она, собственно, и сейчас находится там же, где и располагалась сто лет назад.

Немецкая армия во время наступления

В ноябре 1914 года стало известно, что убиты сын бывшего тульского головы А. А. Любомудрова прапорщик Владимир Андреевич Любомудров, а также сын местного самоварного фабриканта Н. И. Капырзина.

Уже на исходе года, 24 декабря, газета «Тульская заря» сообщала: «Вчера в 9 часов утра на ст. Тула С-В ж. д. прибыло из Варшавы тело скончавшегося от шрапнельной раны подпоручика Спиридона Александровича Бочарникова 22 лет. Покойный отбывал воинскую повинность на правах вольноопределяющегося в одном из тульских полков. Затем из военного училища он в августе месяце этого года выпущен был офицером в одну из частей действующей армии. Участвуя в девяти сражениях, С. А. Бочарников в последнем встретил свой жребий. На вокзал прибыли родственники и масса знакомых. Запаянный гроб установлен был на катафалке, и в сопровождении почётного караула траурная колесница проследовала на военное кладбище».

Война всё больше вступала в свои права, принося всё новые и новые похоронки в дома туляков.

Даже кофе не допили

Ну и на финал несколько более мажорных сообщений.

К сожалению, писем с фронта того времени практическим не сохранилось.

Воспользуемся цитатами из газет, относящимися к первому периоду войны, когда все ждали скорой победы. Конечно, эти послания прошли уже двойную цензуру — сначала на фронте, потом перед тем, как попасть в печать. Но ощущение времени, о котором мы почти ничего не знаем, в них сохранилось.

«…Посылаю привет из русского города Тильзита, на ратуше коего уже развевается русский флаг. 17 августа наши войска торжественно в него вступили, не встретив нигде сопротивления, так как бывший здесь немецкий гарнизон поспешно бежал, оставив казармы полными провианта, орудия и всякого рода трофеев, полковые трубы и литавры, бунчуки, портреты Вильгельма с собственноручною подписью и др. Жизнь в городе течёт вполне нормально, войска наши ведут себя похвально, жители относятся к нам прекрасно, и, гуляя по городу, можно совсем даже забыть о войне. Погода стоит дивная…

Ред. „Т. Мол.“ помещает выше приведённый отрывок из письма, полученного одним из местных представителей администрации, и приносит глубокую благодарность за доставление».

Русские солдаты — со скаткой из шинели через плечо и тульской винтовкой Мосина в руках

«Капитан М. прислал своим родственникам в Тулу из действующей армии, с прусского театра войны, письмо.

Он пишет, что перед быстрым наступлением русских войск в Пруссию — из городов и местечек многие немцы разбегались в почти паническом ужасе. В занятых русскими городах часто можно было наблюдать такую картинку. Магазины закрыты. На прилавках распакованные тюки товаров, развернутые полотна, в магазине — никого. В одном городке, заняв его утром, русские нашли во многих — точно сразу вымерших — домах завтраки на столах, невыпитый кофе.

Чистота в немецких городках — изумительная. Обывательские дома — опрятны и уютны. Эти же — чистота и уют — наблюдаются в домах сельских местечек. На дворах много всякой живности…

Зато мало, или почти совсем нет, хлеба. Хлебом Германия — беднейшая из стран».

Продолжение слует

Автор: Сергей Гусев, 27 августа 2014, в 17:22 +4
Другие статьи по темам
Место
Первая мировая: военнопленные в Туле
Первая мировая: военнопленные в Туле
Августовский переворот: как нас всех  путчило
Августовский переворот: как нас всех  путчило