Зинаиде Леонтьевой исполнилось 100 лет
Фото Евгении Дрюковой.

Зинаиде Леонтьевой исполнилось 100 лет

12 фактов из жизни легендарной тулячки.

Дедушка – шоколадный фабрикант

Актриса ТЮЗа Зинаида Леонтьева родилась в Москве 3 октября 1919 года, в семье московского фабриканта. В советские годы рассказывать об этом было небезопасно. Но, по словам Зинаиды Васильевны, «мы умели держать язык за зубами».

До революции дед владел большой шоколадной фабрикой в Марьиной Роще. Сбытом шоколада занимался ее отец – Василий Леонтьевич.

«Я деда еще застала. Мне три года, и я помню себя в его московском доме, а в нем – много-много комнат, и в одной из них стояла очень красивая высокая кровать, и на ней кто-то лежал и громко кашлял. Мне сказали, что это мой дедушка».

Приезд в Тулу

Когда родители развелись, мама уехала с детьми в Тулу к своим родственникам. Сначала жили в семье бабушки Копыриной на улице Буденного, потом сняли комнату в доме на Тургеневской. Дед Копырин был известным в Туле галантерейщиком, держал лавку недалеко от нынешнего торгового центра «Парадиз» на Киевской. Среди товаров были и шоколадные конфеты с дедушкиной фабрики.

Школьная жизнь

Училась Зинаида Васильевна в нынешней школе №6 – на углу Каминского и Жуковского.

«Школа эта была семилеткой, и привела меня туда мама. Я не помню, как звали мою первую учительницу, но мне она нравилась – я чувствовала, что она меня любила: я была маленькая, хрупенькая, тонкая, как тростиночка. Был случай, когда ко мне пристали хулиганы, она увидела из окна, что мальчишки хотели меня избить, стала стучать в стекло, хотела выбежать, но увидела, что я от них отбилась. Она потом меня похвалила за это».

Первые романы

В годы войны в молодую актрису ТЮЗа Зинаиду Леонтьеву были влюблены летчики французского полка «Нормандия – Неман». Она отдавала предпочтение Леону Кюффо. Но в то время любовный союз с иностранцем был невозможен. С Кюффо они обменялись письмами только в восьмидесятые годы. Он прислал ей фотографию, на которой ему вручал награду президент Франции Шарль де Голль.

А первые романы начались еще в седьмом классе.

«В меня был влюблен самый отъявленный хулиган. Он за меня заступался, дрался за меня, устраивал дебоши, а ухаживание состояло в том, что он катал меня на велосипеде. И еще он обирал сады и приносил мне сирень и яблоки, так что это уже была влюбленность, знаки внимания, которые оказывались мне в школе. Мы вместе с ним участвовали в самодеятельности – помню, на нас были надеты маскарадные костюмы, и он был в гусарском ментике. Его звали Леня Сахаров. Но кончил он плохо – оказался в тюрьме.

Театральное образование

Леонтьева закончила школу-студию при Тульском драматическом театре, куда ее зачислили в 1936 году, сразу на второй курс.

«Я весьма своеобразно туда поступила. Пришла к маме на работу, она служила кассиром в драмтеатре. В кассу зашел главный режиссер Громов и сказал маме: «У вашей дочери прекрасные данные, пусть попробует поработать в театре». Так я, не закончив среднюю школу, оказалась во вспомогательном составе, а потом и в театральной студии».


Фото из архива актрисы.

Однако на работу она поступила в ярославский ТЮЗ, где ей сразу дали две главные роли – Купавы в «Снегурочке» А. Н. Островского и Жанины в пьесе Гольдони «Забавный случай».

Однако началась война, ярославский ТЮЗ тут же закрыли, и она вернулась в Тулу.

Репрессии

Отца арестовали, как только закончился НЭП, – инкриминировали, что сдал не все золото, которое якобы у него имелось, и отправили на строительство Беломоро-Балтийского канала. После окончания срока ему было предписано уехать из Москвы. Он жил с другой женой в Муроме Владимирской области.

«В 1937 году, ровно через год после начала учебы, мы играли спектакли в Летнем театре парка культуры и отдыха. Он находился в конце сегодняшней Белоусовской аллеи, и туда ежедневно прибывала машина спецорганов. Народ недаром называл ее черный ворон. После окончания спектакля группа актеров шла по аллеям парка к выходу, а за ними, не отставая, этот черный ворон. Около здания театра актеры расходились каждый в свою сторону, потому что жили на разных частных квартирах, и ощущали спиной леденящий ужас ожидания, за кем в этот раз поедет вслед страшная машина. На следующий день утром объявляли: взяли такого-то – то одного, то другого. И всё, их больше никогда никто не видел».

Военная жизнь

Все горести войны она испытала на себе.

«Помню, как-то на рынке в бутафорские серьги, которые я сама сделала из бисера, так вцепились, что дали маленький кусочек сахара. С тех пор по вечерам я занималась тем, что из своих «драгоценностей» – бисера и проволоки – делала такие бутафорские серьги, а утром мама шла на рынок и меняла их на какие-нибудь продукты. Наш товар шел нарасхват, особенно удачный обмен происходил с приезжими из деревень. В результате таких мен мы покупали стакан пшеницы – из него варили кашу. Таков был наш рацион. Это значило, что каждый день мы должны были что-то продать, чтобы купить этот стакан пшеницы. Потому и продали всё, что было дома.

Выходили в поле и, кто мог, отрубал там куски мяса от убитых лошадей, выкапывал мороженую картошку.

В жизни я вообще всё привыкла делать сама. В шутку даже называю себя «слесарем-гинекологом». Свет в квартире проводила сама, клеила обои, стелила линолеум. А еще я вязала, шила, вышивала, занималась скорняжеством, во время войны из лоскутков шила платья».

Тульский ТЮЗ

Как только отогнали немцев, Зинаида Васильевна поехала в Москву, чтобы устроиться на работу. Там встретила директора тульского театра Яковлева, который набирал актеров в Тулу. Но пока вернулись, туда уже прислали укомплектованный московский театр, поэтому она оказалась в ТЮЗе. Первой ее ролью стала Нюра в спектакле «Тимур и его команда».

Зимой в зрительном зале и на сцене температура была близка к нулю. Стены покрывал иней. Но играли всегда с подъемом. Грелись по очереди у печки-буржуйки, установленной в одной из артистических комнат. Печка однажды чуть не стала причиной пожара, но всё обошлось.


Фото из архива актрисы.

Артисты также выезжали для шефских концертов в воинские части и госпитали.

«К бойцам нас возили с наступлением темноты в закрытых машинах. Выступали с грузовика. Нас всегда принимали прекрасно, слушали с интересом, провожали, сожалея, и после концерта обязательно старались покормить».

Но самые страшные воспоминания в жизни связаны были с выступлением в госпиталях.

«Однажды встретила двух девушек на костылях, которые остались без ног. У меня от боли сжалось сердце. Вероятно, они уже выписывались из госпиталя, потому что на них были надеты не пижамы, а какие-то брючки. Боже, восемнадцатилетние девочки, и такая беда».

Ульяна Громова

В 1947 году тульский ТЮЗ первым в СССР поставил спектакль «Молодая гвардия» по роману Фадеева. Зинаида Леонтьева стала первой актрисой, которая воплотила на сцене образ Ульяны Громовой.

«Моя задача состояла в том, чтобы показать обыкновенную советскую девушку, дочь нашей Родины, свободная душа которой не могла мириться со всеми теми ужасами и насилием, которые несли с собою немцы, – рассказывала она тогда в интервью газете «Коммунар». – Уля Громова была душой и совестью «Молодой гвардии». Я старалась мыслить ее мыслями, жить ее чувствами. Моим сокровенным желанием было создать на сцене такой образ, чтобы зрители после спектакля унесли в своей душе живое воспоминание о девушке, отдавшей жизнь за счастье живых».

Спектакль тогда признали очень удачным, он стал важной вехой в истории театра. Хвалебно отзывались и о работе Леонтьевой.

Любимые роли

«Для советских пьес меня считали неподходящей, поэтому я часто играла отрицательные роли. Во мне не было ничего колхозного, рабочего. Я была молодой, изящной, красивой и считалась салонной героиней. Моя любимая роль — Джемма в «Оводе». Любила свою леди Мильфорд в трагедии Шиллера «Коварство и любовь», в «Трех мушкетерах» Дюма я играла и миледи, конечно, и королеву».

В образе Анны Австрийской, кстати, ее партнером по сцене единственный раз был начинающий актер Вячеслав Невинный.

Книги

Когда-то у бабушки она увидела книги с картинками и полюбила их рассматривать, а потом и читать. С тех пор всегда просила, чтобы ей дарили именно книги. Собрала в итоге шикарную библиотеку, в которой есть такие редкие издания, которых нет ни у кого.

Семья

«Все мальчики нашего поколения погибли. Из моих одноклассников и однокурсников в живых не осталось никого. Наверное, моего единственного, настоящего, мне предназначенного мужчину убили в той войне».

Мужем Зинаиды Васильевны стал человек почти на двадцать лет старше ее – режиссер Петр Николаевич Дюмон. Единственную дочь Ирину она родила в 31 год. Ирина родила троих детей от первого мужа и троих — от второго. Старший внук умер — сердце.

«И тем самым унес у меня зрение — в тот день я ослепла на один глаз. Ему было 28 лет. А так все мои внуки получили высшее образование. Одна внучка окончила МГИМО, вторая стала врачом. Внуки подарили мне уже троих правнуков. Так что я счастливая мать, бабушка и прабабушка»!

Главные новости за день в нашем Telegram. Только самое важное.
3 октября, в 14:06 +24
Другие статьи по темам
Место
Выходные в Туле: 4-6 октября
Выходные в Туле: 4-6 октября
Проектное бюро «Монолит»: капитально и качественно отремонтируем ваш балкон
Проектное бюро «Монолит»: капитально и качественно отремонтируем ваш балкон