Поиск пропавших людей: Живые и мёртвые тульской «Лизы Алерт»

Фото «Лизы Алерт», Anton Phatianov и из архива Myslo

Поиск пропавших людей: Живые и мёртвые тульской «Лизы Алерт»

Что заставляет людей тратить свое личное время на ночные поиски в лесу совершенно незнакомых им людей? Переживать за них, как за близких? Радоваться, что они найдены живыми?

Ради двух слов: «Найден. Жив»

В прошлом году 64-летний житель Ясногорского района Борис Киркоян пошел за грибами и заблудился. Был сентябрь, ночами уже холодно. В лесу мужчина провел более полутора суток без воды, еды и теплой одежды.
 
Волонтеры прочесывали лес, пробираясь через мокрый бурелом и метровые заросли крапивы. Около двух часов ночи поисковики наткнулись на ведро с грибами и кепку. А через несколько сотен метров обнаружили и самого Бориса. Мужчина сильно замёрз, еле стоял на ногах, но был жив и здоров. Еще два с половиной часа ушло на то, чтобы ребята вытащили ослабевшего грибника на носилках из леса.
 
 
58-летний житель Тульской области Анатолий Овсюк провел в лесу пять суток. Его искали сотрудники полиции, МЧС, Росгвардия, односельчане и волонтеры «Лизы Алерт». Истощенного мужчину нашли в овраге поисковики. Еще немного, и он бы погиб.
 

Чтобы обнять

Волонтерскому поисковому движению «Лиза Алерт» в России уже восемь лет, но до сих пор многие узнают о том, кто эти люди и чем занимаются, только когда в их дом приходит беда.
 
– Никогда не поймешь, что это за работа, пока это не коснется тебя лично, — говорят сами поисковики. — Часто бывает, что приезжаешь на поиск, и родственники пропавшего до последнего не верят, что мы будем искать бесплатно. Пытаются отказаться от помощи, считая, что в итоге мы выставим счет…
 
В наше время многим трудно понять, что есть люди, готовые без сна и еды прочесывать мокрый холодный лес, чтобы найти чью-то бабушку; мерить шагами километры полей, чтобы спасти жизнь чужому ребенку, который в эту ночь становится им своим.
 
 
…Поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт» стал настоящим героем нашумевшей картины Андрея Звягинцева «Нелюбовь». Не видели? Посмотрите. Режиссер в интервью рассказывал, что собирательный образ волонтера — это главный положительный герой фильма. Именно в добровольцах Звягинцев, по его словам, видит надежду на преодоление чудовищного кризиса любви и человечности.
 

Андрей Звягинцев

– Главная цель фильма, чтобы вы, посмотрев его в кинотеатре, пришли домой и захотели обнять своих близких. А «Лиза Алерт» существует для того, чтобы вы СМОГЛИ их обнять.
 

 

«Нужно искать людей так, чтобы находить их живыми»

Тульское отделение «Лизы Алерт» переживало разные времена. Изначально оно появилось в 2012 году, через два года после появления первого такого отряда в России. Организовали его экстремалы — участники ночной экстремальной игры «Дозор». В этом составе отряд просуществовал два года, потом началось затишье.
 
Второе дыхание тульская «Лиза Алерт» обрела в 2016-м. Сейчас костяк отряда составляют 20 человек. Кто эти люди?
 
Анастасия Иванова, информационный координатор отряда, врач:
 
– У нас очень разноплановая команда. Экстремалов у нас нет, ни «дозорных», ни диггеров. Обычные, но очень неравнодушные люди. Инженеры, юристы, водители, рабочие… Я вот врач-терапевт.
 
В отряд я попала в 2016 году, знакомый привел. И сразу — на сложный лесной поиск. В Одоевском районе пропала 80-летняя бабушка, ушла за грибами в лес и не вернулась. Слава богу, ее нашли, с ней всё хорошо. Потом были другие поиски, еще и еще. Я втянулась и осталась. Невозможно бросить это!
 
 
Евгения Баздырева, региональный руководитель отряда, работает пиарщиком:
 
– Я где-то слышала про отряд, смотрела репортаж по ТВ. В январе 2016 года заполнила анкету. Мне написала бывший инфорг «Лизы» Таня Толстова. Пригласила в рабочий чат. Но в отряде было затишье (был «несезон»), так длилось до мая. А в мае упала первая моя заявка, которую я взяла как координатор. На поиск в первый день поехали я и еще два человека. Искали старенькую бабушку с деменцией. Причем в черте города — в Скуратово. Старушка села не в тот автобус и уехала на Косую Гору. Там на конечной уже начинается лес. Бабушка стучала в какой-то дом, но ей то ли не открыли, то ли показали неверное направление…
 
Нашли ее в лесу уже погибшей. Этот случай что-то изменил во мне. Я подумала, что можно же искать людей так, чтобы находить их живыми!
 
Потом начался сезон, поиск за поиском — я только через полгода сообразила, что я уже по уши в отряде, что здесь вся моя жизнь.
 
Среди тульских поисковиков много семейных людей. Часто ездят на поиски всей семьей. Среди региональных отрядов тульский — самый «возрастной». Во многих регионах костяки «Лизы Алерт» составляют студенты. В Туле — от 24 до 55 лет. В этом есть плюс — зрелые, ответственные. Сказали — сделали.
 

 

Потерялись среди людей

Если вы думаете, что в Тульской области такие леса, в которых невозможно заблудиться, глубоко ошибаетесь. Погибнуть от переохлаждения, а скорее от равнодушия и глупости, можно в самом центре города.
 
– Прошлой зимой я возвращалась домой, вышла на троллейбусном кольце на Зеленстрое, — рассказывает Настя. — А у отряда был активный поиск: искали мужчину в коричневой дубленке, который пропал из приюта на ул. Шевченко. Я мельком почитывала чат в телефоне, и вдруг мой взгляд зацепился за человека в коричневой дубленке. Он ходил туда-сюда возле «Магнита», было видно, что мужчина сильно замерз: на улице был собачий холод! Я судорожно начала искать в чате, как его зовут. «Петр, это вы?» — решила обратиться напрямую. «Я…» — «А мы вас ищем!» К тому моменту человек ходил по морозу уже сутки. Вышел за сигаретами и потерялся. Шел всю ночь и «застрял» у супермаркета. То ли деменция, то ли Альцгеймер — он просто не знал, куда идти дальше, и кружил.
 
За сутки к мужчине никто не подошел и не спросил, почему он не идет домой. Если бы не счастливый случай, поисковики не скоро добрались бы до этого района: ведь поиски ведутся по спирали, по кругу, пока бы раскрутили от Шевченко до Зеленстроя… Но всё обошлось: я вызвала полицию, завела мужчину в магазин погреться, купила воды.
 
 
– Однажды летом «потеряшка» четыре дня ходил среди многоэтажек в районе областной больницы, — об этом случае вспоминает Женя Баздырева. — Пожилого человека из другого города забрала к себе племянница. Он вышел из частного дома в проезде Вильямса и не смог вернуться. Обращался к прохожим, говорил, что ему нужно «на Вильямса», ему показывали улицу, а не проезд. Он вновь понимал, что пришел не туда, и кружил, кружил. За несколько дней он стал похож на бомжа, с ним не хотели общаться. Охранники областной больницы, к которым он обращался за помощью, почему-то не догадались вызвать полицию. Мы нашли его спустя четыре дня на улице Хворостухина, он лежал под деревом, на котором висела ориентировка с его портретом.
 

Медлить — значит, хоронить

Осень для поисковиков «Лизы» — время, когда поиски идут почти постоянно. Самый пик бывает в грибной сезон. В основном пропадают пенсионеры. Максимально в сезон в сутки падает 5-8 заявок на поиски.
 
 
На лесные поиски обычно собираются несколько экипажей — 15-20 человек. Поскольку люди все работающие, поиски редко начинаются раньше семи часов вечера, многие присоединяются поздно ночью. Заявка приходит на горячую линию (8-800-700-54-52, круглосуточно). Задача координаторов — направить данные в инфогруппу, кинуть в общий чат, связаться для уточнения данных с полицией и родственниками пропавшего. После запуска поиска волонтеры принимают решение, искать с выездом или без, организуют штаб.
 
– Если поиск «свежий», с реальными шансами, мы будем искать до упора, — говорит Настя. — В основном до семи часов утра, когда уже пора ехать на работу. Бывает, что поисковики сразу едут на работу после бессонной ночи, иначе не получится, работа в отряде не накормит. Если поиск не дал результатов, возвращаемся на следующий день.
 
– Что заставляет людей вставать ночью и ехать в лес, искать? Сострадание. Понимание того, что если мы не поедем, никто не будет искать пропавшего человека. У него не будет шансов выжить. А такого быть не должно. Никогда.
 
Женя:
– Но мы тоже люди, и иногда можем устать от всего. В том числе и от работы в отряде. Такие мысли настигают, когда окончательно выматываешься в сезон. Думаешь: всё, уйду, хочу спать. Но падает очередная заявка, ты видишь, что отклика в чате мало, все устали. Собираешь волю в кулак и едешь. Со временем отпускает. А если поиски увенчались успехом, ты видишь живого человека, который тебя благодарит за спасение, это дает новый прилив сил.
 
 
 
Настя:
– В сезон у меня были ситуации, когда я ездила на каждый поиск, каждый день. Шла домой и понимала, что больше не могу. Но приходила новая заявка — к примеру, «дедушка, 85 лет, ушел за грибами». Я смотрела прогноз погоды, видела, что ночью минус один, и ехала снова. Это нам «не выспался», а там человеческая жизнь.
 
Поисковики находят живыми около 80% пропавших. С начала этого года — всего 141 поиск, из них 86 найдены живыми, 20 — погибшими, 35 не найдены до сих пор.
 

О деньгах, спонсорах и уникальности

Недавно на страничке «ЛА» в соцсетях появился пост благодарности известному бизнесмену Евгению Чичваркину. Он посмотрел фильм Звягинцева «Нелюбовь», откуда узнал об отряде. Просто позвонил поисковикам и спросил, чем он может помочь. Его подарок — 40 специальных навигаторов и 4 квадрокоптера, по словам поисковиков, помогут спасти сотни жизней.
 
Евгений Чичваркин, бизнесмен:
 

Евгений Чичваркин

– Почему я уже в третий раз помогаю «Лизе Алерт»? Я считаю, что это абсолютно уникальная для России организация, которая исключительно силами неравнодушных граждан помогает тем, у кого случилась беда. Я считаю, что долг любого нормального человека, у которого есть такая возможность, — участвовать в таких начинаниях. Поэтому я с удовольствием помогаю «Лизе Алерт» и планирую это делать и дальше. Я знаю, как они работают, вижу, какую эффективную систему они создали с нуля за восемь лет, наблюдаю результат и точно знаю, что это оборудование будет использовано ими по назначению.
 
У тульского отряда «ЛА» есть компасы, специальные туристические навигаторы, рации, фонарики. Но количество их ограничено. Что-то поисковики покупают сами, что-то дарят спонсоры или московские коллеги, которые живут «побогаче».
 
– Мы редко просим помощи, — говорит Женя. — Отказывают часто. Когда я только пришла в отряд, разослала всем крупным компаниям региона письма с просьбой о помощи отряду. Большинство не ответили…
 
По словам девушек, мелкий и средний бизнес гораздо отзывчивее и чаще помогает таким, как «ЛА». Но есть и спонсоры покрупнее.
 
– Недавно нам очень помог завод «Стрела», они нам подарили принтер для печати ориентировок и комплект штабной радиосвязи. Из постоянных спонсоров — типография «Всрок», которая безвозмездно печатает нам ориентировки и раздатку.
 
В чем нуждаются поисковики? Всегда нужны туристические навигаторы с возможностью заливать туда карты — они недешевы, купить личные получается не у всех. Нужны аккумуляторы для квадрокоптеров, ноутбуки, топливные карты.
 
 
«Лиза Алерт» не может брать деньги от спонсоров, только оборудование. Это нерушимое правило: добровольцам некогда заниматься бумажной волокитой и отчетами. Нет расчетных счетов, виртуальных кошельков. Волонтеры признаются: в какие-то моменты это облегчает жизнь, в какие-то — наоборот.
 
Сейчас в каждом регионе России организуют центры поиска пропавших людей — автономные некоммерческие организации. По задумке, это ресурсные центры, которые призваны аккумулировать обучение добровольцев и работу со спонсорами. Именно центры смогут получать и распределять средства, полученные от бизнеса. Но пока процесс не запущен, в Туле волонтеры только в стадии переговоров с администрацией.
 
– Мы, конечно же, хотели бы получать больше поддержки от государства и крупных предприятий, — говорит Женя. — Например, столичные волонтеры «Лизы Алерт» тесно сотрудничают с авиакомпанией Utair: поисковиков бесплатно доставляют на крупные поиски в любой уголок страны. Если бы я, к примеру, хотела из Тулы поучаствовать в больших поисках ребенка [Калимат Омаровой] в Каспийске, мне достаточно было бы доехать до Москвы, а оттуда меня добросили бы до Дагестана на самолете Utair.
 

Уроки для полиции и карты времен СССР

Тульская «ЛА» благополучно прошла ту стадию, когда официальные структуры не признавали поисковиков-добровольцев. Сейчас отношения с МЧС налажены отлично: совместное обучение, любые заявки на поиск, проходящие через Единую дежурно-диспетчерскую службу (ЕДДС), поступают и в отряд своевременно — спустя пару часов после пропажи человека. Раньше эта информация могла идти до волонтеров месяц.
 
– Мы сотрудничаем со спасательным центром и центром управления в кризисных ситуациях при МЧС, с их кинологами, — говорит Женя. —  У МЧС есть беспилотная авиация, квадрокоптеры с тепловизорами. Мы проводили совместные тренировки по полевым и лесным поискам.
 
С полицией у «ЛА» отношения тоже налаживаются. Раньше люди в погонах волонтеров просто не воспринимали.
 
– За последние два года мы сделали огромный шаг вперед, — говорит Настя. — Сотрудники полиции, работающие по пропавшим без вести в районных отделах, обратились к нам с просьбой научить их нашим методикам поисков, работе на современном оборудовании. Они больше не хотят работать по старинке, бестолково ходить полдня по полю, не зная, какой квадрат уже пройден, какой нет.
 
У таких госструктур гораздо больше возможностей, а они до сих пор работают по картам, нарисованным чуть ли не во времена СССР!
 
Мы уже обучили одну сотрудницу полиции. Она теперь умеет пользоваться компасом, ходит по трекеру, пользуется виртуальными картами. Ее поиски приносят результат. Это стало лучшей новостью для меня в этом году!
 

 

Они добровольцы, и это не лечится

Стать волонтером «ЛА» и просто, и сложно одновременно. Ко многому придется быть готовым. Помимо поисков группа собирается на обучения и тренировки (не в сезон). В том числе и в полях. Назначается условный «потеряшка», которого условно ищут. Есть обучение на координатора, инфорга, отработка навыков оказания первой помощи.
 
Есть график дежурств на горячей линии, когда ты принимаешь звонки о пропавших людях со всей страны и переправляешь их в нужный регион. А еще — устав: отрядные правила, которые никому и в голову не придет нарушать. Например, на поисках нельзя ссориться. Координатор, отвечающий за поиск и группу, вправе удалить с операции любого. Невозможно попасть на поиск в состоянии алкогольного опьянения. Даже если у координатора есть лишь подозрения, что один из поисковиков выпил, он вправе отстранить волонтера от поиска. Обиды не принимаются: либо ты следуешь правилам, либо ты не поисковик «Лизы Алерт».
 
 
Что же они получают от этого всего? Материальных благ никаких, лишь моральное удовлетворение. Наверное, это какие-то особые люди, которые всегда хотят что-то изменить. Многие из тульских поисковиков занимаются и другой волонтерской деятельностью: восстанавливают храмы, организуют концерты в домах престарелых, помогают бездомным животным. В прошлом году куркинскую деревню Казначеевка завалило снегом. Шестеро добровольцев из «ЛА» приехали к жителям, чтобы расчистить им дороги.
 
А еще волонтеры «ЛА» частенько напоминают родителям о безопасности детей дерзким экспериментом «Угнать ребенка».
 
Люди, которые хотят что-то изменить

До сих пор думаете, что это сложно? Что в отряде только бездельники? Смотрите: у них семьи, дети, работа, хобби, и они находят время спасать жизни. Они разные, но их объединяет одно — им не всё равно.


Мария, 31 год, кинолог // поисковик, инфорг

– Бессмысленно задаваться вопросом «Почему?», вряд ли можно найти ответ. Но сделать что-то, что в наших силах, использовать свои навыки, способности для спасения жизни мы можем. Именно с этой целью я в отряде, где в большинстве своем совершенно незнакомые люди объединены одной целью — найти!


Михаил, 37 лет, бригадир // поисковик

– Увидел однажды ориентировку в интернете о поиске мужчины, заблудившемся в лесу в Одоевском районе. Шли третьи сутки, как человек находился в лесу. Поисковый отряд «Лиза Алерт» звал в помощь добровольцев. Лес я люблю, хорошо ориентируюсь. Решил, что смогу быть полезным, и позвонил инфоргу. Координатор подробно объяснил, куда и когда. Понравились люди, процесс захватил. Заблудившийся выжил, его нашли, что очень порадовало. Оставаться в стороне больше не мог. Вступил в отряд и по возможности, в свободное от работы время, выезжаю на поиски людей, попавших в беду.

Ольга, 33 года, продавец-консультант // инфорг

– За группой наблюдала давно. Радовалась их успехам и переживала за пропавших людей. А однажды решилась и написала заявку в отряд. И ни разу не пожалела! Хоть у меня немного времени, я мама, у меня маленький ребенок, всегда стараюсь быть в курсе дел и помогаю чем могу. Поверьте, нам важна любая помощь! А «найден, жив» — это победа каждого из группы!

Елена, предприниматель // инфорг, поисковик

– Об отряде узнала случайно в мае 2016-го. В одной из групп в соцсети увидал ориентировку, что нужны добровольцы на поиск человека. С того момента я в «Лизе Алерт». Мы как одна большая семья, и у нас одна цель — дать шанс вернуться домой. Будьте с нами! Вместе мы поможем тем, кто попал в беду.

Кристина, 21 год, специалист // инфорг, поисковик

– Как сейчас помню тот день. 29 мая 2016 года. В интернете увидела ориентировку «в лесу потерялся дедушка». У меня внутри что-то перемкнуло. И вот глубокая ночь, а я в лесу — на поиске. С той ночи не было сомнений, быть волонтером «Лизы Алерт» или нет. Я поняла — это моё, чужой беды не бывает.

как стать волонтером? чем я еще могу помочь?

На сайте отряда — обращение. «Нам важен каждый доброволец. Мы просим вас помочь в поисках. Даже если вы считаете свою помощь незначительной, у нас найдется работа для всех. Регистрируйтесь на сайте, общайтесь на форуме, участвуйте в поисках, разместите информацию о нас на вашем сайте или в блоге, просто расскажите о нас друзьям и знакомым».

Помочь поисковикам можно, не отрываясь от компьютера. Сейчас у «ЛА» заработал специальный фоторесурс.
 
На нем каждый может отсматривать на своем компьютере снимки местности, которые дрон делает с воздуха, чтобы обнаружить на нем пропавшего человека. Например:

Это очень важная работа, которая позволит отряду сэкономить время и ресурсы. Это сложная, ответственная и очень важная часть поиска. Нужно рассмотреть фото — есть ли на нем человек или что-то похожее на человека? И нажать кнопку «да» или «нет».

почему«лиза алерт»?
Отряд назван так в честь 5-летней Лизы Фомкиной, пропавшей в Орехово-Зуево в 2010 году. Девочка потерялась в лесу с тетей, и в течение пяти дней ее практически никто не искал. И только когда информация о пропавших попала в интернет, сотни неравнодушных людей откликнулись и начали поиски своими силами. Лизу нашли, но было уже слишком поздно, она продержалась без еды и воды 9 дней и погибла… Если бы поиски начались хотя бы на день раньше, финал этой истории мог быть другим. Вторая часть названия — от английского alert — сигнал тревоги, быть настороже.
 
 
как связаться?

Телефон добровольного поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» 8-800-700-54-52 бесплатный по всей России.

http://lizaalert.org/

Группа ВК

 

 

Автор: Юлия Королева, 9 октября, в 00:42 +44
MaMa Mia – лучшая доставка еды в Туле по версии читателей Myslo!
MaMa Mia – лучшая доставка еды в Туле по версии читателей Myslo!
Продолжаем голосовать за лучшие тульские рестораны
Продолжаем голосовать за лучшие тульские рестораны