Рынок, который мы потеряли

В начале 70-х на Центральный рынок в Туле ещё привозили из деревень яблоки старинных русских сортов: Бабушкино, Розмарин, Апорт, Боровинка... Сегодня они почти исчезли. Фото Владимира Полюбина из коллекции Владимира Щербакова.

Рынок, который мы потеряли

Сегодня приглашаю вас заглянуть на продуктовый рынок той поры, когда там совсем не было импорта. 

Слова «рынок» и «базар» в советские времена были тесно связаны с колхозниками и частными садоводами-огородниками.

В Туле главным средоточием торговли натуральными сельхозпродуктами являлся Центральный рынок. В 70−80-е годы ХХ века (именно этот промежуток времени нас сегодня интересует) располагался он там же, где и сейчас, — на Хлебной площади. По субботам и воскресеньям (на эти дни приходился пик торговли) туляки отправлялись туда, нередко целыми семьями. Это был настоящий выход «в свет» — встречи со знакомыми, обмен новостями, общение с продавцами. А продавцы там были разные. Наряду с теми, кто реализовывал свой, кровный, честно выращенный продукт, бойкую торговлю вели перекупщики. Ну очень похожие на «дядю Мишу», персонажа Нонны Мордюковой из фильма «Вокзал для двоих». Оправдывая свои высокие (по сравнению с магазинными) цены на овощи-фрукты, она говорила:

Нонна Мордюкова («Дядя Миша»)

Я кормлю народ исправным продуктом, а они — чем попало! Они продают неспелые арбузы, за которыми надо ещё в очереди торчать. Они торгуют зелёными деревянными грушами, от которых живот, извините, книзу тянет! Или вообще дохлыми помидорами, на которые глядеть и то тошно! Они по глубинке, по бездорожью не ездят, где у народа урожай пропадает, а я его спасаю. Я забочусь о каждой сливе, как о родном дите! Они хранить не умеют ни овощ, ни фрукт, потому что всё это — ничьё!

 

Мяса было много!

Да, на рынок народ шёл именно за качественными продуктами, хоть и стоили они дороже магазинных. Правда, не всегда. В сезон, при большом урожае овощей-фруктов, базарные цены опускались, что называется, ниже плинтуса. Другое дело — мясо. Оно никогда не стоило дёшево. В годы, которые мы сегодня вспоминаем, килограмм хорошей свинины обходился, например, в три пятьдесят — четыре рубля, говядины — в пять-шесть рублей. Но относительно высокая цена вовсе не означала, что ценный животный белок лежал на прилавках невостребованным.

Евгения Климовна Чужанкова, проработавшая на Центральном рынке без малого 45 лет:

Евгения Чужанкова

Чтобы купить кусок-другой хорошего мяса, надо было или прий­ти к 7 утра, то есть к открытию павильона, или иметь знакомого рубщика. И это притом что мяса, особенно по выходным, привозили много — все прилавки битком. И ведь какого мяса — свежайшего, ни разу не замороженного, местного! В те годы, кстати, на рынке импорта вообще не было. Виноград, персики, абрикосы, дыни, арбузы, орехи, цитрусы везли в сезон из братских республик — из Молдавии, Грузии, Украины, Армении, Азербайджана, Туркмении… Много знакомых среди приезжих продавцов было, я ж весовым хозяйством заведовала, все ко мне обращались за инвентарём. Иной раз гостинец привезут, угощают. Приятно… Да вообще люди раньше были добрее, человечнее, что ли. А теперь непонятно, что дальше с рынком нашим будет, москвичи его купили. Собираюсь на днях к директору, Наталье Николаевне, — попрощаться, уходит она. Жалко, хороший специалист!..

«Страшный идёт!»

В 1970−80-е годы частники торговали сезонными дарами природы справа от мясного павильона, если встать спиной к улице Каминского. На этом месте нынче обосновались тряпичные и обувн­ые ряды.

Торг при приобретении любого товара был уместен. Мало того, продавцы с уважением относились к покупателям, которые мастерски торговались. У нас в институте был парень, Андрей, с которым мы на рынок стеснялись ходить именно из-за его страсти поторговаться. Он делал это с каким-то патологическим азартом, иногда сбивая цену буквально в разы! За это продавцы из постоянных дали ему кличку Страшный. Завидев Андрея издали, кто-нибудь оповещал остальных: «Страшный идёт!» Самые нервные просто уходили на время из-за прилавка, избегая неравной и нервной схватки.

Припас карман не тянет

Ближе к концу лета солёные огурцы, помидоры и квашеную капусту (вкупе с мочёными яблоками) продавали в овощных рядах из больших бочек. Идёшь себе, пробуешь, сколько влезет… Эх, вкуснота! А ещё, может, кто помнит, были на рынке бабульки, которые торговали исключительно сушёными грибами. Грибы эти, целиком нанизанные на тонкие верёвочки, висели у них «бусами» на груди, на узловатых пальцах натруженных рук. Белые — самые дорогие, до 10 рэ за нитку! Но они своих денег стоили: три-четыре гриба вполне хватало на несколько порций ароматного супа.

Колхозы и совхозы тоже на рынке присутствовали, они везли товар грузовиками! Народ закупал с «борта» мешками картошку, морковь, лук, капусту, яблоки…

Здоровенными авоськами тащили в сезон советские граждане на свои кухни помидоры, сладкий перец, огурцы и прочие овощи —катать декалитрами консервы.

Опускали приготовленный/купленный припас в погреба и успокаивались: эту зиму точно переживём…

Кстати говоря, притом что официально рынок открывался в семь утра, приезжие из районов начинали торговать уже часов в пять-шесть. Потому что домой спешили вернуться, к своим коровкам, хрюшкам, курочкам и прочей полезной живности. Которую к дню сегодняшнему в немногих оставшихся деревнях почти перевели…

Галина Ершова

У нас в Щёкино был отличный продуктовый рынок. Со всего района народ приезжал. Мы обычно покупали там деревенское молоко, мясо, иногда — домашнюю курочку, яйца. В сезон — зелень, овощи, фрукты. Первые арбузы и дыни, помню, появлялись только в августе-сентябре — сами поспевали, без различных ускорителей и нитратов. Тогда химию мало использовали, всё было натуральное, вкусное.

Татьяна Щетинина

Учась в 6 классе, я помогала тётке продавать на Центральном рынке яблоки. В 1978 году был большой урожай, но цены торговцы не опускали, просили по 50 копеек за кг. А мы решили продавать по 35 коп. Я как раз прочитала книгу «Динка» писательницы В. Осеевой, и хорошо помнила, как эта самая Динка торговала рыбой, на все лады громко её расхваливая. Следуя её примеру, я забралась на тёткин табурет и стала орать: «А вот кому яблочек, сладких, медовых, только что с дерева!» и т. д. и т. п. Очень быстро у нас всё раскупили. Все 20 ящиков. На часть вырученных денег мне купили сапоги — кожаные, на цигейке, за 60 руб.

 

Автор: Елена Рябикова, 10 сентября 2015, в 10:05 +29
Другие статьи по темам
Место
Университеты Тулубьевской школы
Университеты Тулубьевской школы
Первый пенсионный скандал в Туле
Первый пенсионный скандал в Туле