На фото Екатерина П. с пятилетней Настей, трехлетним Никитой и шестилетним Даниилом.

«Мамка, не пей! Ты же обещала!»: тулячка бросила пить ради детей

Таких, как Екатерина, в обществе называют «женщина трудной судьбы». Она родилась в семье алкоголички и наркомана, выросла в дет­ском доме, хлебнула тягот и лишений, но сумела стать счастливой и создать свою семью.

Кате 27 лет, она вместе с гражданским мужем и тремя маленькими детьми живет в небольшой, но очень уютной однокомнатной квартире. Проходим с фотографом в комнату, и тут же слышим: «Вы чаю хотите? Кофе? Не думайте, у меня всё есть!» Мы и не думали. Но сразу поняли, что для Кати очень важно показать нам, как благополучно она сейчас живет, что ни она, ни ее дети не голодают.

Катина история вызывает шок. Сразу приходит мысль – за что столько испытаний на одного человека? Но она улыбается и с явным облегчением, откровенно и без стеснения рассказывает нам о своей жизни. А в конце интервью говорит: «Спасибо! Я как на исповеди побывала».
 

...Вы думаете, я плохо живу? Бывает хуже в миллион раз. Я родилась в деревне Ботвиньево Одоевского района. Богом забытое место. Мать у меня очень любила алкоголь, у нее постоянно были разные ухажеры, часто она где-то пьяная валялась, а я за нее пасла коров. Отец – наркоман, 30 лет отсидел в тюрьме. Я и мои два брата голодали.

Помню, брат лазил по чужим подвалам, чтобы меня накормить. Мы с ним могли неделю есть банку соленых огурцов, и больше ничего.

Так что когда меня забрали в Суворовский коррекционный интернат, я даже рада была. Там мы всегда были сыты. Маму я похоронила в 17 лет, она умерла от цирроза печени. Папа жив, сейчас в Щекино живет, но мы редко общаемся.

...В интернате совсем не страшно. Только мамы рядом нет. Один раз она ко мне приезжала, пьяная. Но я всё равно была рада ее видеть. Помню, в какой-то Новый год моему брату не досталось подарка. Я не могла этого принять и ночью  украла для него чужой подарок.  

...В 17 лет я забеременела. Я тогда уже в училище училась, в Ефремове. У меня диплом с  отличием, я штукатур-маляр, на другое с нашим интернатом не учили. Так вот, в 17 лет я родила Ромку. Назвала его в честь брата.
Когда «сиротские» деньги на книжке кончились, у меня сына отобрали. Ну а как? Душа у меня добрая, друзей сразу появилось много – я всё пораздавала. Да и своего жилья у меня не было, а про то, что я могу получить квартиру как сирота, я тогда не знала.

Когда Ромку забрали, ему было полтора года. Я так рыдала! В жизни больше такой боли не испытывала. И до сих пор, когда я его вспоминаю, постоянно плачу. Забрать его я не могу – Рому взяли под опеку, он живет в новой семье. Я даже не знаю, рассказали ли ему обо мне. Но очень хочу с ним встретиться. Не знаю, как я подойду и что скажу при встрече… Но я мечтаю, что однажды он вернется ко мне.


Катя с мамой и двумя братьями.

...Один брат у меня родной по матери, второй – по обоим родителям. Сейчас он в тюрьме – украл бутылку водки в магазине. Из-за этого я тоже постоянно плачу...

...Да, раньше я сильно выпивала. Срывалась, когда ругалась с мужем или когда у нас был пустой холодильник. Я так успокаивала себя – алкоголем, это был мой способ отгородиться от действительности. Я понимала, что это плохо, что у меня могли отобрать детей, – я этого не хочу.

Очень плохо  и стыдно бывало по утрам. Детям обещала, что больше не буду. Они ругались на меня: «Мамка, не пей! Ты же обещала!» Они у меня самые умные. Перед детьми было стыдно больше, чем перед мужем, потому что сама всё это видела и сама так выросла.
Но уже давно я не пью, тем более сейчас я снова беременна. Хотим с мужем дочку, назовем ее Ангелиной, и будет у нас в семье ангел.


Настя, Даня и Никитка.

...Я ездила к врачу. Мне сказали, что я родилась с такой потребностью – тяга к алкоголю мне досталась от родителей. Если алкоголь попал в рот – остановиться тяжело.

В моем и в соседних домах очень много выпускников дет­ских домов. Есть среди них и алкоголики, и наркоманы. Я всех гоняю – не курите план в подъезде, не оставляйте бульбулятор на подоконнике – у меня дети! Вот соседи меня и невзлюбили. Однажды, почти год назад, я немного выпила, и они меня сразу сдали.  

Ко мне приезжали из комиссии по делам несовершеннолетних. Пригрозили: «Будешь пить – отберем детей!» Поставили меня на учет, я и сейчас там состою. Но я уже одного сына потеряла. Второго раза я не допущу.

Для меня мои дети – самое важное в жизни. Я без них давно бы уже умерла. Меня либо убили бы где-нибудь, либо я бы спилась. А для чего и зачем больше жить? Только для детей.  

...Я стараюсь, чтобы у меня в квартире было чисто и уютно. Мы с мужем сами сделали ремонт, застеклили балкон. Я всегда всем помогаю – кому продуктами, кому вещи
отдаю.

Четыре года назад я познакомилась с Наталией Алексеевной Зыковой, она – уполномоченный по правам детей в Тульской области. Тогда у меня были Даня и Настя, денег особо не было. И тут – беременность, а с мужем к тому времени мы разругались и не жили вместе. Я пошла в «белый дом», зашла в проходные и говорю: «Мне надо с депутатом поговорить». Я тогда еще не знала, что на прием надо записываться, получать пропуск… Меня там развернули, а я, помню, сказала, что мне некогда ждать, и от отчаяния заплакала. И тут из кабинета вышла Наталия Алексеевна: «Что у Вас случилось?»  И я ей говорю: «Пожалуйста, дайте мне денег на аборт». Я ей описала свою ситуацию, что у меня и так детей двое и третьего я не потяну. Она сказала: «Давайте я приду к вам в гости, мы обо всем поговорим». И она пришла ко мне со своим мужем, мы пообщались.
– Дети крещеные?
– Нет. Кого мне в кумовья брать? Я не знаю хороших людей, кому можно доверить детей, если со мной что-то случится. Ведь крестная должна заменить мать.
И Наталия Алексеевна стала крестной для Даниила и Насти. Так что она теперь – наш ангел-хранитель.
 

Я хотела сделать аборт. Наталия Алексеевна Зыкова сказала: «Не вздумай!»  Она уговорила меня оставить ребенка, а сейчас я не представляю, как бы жила без Никиты.  

...Холодильник должен быть всегда полон. Пойдемте, я покажу, что у меня там. Смотрите: и колбаса, и яйца, и йогурты детям, сок... В детстве холодильник в нашей семье всегда был пустой, и у меня остался этот страх, эта боль где-то на подсознании. Когда в нем пусто, я очень переживаю. А еще, когда мне плохо, я иду в церковь. Помогает.

...Мой гражданский муж Миша – отец всех моих детей, кроме Ромы, конечно. В 17 лет я его еще не знала – он служил в армии. Миша работает в такси, полностью обеспечивает нас. Я не работаю – сижу с детьми. Миша их просто обожает, и я знаю, что он никогда нас не бросит.

...Я мечтаю уехать отсюда и перевезти всю свою семью. Тут пьют, курят, летом до трех ночи мамочки с колясками жарят шашлыки на дет­ской площадке. Драки тут в порядке вещей, и вообще тут хана… Быстренько продам эту квартиру, прибавлю материнский капитал и куплю большой просторный дом, чтобы всем в нем было хорошо и уютно. Заведу скотину. Поросят, кроликов – у моего друга есть много кроликов, он обещал со мной поделиться. Мечтаю жить в частном доме в деревне. Скорее всего, вернусь в свой родной Одоевский район. Уверена, у нас всё будет хорошо!

Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Google.news
Автор: Лариса Тимофеева, 7 марта 2019, в 10:19 +26
Туляки выбрали три лучших магазина одежды
Туляки выбрали три лучших магазина одежды
Тулячка Ольга Зайцева: На гражданской войне в Анголе мы обеспечивали своим мужьям тыл
Тулячка Ольга Зайцева: На гражданской войне в Анголе мы обеспечивали своим мужьям тыл