На угольных шахтах Сталиногорска работал личный пилот Гитлера

На угольных шахтах Сталиногорска работал личный пилот Гитлера

А на территории Центрального парка им. П.П. Белоусова хоронили военнопленных.

А на территории Центрального парка им. П.П. Белоусова хоронили военнопленных.

Во время войны и послевоенные годы Тульская область была покрыта густой сетью спецпоселений и лагерей, а по числу спецконтингента наш регион лидировала среди областей Центральной России. Об этом эпизоде тульской истории известно мало, так как основная часть архивных документов до сих пор еще не рассекречена, другая спрятана в хранилищах и не выдается «по техническим причинам», третья затерялась или же исчезла.

Фото из семейного архива Leokadia Czajkowicz

Однако краеведу Андрею Клочкову удалось найти сведения о том, что в годы Великой отечественной войны в Тульской области были лагеря для военнопленных и для проверки защитников Родины.

- В декабре 1941 года в стране появилось большое количество «бывших военнослужащих» - особой категории лиц, бежавших или освобожденных из плена, а также вышедших из окружения, - рассказывает Андрей Клочков. – Руководство страны приняло решение подвергнуть их тотальной проверке, или фильтрации. Для этих целей были созданы фильтрационные лагеря: в Сталиногорске (так раньше назывался Новомосковск) и в Туле. Бывших солдат тщательно проверяли сотрудники НКВД и СМЕРШа: они заставляли их заполнять анкеты, писать автобиографию, выясняли обстоятельства попадания в плен или окружения и поведением солдата в этих условиях. Потом проверяли эти сведения, делая запросы на места жительства, в военкоматы, места работы и службы, опрашивали свидетелей, однополчан, командиров и прочее.

Очень часто на соседних нарах оказывались те, кто боролся с Гитлером и те, кто ему служил, герои и отъявленные трусы. Прошедших проверку отправляли на фронт или использовали в тылу для охраны и обслуге лагерей НКВД или направляли на работу в шахты и предприятия. Предателей и пособников фашистов, запятнавших себя кровью расстреливали как врагов народа!

С потерей Донбасса в ноябре 1941 года единственным источником топлива для Центра России остались угольные шахты Тульской области, лежавшие в руинах после оккупации. Для их восстановления использовался последний людской ресурс – спецконтингент и спецпоселенцы.

И основная задача – фильтрация военнослужащих - отошла на второй план. Сроки проверки сознательно затягивались, так как у «хозорганов был свой производственный план, который необходимо выполнять. Поэтому вместо нескольких месяцев люди проводили в лагерях годы.

- Бывшие военнослужащие жили в лагере по армейскому уставу, «гулаговских» зверств не было, – продолжает рассказывать краевед. - Кормили их два раза в день: утром и вечером давали «баланду» - суп или щи, часто из гнилых круп или порченых овощей. Мясо никто и никогда не видел, поэтому даже щи варилась из рыбьих костей или селедки, такое блюдо особенно не любили военнопленные немцы.

На территории всей Тульской области в годы войны было создано два проверочно-фильтрационных лагеря и три лагеря военнопленных.

З.И. Родин, начальник Торбеевского лагерного отделения

- Управление лагерей №283 и 388 располагалось в Сталиногорске, - говорит Андрей Клочков. - Эшелоны с людьми прибывали на станцию Ключевка, откуда их подавали прямо к воротам лагеря. Другие этапы следовали до станций Узловая или Бобрики, откуда заключенные шли своим ходом. В сборно-распределительном лагерном отделении №13 на поселке Гипсовый люди приходили в себя после скотских условий перевозки, привыкали к лагерному распорядку жизни: к общими построениям, перекличкам, внезапным проверками, борьбой с клопами и вшами. Пребывание здесь было недолгим - сразу появлялись представители разных «хозорганов», в основном шахт и стройконтор. Они отбирали для себя нужное количество рабсилы и гнали его под охраной в лагерные отделения, которые находились где-нибудь вблизи шахты, предприятия, стройки или карьера. Поэтому спустя некоторое время лагерные отделения разрастались по всему региону. В лагерях военнопленных в Тульской области сидели немцы, венгры, финны, поляки, румыны и даже были итальянцы.

Венгерские военнопленные

Как рассказывает краевед, в конце войны на тульских шахтах трудились интернированные латыши, литовцы и эстонцы (интернированные - принудительно задержанный на территории нейтрального государства или на территории противника до окончания войны, - Прим. Авт.).

Обложка, 1945 г

В 1946 году среди них оказалось большое количество дезертиров. Прослышав об отправке спецконтингента из Прибалтики на Родину, около 400 человек самовольно покинули рабочие места и вернулись домой. Никаких репрессий за это не последовало, поскольку выяснилось, что руководители «Тулаугля» скрывали  указание об их освобождении, мотивируя это недостатком рабочей силы в комбинате.

Химкомбинат, 1942 г.

Химкомбинат, 1942 г.

Как рассказывают старожилы, зимой 1945 года в Тулу прибыл эшелон немцев из Аушвица (Освенцима). Это было мирное население от 14 до 60 лет. Они приехали без обуви и одежды, побитые, грязные и заросшие, завшивленные и почти все с началами дизентерии. Все более-менее ценное, что было у немцев, забрал наш конвой. Лагерная администрация была в отчаянии, поскольку они не могли работать, но нужно их кормить. Медики пытались лечить и откармливать доходяг, но такие меры так и не дали результатов и многие погибли.

Акварель неизвестного лагерного художника

В Новомосковске есть еще жители, которые помнят, где в городе находились бараки, в которых жили военнопленные немцы. В 1949 году после ликвидации лагеря, местные жители полезли обшаривать жилища и чердаки, нашли нательный крестик, ножик и бутылку водку. Все эти находки местные жители, конечно же, забрали себе. Старожилы рассказывают, что на стенах внутри барака были надписи на немецком языке, готические символы.

- В этом лагере дважды сидел и личный пилот Гитлера – Ганс Баур, - говорит Андрей Николаевич. - В первый раз он работал на угольных шахтах и был возмущен ужасными условиями труда и отсутствию техники безопасности. В последнем он был прав, немало военнопленных и спецконтингента погибло от несчастных случаев: ударов тока, обрывов клети, падений, травм и профессиональных болезней шахтеров. Бауру не нравился и подмосковный уголь, который не горел без дров. В своих воспоминаниях он писал, что стены барака были покрыты льдом, а между бараками дул пронизывающий ветер. Во время второй отсидки личный пилот уже научился вырезать шахматные фигурки из дерева. И в мемуарах он писал, что ему нравится это занятие и с каждым днем получается все лучше и лучше.

Женщины тоже работали в шахтах. 15 шахта

В Сталиногорском лагере сидели и супруги Велкиш, члены группы «Альта». Именно это группа передала Советскому союзу план «Барбаросса». Позже супруги были репрессированы.

В конце 40-х годов на совхозных полях появились женщины в белых платках, завязанные «не по-нашему». Это были немки, пригнанные в СССР на работы. Трудились они в сельском хозяйстве и научили тульских огородников выращивать помидоры.

В Дубовке в Узловском районе располагался лагерь для поляков. Этот лагерь получился законсервированным во времени, так как до сих пор в поселке сохранились двухэтажные бараки, «литерный» домик обслуги, здание библиотеки (в них сейчас живут семьи дубовчан). Рядом располагалось «гетто» - поселение немцев-трудармейцев. Контуры бывшего лагеря и сегодня видны, только вместо заборов с колючей проволокой теперь улицы, а на месте сторожевой вышки гипермаркет. В различных мемуарах люди писали, что поляки очень хорошо пели. Действительно, в лагере была своя художественная самодеятельность, а заключенный учитель Станкевич организовал среди своих земляков-вильнян хор.

Был еще один интересный факт: местные жители делали торговлю на военнопленных. В день, когда в трудовых лагерях выдавали зарплату, местные жители приходили к воротам лагерей с пирогами, пышками, соленьями, табаком. Они продавали свои продукты военнопленным. Хотя это и было запрещено, но лагерное начальство на это смотрело сквозь пальцы.

Цитата из воспоминаний Павло Грицака, узника узловского лагеря

Поэтому, когда была «получка зарплаты», цвела торговля при воротах. Приходили бабушки и приносили вареный картофель, лук, огурцы, махорку, «Курительную бумагу» (газеты «Московская кочегарка», которую, по-видимому, и сам редактор не читал никогда), иногда яйца, молоко, а временами куски сала. Цены: «котелок» картофелю — 5 рублей, килограмм хлеба — 25–30 руб., кусок сала — 15–25 руб., 100 грамм махорки — 25 руб., газета и папиросы — 10–12 руб. (Заработок в шахте составлял от 150 до 500 руб. в месяц, на более легких работах 75–100 руб.)

- Умерших военнопленных хоронили в специально отведенных местах, - отмечает краевед. – Известны места расположения почти 20-ти таких кладбищ, но практически все заброшены или ликвидированы. Например, в Новомосковске известно одно такое кладбище, но местные власти не хотят знать об его существовании, хотя документы о нем можно найти в архивах.

Сегодня на местах захоронения иностранных военнопленных есть памятные знаки, которые установили немцы, венгры и другие народы.

В тоже время, места захоронения советского спецконтингента до сих пор не найдены и никакими знаками не отмечен их вклад в победу над фашизмом.  Нам только предстоит это выяснить.

В общем, работы впереди еще много.

- Сама идея, заставившая меня заняться этой темой, очень банальна, - комментирует краевед Андрей Клочков. – Ко мне обратилась знакомая с просьбой найти ее деда, немца-трудармейца, работавшего на шахтах Сталиногорска. Начал поднимать материалы и наткнулся вот на такую удивительную находку - на целый «архипелаг» под названием Тульский ГУЛАГ. Кстати, деда я так и не нашел, но думаю, что все еще впереди.

Свои находки я принес в Тульский мемориал. Вместе с членом правления, историком Павлом Понариным был создан проект по созданию общедоступного электронного образовательного ресурса «Принудительный труд в годы Великой Отечественной войны и послевоенный период на территории Тульского края». В августе этого года он выиграл президентский грант в размере 300 000 рублей.

Средства гранта планируется потратить на создание сайта, на страницах которого будут размещены сведения о тульских лагерях НКВД-МВД и организациях, использовавших у себя принудительный труд работу спецконтингента и спецпоселенцев, архивные, фото и видео материалы, мемуары и воспоминания участников событий, именные списки проходивших фильтрацию и пр.

Проект также предусматривает установку памятных знаков узникам лагерей в Новомосковске и Туле. Поскольку размер гранта не велик, то Тульский мемориал надеется на добровольные пожертвования граждан и помощь организаций, особенно тех, кто в годы использовал у себя принудительный труд своих соотечественников.

9 сентября 2013, в 15:18 +7
Мы все тусили понемногу. Часть первая
Мы все тусили понемногу. Часть первая
Игры нашего детства. Часть вторая
Игры нашего детства. Часть вторая