Зимние праздники нашего детства

Зимние праздники нашего детства

Даже для взрослых Новый год — праздник, любимый за то, что он напоминает пришедшее из детства радостное предвкушение Счастья. Помните?

То далекое Счастье пахло елкой и мандаринами, блестело игрушками и мишурой, радовало самыми немудреными подарками и веселило новогодними утренниками…

Сегодня вместе с нашими читателями из разных уголков Тульской губернии мы отправимся их детство, и узнаем о событиях светлых, радостных и удивительных, которые происходили с ними в чудесные дни празднования Нового года и Рождества.

Вот качусь я в санках…

Татьяна Александровна Гращенкова, генеральный директор ОАО «БТК групп» (поселок Дубна Тульской области).

- У мамы, Александры Васильевны, нас, детей, трое было. К Новому году ёлку наряжали всегда, потихоньку ото всех рубили её в соседнем лесу и приносили домой. Украшали игрушками, их много было, разных, но особенно мне нравились картонные — яркие и красивые, перламутрово-радужные.

На праздничном столе были продукты, привезённые мамой из Москвы — колбаса, фрукты, сыр, шпроты и т. п. В будние дни мы такого не ели.

Ёлочные представления устраивали многие организации и предприятия, старалось перещеголять друг друга.

Самые «крутые» праздники и подарки были в РАЙПО и на чугунолитейном заводе. Очень интересные представления все десять дней школьных каникул проходили в клубе, он тогда находился в здании храма.

…Я была в детстве больше похожа на мальчишку-сорванца: носилась по крышам сараев, прыгала оттуда в сугробы, залезала на липы в старом парке, а они высоченные — метров по 20! Когда ребята в хоккей играли, меня ставили на ворота, предварительно облачив в несколько телогреек.

Но если к воротам подъезжал игрок постарше, я всё бросала и убегала с поля — боялась, что ватная защита не выдержит удара шайбой.

Очень любили мы на санках кататься: разгонялись от «Стрелы» (магазин) и летели вниз до самого пруда. И как-то раз я не сумела вырулить, и врезалась со всего маху в столб! Новый год встречала с огромной шишкой на лбу…

Вот ещё что вспомнилось: несколько раз на утренники мама шила мне костюм из марли. Чтобы юбка и рукавчики были пышными, она их сильно крахмалила, для красоты нашивала ко-где бусины и сверкающий «дождик». В таком наряде я чувствовала себя настоящей Принцессой!

 

Ёлки зелёные

Виктор Удальцов, директор РА «Четвёртый кит».

- Если говорить о Новом годе из детства, то очень запомнился тот, что отмечали в Суворове. Мы тогда жили там с родителями, занимая половину небольшого домика.

И вот однажды, аккурат под любимый зимний праздник, мы с братом заболели ветрянкой. В комнате тут же заменили обычную лампу на красную: почему-то считалось, что именно красный свет способствует изгнанию злого недуга. Второе верное средство, которое используют и теперь — спиртовой раствор бриллиантового зелёного. Проще говоря, обычная зелёнка. Окуная в неё палочку, обмотанную ваткой, мама терпеливо мазала каждый прыщик! Нас двое, прыщики вскакивают постоянно, один за другим…

Короче, мамино терпение иссякло, и она намазала нас целиком. Получились две совершенно живые, с ручками-ножками «ёлочки»!

Как раз в эти дни шёл какой-то важный чемпионат по хоккею, но телевизор стоял в одной комнате, а мы соблюдали постельный режим в соседней. Папа взял большое зеркало, принёс его к нам и установил так, что в нём отражался телеэкран. И наступило полное счастье, подкреплённое конфетами и мандаринами из подарков!

А ещё помню, что тогдашние новогодние праздниками были для меня временем компотов — вишнёвого и клубничного…

…Лет миновало немало, но только недавно я начал понимать исключительную ценность того прекрасного времени! Времени, когда родители были молоды, когда дом был наполнен любовью и семейным теплом…

 

Сладкая песня

Елена Азарова, обозреватель газеты «Заря», пос. Чернь.

Новогодние подарки нашего детства, которое пришлось на семидесятые годы прошлого века, — это сладкая песня! Подарков (пакетов со сладостями, фруктами, орехами) было три. Один дарили в школе на утреннике, другой приносила с работы мама. А за лучшим ходили в совхозную контору. Там праздник для детей умели устраивать!

 

Все как положено — ёлка до потолка, Дед Мороз, Снегурочка, детвора в маскарадных костюмах, конкурсы, игры, призы. К этому дню мы готовились — учили стихи, песенки.

Свой костюм надо было «защищать»: помню, как мальчик в черкеске лихо отплясывал лезгинку, а сестры-«снежинки» кружились в медленном танце.

Радовал нас Дед Мороз. Он не только водил хоровод и дарил подарки из своего мешка, но играл на гармошке и пел частушки! А в какой-то год он, видимо, слегка перебрав, упал у ёлки. Взрослые нашли выход из положения быстро: «Ребята, Дед Мороз устал, споткнулся, потому что сугробы зима намела высокие!»

Много лет прошло с тех пор, но магия Нового года, его волшебство и очарование до сих пор со мной.

 

 

Ангел на снегу

Екатерина Картавцева (Гарбузова), поэт, писатель, журналист.

- Когда была маленькая, жила с родителями и бабушкой в маленькой деревне Кочановка, Тепло-Огарёвского района.

Зимы тогда были самые настоящие, снега выпадало очень много, и был он белый-белый, сухой, пушистый, сияющий!

 


Из-за частых и обильных снегопадов дверь в дом открывалась внутрь, чтоб в случае завала можно было выбраться на улицу, прорубив дорожку лопатой — она всегда стояла возле входа.

Перед Новым годом отец запрягал кобылу Белопахую, и мы с ним ехали в Молочный лес, за ёлкой. Лес был довольно далеко, возле деревни Сухой Ручей, а «молочным» назвали его из-за того, что был он белым от берёзовых стволов. Но встречались среди них и ёлочки.

Собирали меня в дорогу основательно! Надевали цигейковую шубку и шапку, тёплые рейтузы, валеные отцом валеночки и на них — чудесные новенькие калоши.

Поверх шапки и шубки бабушка повязывала клетчатую «покровную» шаль. Такие шали в деревнях считались вещами статусными, престижными, их надевали по особо торжественным поводам.

Свою бабушка доставала из сундука раз в год, специально для нашего «ёлочного» путешествия. Снаряжая меня, она ворчала: зачем ты маленькую с собой берёшь? На что отец отвечал: нет, безКатюшки я никак не справлюсь! И от таких его слов меня прям п ереполняло ощущение собственной нужности!

Лошадка трусит по снегу, сижу на мягкой душистой соломе, накрытая овчинным полушубком, вокруг — дали неоглядные снежные сияют, светятся под солнцем! Одно из самых чудесных воспоминаний моих — дорога эта…

Подъезжали к лесу, папа доставал из саней широкие лыжи, мы из надевали и — шмурыг-шмурыг — шли выбирать ёлку, держась за руки.

Ту, которая мне нравилась больше всех, папа срубал. Это мне не нравилось, казалось, деревце кричит!

Папа успокаивал, говорил, что деревце от мороза стонет, а дома ему будет тепло, хорошо. Ехали назад, напевая песенку «Маленькой ёлочке холодно зимой, из лесу ёлочку взяли мы домой»…

Во время одной из наших поездок за новогодним деревом, я нашла в снегу фигурку, вырезанную из твёрдого линолеума. Наверное, её обронил кто-то из ребятишек, ездивших, как и я, с родителями в лес. Фигурка была странная, я никогда такой не видела: босой человек, на нём накручена одёжка из марли, из марли же сделаны крылышки, в руке — рожок.

Я смотрела на фигурку всю дорогу, не отрываясь, приехав домой, бросилась к маме: кто это?! Она ответила: «Дюймовочка это».

Когда мама вышла в соседнюю комнату, бабушка тихонько так говорит: «Какая Дюймовочка? Это — серафим!» Позже я узнала, что бабушка так называла ангелов.

Было в этом происшествии что-то очень особенное, что запало в самую душу и позже определило меня как личность творческую.

 

«Поутру в ельнике найденный мной

вестник в царском венце

С быстрыми крыльями за спиной,

ясным огнём на лице.

(Екатерина Картавцева, из сборника «Стихи на снегу»)

 

 

Рождественское чудо

Сергей Горюшкин, краевед, г. Алексин.

- Точно не помню, что был за год, но был я тогда школьником младших классов. В семье у нас всегда праздновали Рождество. Но тот год выдался не шибко обильный, на подарки у родителей не было денег, праздничный стол был более чем скромный.

 

И вот самую полночь раздался звонок в дверь, мы все обрадовались и кинулись наперегонки открывать, т.к. в другие годы именно так появлялись подарки для нас.

Только тогда первыми у двери всегда оказывались родители, которые сообщали, что Дед Мороз торопился, поэтому передал им подарки для нас.

А в этот раз на пороге стоял незнакомый бородатый бедно одетый старичок с котомкой за плечами. Он попросился в гости — отпраздновать Рождество.

Родители, несмотря на наше недовольство, пригласили его к столу и потчевали как дорогого гостя. Помню, дедушка представился Николаем, выпил со всеми немного, закусил, потом читал какие-то рождественские стихи. Вскорости откланялся и ушёл, забыв в коридоре свою котомку. Нас, ребят постарше, послали его догнать, но он как сквозь землю провалился, хотя мы выскочили буквально следом. Вернулись, открыли котомку, а в ней оказались сладкие новогодние подарки для каждого из нас.

Мама тогда сказала, что это был Николай угодник. Санта Клаус, по-нынешнему, стало быть!

 

 

Автор: Елена Рябикова, 2 января, в 08:00 +26
Алексеев-второй
Алексеев-второй