Солист Animal ДжаZ: «Я — настоящий эгоист и интроверт!»

Фото Михаила Ростова.

Солист Animal ДжаZ: «Я — настоящий эгоист и интроверт!»

Начало октября в ресторане-пивоварне «Башня» ознаменовалось не только знаменитым фестивалем «Октоберфест», но и прошедшим в его рамках концертом группы Animal ДжаZ. 

Рок-группа в Туле уже в пятый раз: и впервые с акустическим концертом. Зал для их выступления был совсем небольшой, но это создавало определенную интимность: концерт больше напоминал квартирник. Группа сыграла как свои хитовые вещи: «Ангел», «Как дым», «Три полоски», так и порадовала туляков премьерой с еще не вышедшего альбома. А перед концертом вокалист группы Александр Красовицкий пообщался с Myslo и рассказал о своих отношениях с певицей Максим, эгоизме и тёмной и светлой сторонах личности.

- Сегодня вы играете акустику. Что ближе — концерты такого формата в небольших залах или огромные фестивальные площадки?

- Мы сами решаем, какой концерт где играть. Если мы соглашаемся на то, что предлагают организаторы — акустика или электроника — значит, что мы к этому готовы и сами хотим. Это вопрос желания. В акустике мы находим интимность общения с людьми. В большом зале — это пафос, можно проверить как ты звучишь, насколько можешь закрыть этот зал звуком, управляешь ли большим количеством людей. А в маленьком зале на первый план выходит умение раскрыться так, чтобы при этом не кричать. На большой сцене можно прикрыться красивым светом, прыжками и ужимками. Здесь всё налицо! Другая задача и другая музыка. Играем примерно те же песни, но в другой аранжировке. Играем их тише, чтобы у каждого было ощущение, что я разговариваю именно с ним.

- А как часто возникает желание так интимно пообщаться со зрителями?

- Скажу так. Если играем подряд три акустики, то потом хочется электричества. И наоборот. Вот, например, вчера в Москве был большой электрический концерт, мы там выдали всё, весь пафос из нас вышел. На сегодня уже осталось то, что должно остаться. Остались люди, немного прибитые жизнью. Сегодня они выйдут на сцену и попробуют поделиться своей прибитостью с возвышенными туляками.

- Как отдыхаете от напряженного графика концертов?

- Во время туров я абсолютно точно отдыхаю. Между гастролями и записями, наоборот, сильно устаю. Не знаю куда себя деть, постоянно чувствую, что время уходит зря. Допустим, гитарист может восемь часов подряд играть.

А у меня как у вокалиста совсем другой аппарат — его лишний раз лучше не переутомлять, особенно после сорока лет.

А в турах начинается настоящий отдых: да, физически там устаешь, но самое главное расслабление происходит. Ты выплескиваешь скопившуюся в тебе энергию и взамен получаешь новую. Обмен энергией и обмен веществ в твоей сущности сильно разгружает и голову, и сердце.

- Кто ваш зритель, слушатель, можете его охарактеризовать?

- Все поклонники очень разные в плане возраста. Лет десять назад можно было точно сказать, что это 17-летние девочки. Сейчас понял, что наша публика здорово расслоилась. Разные они и по социальному статусу. Знаю, что приходят на концерты и коммерческие директора банков, например, но они уже сидят в ВИП-зоне. В первом ряду всё также остались девочки. Могу сказать, что у всех зрителей наших концертов присутствует одно качество, которое мне сильно нравится и которое есть во мне. Это непонимание главных вопросов: кто я, зачем я, что я ищу, куда иду, кого хочу любить, кого должен любить. Эти моменты важны в жизни человека, и они не решены у наших зрителей. Мне кажется, что люди с устоявшейся судьбой, довольные всем и полностью счастливые, могут прийти на Animal ДжаZ только из ностальгии. А вот те, кто активно участвует в концертном процессе, они этих ответов не знают. Я точно такой же. Наши концерты — взаимное задавание вопросов в воздух. Мне природа дала голос, возможность придумывать мелодии и заключать эти вопросы в поэтическую форму — вот всё, чем я отличаюсь от тех людей, которые меня слушают. И когда я могу расслабиться на сцене, нахожусь в правильном состоянии, то каждый зритель ощущает, что я не звезда, что я свой. Когда читаю в отзывах такие ощущения, то понимаю, что концерт удался.

- Ваш второй музыкальный проект Zero People — это тоже поиск ответа на вопросы?

- Нет, скорее это самолечение. Это наглый проект и очень эгоистический.

Если в Animal ДжаZ я думаю о людях, которые нас слушают, то в Zero People я не думаю ни о ком, кроме себя. Как автору текстов, мне просто плевать на то, кто и как будет воспринимать эти песни.

Они очень личные, почти в каждой песне есть человек, которому она посвящена, некоторые об этом даже знают. Там много всяких образов, которые касаются только меня.

Поэтому я безмерно был удивлен, что этот проект набирает популярность, не ожидал такой реакции, это мой психоанализ. Если в Animal ДжаZ я открыт полностью, то здесь я демонстративно закрыт ото всех.

- Не разрываетесь между двумя группами?

- Они разведены во времени. Сейчас в Zero People самая горячая пора. Через месяц выходит альбом, мы его доделываем. Поэтому каждый день я занимаюcь им, однако находя время на концерты с группой. Как только альбом издадим, продолжим работу над новой пластинкой Animal ДжаZ. Понимаете, если это были бы две группы из одной области, то было бы сложно и вряд ли возможно, какое-то раздвоение личности. А здесь моя чёрная половина занимается Zero People, это моё желание умереть, а светлая отвечает за Animal ДжаZ, это моё желание жить.

- Когда выйдет новый альбом у Animal ДжаZ?

- Весной 2015 года. Мы записали уже 90 процентов материала. Сейчас идёт уже студийная работа. К зиме, думаю, закончим и будем заниматься пост-продакшном. Никакого шага в электронщину или в другой стиль мы не сделали. Это всё та же эклетика, которая нас сопровождает всю жизнь. Там будет 14−15 песен. Причем, некоторые настолько разные, что ничего общего кроме голоса вокалиста человек не услышит, можно даже не понять, что это одна группа. Мне кажется, что из всех наших альбомов это самый позитивный. Это слово плохо к нам применимо, конечно. Но то, что он выражает мою жажду жизни, это факт. Причем человек испытывает такую жажду только тогда, когда ему по-настоящему хреново и он опускается на самое дно. И на уровне рефлексов он начинает карабкаться вверх из этой депрессии. Это моя история. Мне действительно хреново весь этот период, поэтому он будет позитивным. Но это не позитив с улыбкой на лице: «Ребята, давайте дружить!».

- Но всё-таки с хорошим концом?

- Альбом — да. Я знаю, какая песня будет там последней. Она прекрасная, после нее действительно жить хочется. У нас все альбомы выстраиваются с депрессивным провалом в середине, чтобы человек понимал, что он падает на дно, а потом с 10-ой и до 14-ой песни мы вытягиваем его обратно. И в конце он уходит, подпрыгивая.

- Будет ли альбом с такой же фишкой, как и предыдущий? Тогда каждая пластинка получила индивидуальный номер.

- Думаю, что да. Придумка была уж очень хороша. Мы же сидели вручную писали эти цифры. Нам самим было забавно. Грубо говоря, тираж составлял тысячу штук. И мы распределились, кто какие номера подписывает. То есть двести дисков были подписаны моей корявой рукой. Это круто! Я сам бы хотел получить от любимой группы такой эксклюзивный диск.

- Вы сотрудничали с самыми полярными исполнителями: от певицы Максим до Касты…

- Такими же полярными, как и наши песни!

- Как происходил выбор? По каким критериям?

- Всегда личное знакомство и личные симпатии. Принятие творчества этого человека. Самым спорным считается наше сотрудничество с Максим. При этом я лично был фанатом нескольких её песен до нашего знакомства. Потом уже стал её личным фанатом.

Два года нас с Мариной (настоящее имя певицы Максим - прим. авт.) связывали близкие отношения.

И там уже до творческого союза было рукой подать. Когда две творческие персоны находятся рядом, они всегда имеют желание слиться еще и в художественном экстазе помимо жизненного.

- Какие-то еще сотрудничества ожидаются?

- Экстазов пока не предвидится, так что нет. Есть, конечно, уважаемые мной персоны в русском роке, с которыми хотелось бы поработать. Тот же Саша Васильев из «Сплин», или Земфира, но с ними близко я не знаком. Да и в рэпе много хороших молодых ребят, которые делают крутые вещи. Зарекаться не стоит, но ближайших планов пока нет.

- Как относитесь к соцсетям?

- Использую их активно, везде есть аккаунты. Использую в практическом смысле: для личного общения с друзьями, для деловых переговоров. Внутри группы в общем диалоге решаем какие-то вопросы. Иногда даже даю интервью через сеть. Но личное общение с фанатами — это нонсенс. Я интроверт, закрытый человек. Круг близких людей очень узок, они страшно далеки от народа. Поэтому здесь чёткое нет. Только продвижение группы, информация о концертах. Кроме того ищу и собираю какие-то приколы, интересные факты о мире, с удовольствием делаю перепосты и делюсь этим с людьми, чтобы порадовать их. Чтобы сделать мир вокруг веселее и интереснее.

- Что пожелаете тулякам?

- Как настоящий эгоист, желаю всем того же, что и себе: найти свой путь. Любимое дело, любимого человека — за это нужно держаться и бороться. Нельзя себя ни к чему принуждать, нельзя терпеть нелюбимую работу несмотря на страхи. Если человек нелюбимый, то ты мучаешь и себя, и его, нужно расставаться.

Самое страшное, по моему мнению — это семьи, которые держатся вместе только из-за ребёнка. Дети, выросшие в семье, где папа с мамой не любят друг друга, вырастают несчастливыми.

Идите верным путём! Я часть своего пути нашёл, иду по музыкальной дороге и не было секунды, чтобы я жалел. Во второй части непонятки, но еще ищу. И всем желаю находить и не останавливаться!

Автор: Мария Кучерова, 6 октября 2014, в 15:56 +1
Центральный парк, осень, утро
Центральный парк, осень, утро
Гендиректор «Арсенала»: Уверен, результаты к команде скоро придут
Гендиректор «Арсенала»: Уверен, результаты к команде скоро придут