Мы все тусили понемногу. Часть первая

Мы все тусили понемногу. Часть первая

В разное время были в Туле модные местечки, где собиралась так называемая «неформальная» молодежь. Сегодня расскажу о тех из них, где в 70-х годах прошлого века тусовались мы с друзьями-ровесниками…

Конец 70-х. Как же мы молоды были тогда! Третий слева - Владимир Карташов. Лауреат премии «Ника» (фильм «Замок», Художник-постановщик). Был художником-постановщиком фильмов «Блокпост», «Сестры», «Кармен», Особенности национальной охоты» и др. 20 сентября 2002 года погиб в Кармадонском ущелье в составе съемочной группы фильма «Связной». Крайний справа - Геннадий Пономарев, композитор, певец

В разное время были в Туле модные местечки, где собиралась так называемая «неформальная» молодежь. Сегодня расскажу о тех из них, где в 70-х годах прошлого века тусовались мы с друзьями-ровесниками…

Сквер ДеГоль

Названием своим сквер обязан двум великим людям: французскому генералу Шарлю де Голлю и русскому писателю Гоголю. На улицу имени последнего скверик выходит одной из своих сторон, а вот каким боком затесался в наш провинциальный быт иностранец - история умалчивает.

Зимой сквер был закрыт, открывали его перед майскими праздниками, предварительно вычистив силами дворников от накопившегося за зиму мусора. Легенды рассказывают, что в начале семидесятых право снять огромный амбарный замок с входных ворот всячески старался заполучить известный в те года хипарь - Старина Хэнк. Длинноволосый и бородатый, он был постарше большинства завсегдатаев ДеГоля и пользовался среди них неким авторитетом. В назначенный день Хэнк доставал их тертых «левисов» заветный ключ, поворачивал его в замке и приглашал собравшуюся по этому случаю публику пройти в сквер: «Вэлком ту ДеГоль, братья и сестры!»

70-е годы ХХ века. Сквер погибших коммунаров. Фото из коллекции М. Тенцера

Сезон считался открытым, и по вечерам на скамейках собиралась очень интересная, как сейчас бы сказали, тусовка. Входили в нее, по большей части, молодые ребята и девчонки, которые не хотели жить по-советски. Они не ходили на комсомольские собрания, не сдавали «Ленинские зачеты», не участвовали в политинформациях и не спешили присоединить свой голос к голосам борцов за свободу Анжелы Девис, Луиса Корвалана и Мартина Лютера Кинга (это тогдашние иностранные политзаключенные, которые сидели периодически в тюрьмах у себя на родине). Не одобряли они, короче говоря, политику Компартии СССР категорически. Да что там говорить, терпеть они всей этой фигни не могли!

Сквер коммунаров, начало 70-х. Фото из коллекции В. Щербакова. Днем сквер выглядел вполне пристойно, а вечером здесь собиралась тульская неформальная молодежь

Зато активно интересовались жизнью, которая радужным фонтаном била за границами отечества, у «проклятых буржуинов». О ней рассказывали, пробиваясь через волну радиопомех, вражеские голоса (БиБиСи, «Голос Америки», «Немецкая волна»), ее можно было изредка увидеть в журналах,  на кино- и телеэкранах («видиков» и прочих гаджетов тогда не существовало)...  «Деголевцы» старались по мере сил хотя бы внешне походить на своих сверстников, живущих за бугром: они носили тертую джинсу, хипповые прически и слушали западные хиты.

В сквере тех времен можно было лицезреть практически всех тульских музыкантов, которые играли и пели на танцплощадках. Их легальный репертуар состоял сплошь из произведений отечественных поэтов-композиторов, а истинные пристрастия находили выход лишь в кругу близких друзей, где подчас выдавались такие  забойные вещицы, что сам Джимми Пейдж, услышь он их, крякнул бы от зависти!

Многие меломаны приходили в сквер для того, чтобы если не купить, то хотя бы взглянуть на привезенные «оттуда» пластинки «Цепелина», «Пёпла», «Роллингов», «Битлов», Карлоса Сантаны и пр. и пр. Частенько один «пласт» стоил столько же, сколько пара новых джинсов, и ограниченные в средствах меломаны уютно чувствовали себя в драных кедах и дедушкиных штанах-трениках, тратя все до копейки на формирование собственных уникальных (!) фонотек.

Джинсы-клеш+ботинки на платформе=2-3 зарплаты обычного советского инженера

Говорят, что по сей день в некоторых квартирах на стеллажах стоят прижизненные издания Леннона, Хендрикса и Джоплин, и даже крайняя нужда не заставит владельцев поменять эти раритеты на «презренный металл»...

В те приснопамятные времена купить такие пластинки, а также фирменные шмотки, курево и прочие «запретные плоды» можно было только у спекулянтов, которых называли «фарцовщиками», «фарцой».

(Говорят, кстати, что именно они положили начало «андеграудному» периоду Деголя. Дело в том, что иногда в филармонии, находящейся через дорогу, выступали «артисты зарубежной эстрады» - поляки, венгры, чехи и прочие представители «соцлагеря». У них можно было разжиться приличными пластинками, а заодно импортной жвачкой или сигаретами. О нездоровой тяге молодежи  атрибутике «загнивающего капитализма» было хорошо известно сотрудникам местной Конторы Глубокого Бурения (КГБ, который сейчас ФСБ), и они с рвением отслеживали и отсекали нежелательные контакты).

 Фото из иностранного журнала начала 70-х. В то время именно так стремились одеваться тульские молодые модники

Пока деловые ребята «от фарцы» решали свои вопросы, их подруги курили неподалеку и вели содержательные беседы о своем, о девичьем. Например, во сколько обошлись Ляле или Гале новые американские босоножки на платформе, обитой веселеньким ситчиком; чем лучше выщипывать брови - рейсфедером или пинцетом; как правильно ухаживать за корейским синтетическим париком и т.п. С лавочек на дальней стороне сквера раздавалось нездоровое хихиканье пары-тройки обкуренных граждан кавказской национальности. Ребята они были незлобивые, всегда при деньгах, которыми в минуту душевного подъема охотно делились с окружающими. Главным было не пропустить, когда эта минута наступит.

Увы, но среди «деголевцев» изредка (!) встречались наркоманы, которые горстями жрали какие-то разноцветные таблетки, кололись и курили травку. Подавляющее большинство из них, так и не сумевших  завязать с дурной привычкой, прожили жизнь очень короткую. На сегодняшний день остался лишь один: тощий, в неизменном коттоне, чем-то похожий Мика Джаггера, он тихо существует на пенсию по  инвалидности…

Трезвенники среди деголевского населения встречались редко, однако и пьяниц  не было. Употребляли, по большей части, «сухарь» (сухое) и молдавский портвешок, которые продавались напротив, в угловом магазине «Сельхозпродукты» (сейчас там какой-то банк). Но, даже будучи в подпитии, мало кто позволял себе ругаться матом. Слово-другое проскакивало, но по сравнению с сегодняшними масштабами, когда матерятся все и вся, это был невинный лепет.

…Может, после вышеописанного, вам это покажется странным, но из тех, кто с удовольствием посещал любимый скверик, вышло немало по-настоящему талантливых художников, музыкантов, журналистов, врачей. А сколько коммерсантов - и не сосчитаешь!

К концу восьмидесятых активная жизнь в ДеГоле замерла окончательно, на смену постаревшему молодежному «андеграунду» пришло племя иное, незнакомое…

Продолжение

Автор: Елена Рябикова, 20 сентября 2013, в 17:56 +12
Другие статьи по темам
Тульский кремль
Тульский кремль
На угольных шахтах Сталиногорска работал личный пилот Гитлера
На угольных шахтах Сталиногорска работал личный пилот Гитлера