Режиссер Карен Шахназаров: «Настоящее кино рождается, когда встречается со зрителем»

4 июня в Доме культуры «Ясная Поляна» состоялась встреча с режиссером Кареном Шахназаровым в рамках показа после цифровой реставрации фильма «Курьер».

Фильм «Курьер» с Федором Дунаевским, Анастасией Немоляевой и Инной Чуриковой вышел на экраны в 1986 году, показав на примере истории отдельных людей состояние общества на заре перестройки. Основанная на одноименной повести Карена Шахназарова картина демонстрирует смелый взгляд режиссера на современную ему молодежь.

В 1987 году картина получила две награды на Московском международном кинофестивале и заслужила как зрительскую любовь, так и место в истории отечественного кинематографа. Сегодня фильм смотрится так же актуально, как и 35 лет назад, что доказывает, что многие конфликты взрослого поколения и молодежи будут существовать всегда.

В 2020 году фильм прошел цифровую реставрацию и был выпущен в повторный прокат. Эту отреставрированную версию и показали гостям кинотеатра «Время Кино» в Ясной Поляне. Перед показом режиссер встретился со зрителями.

– Почему я решил в кино идти? У меня родители из простой среды. В начале 20-х дед приехал в Москву, жил в бараках, работал на стройках – по сути гастарбайтер, переброшенный коллективизацией в столицу. Дедушка умер во время войны, но мама рассказывала, что на Красной Пресне в одном из бараков еще до войны был клуб, в котором показывали кино. И вот там запустили фильм «Мы из Кронштадта» – об авиационных балтийских моряках. А дедушка служил на Балтийском флоте во время революции на броненосце «Архангел Гавриил». Он посмотрел его и стал ходить на него каждый день. Бабушка как-то спросила: «Гриша, что ты всё ходишь смотреть один и тот же фильм?» А он ей отвечает: «Ты понимаешь, Доманя, там показывают броненосец «Архангел Гавриил». В фильме капитан стоит на палубе, а я же прямо за ним стоял. Если он чуть-чуть отодвинется, то станет видно меня». Дедушка искренне верил, что может быть в следующий раз он придет смотреть фильм, а капитан немного подвинется, и вот там будет он. Я помню, что меня эта история очень поразила в детстве. Тогда-то и возникла мысль заняться кино. Сейчас зритель более искушенный, чем простые выходцы из деревни. Но то ощущение от кино, в которое зрители могут так поверить, мне запало в душу.

– Что Вас вдохновило на написание повести «Курьер»? Почему именно такую тему решили затронуть?

– Повесть я писал скорее от безысходности. Занялся писательской деятельностью после того, как снял фильм «Добряки». Эта картина не имела успеха, да еще и цензура ее порезала. Еще одну картину начал снимать, но ее закрыли. В общем, в кино ничего не получалось, были мысли, что, возможно, нужно чем-то другим заняться. В этот период я написал повесть, без какой-либо определенной цели. Потом она случайным образом попала на глаза редактору журнала «Юность» и ее опубликовали. Она оказалась очень успешной. А в то время если кого-то опубликовали в «Юности», у которой тираж 2,5 миллиона экземпляров, – это абсолютный успех, о тебе тут же узнавала вся страна. После публикации мне начали приходить тысячи писем.

– Когда снимали «Курьера», Вы чувствовали, что это кино станет культовым для того и будущих поколений?

– Можно ли сказать, что романы Толстого и Достоевского культовые? Я думаю, нет. То же самое и с кино. У кино короткий век. То, что «Курьера» смотрят до сих пор, – это очень хорошо, приятно, определенный драйв. Но это не будет продолжаться вечно, потому что будут появляться новые книги и новые фильмы.

А сам фильм я изначально не собирался снимать. Меня поддержал успех повести «Курьер», и я занялся фильмом «Мы из джаза», который возымел успех. Потом был фильм «Зимний вечер в Гаграх». А «Курьер» же я снял, можно сказать, случайно.

Ко мне обратился режиссер Андрей Эшпай с просьбой разрешить экранизировать повесть. Я согласился, только попросил взять в соавторы моего коллегу, с которым я всегда работаю, – сценариста Александра Бородянского. Они написали сценарий, но на студии Горького его не пропустили – по идеологическим соображениям, главный герой не соответствовал идеалам советского времени. И тогда мне Саша предложил на Мосфильме самому попробовать снять фильм. И мы подали тот же самый сценарий, и его пропустили.

Я думаю, что тут дело было не в другой студии. Скорее, просто попали в нужный момент. В киноискусстве очень много случайностей, стечений обстоятельств. Я во всяком случае верю в это. Накануне в первый раз выступил Михаил Горбачев. Он тогда еще не объявил перестройку, но «мотивы» перемен уже прозвучали. И мы просто попали в эту «волну». Хотя меня потом вызывали на партком на Мосфильме и очень ругали, что герой не советский. Но партком тогда уже не мог закрыть фильм. Кстати, это первая картина, которую не резала цензура.

– В фильме у героя на стене висит постер, на котором написано «рок-группа». А что это была за группа?

– Я сейчас уже не вспомню точно. Тогда была задача воссоздать быт советской семьи. Мы даже ходили и смотрели, как живут люди, что у подростков на стенах висит, а после построили декорацию в павильоне.

Была, кстати, интересная история на съемках. Только закончили работу, как мне сообщают, что на Мосфильм приедет Ельцин. Что же делать? Мы вызвали съемочную группу, актеров, камеру без пленки поставили, как будто снимаем, – устроили «потемкинскую деревню» для Бориса Николаевича. Приехал он, посмотрел на декорации, одобрил: «Вот как хорошо, – говорит, – стали снимать кино о том, как живут наши люди». Тогда как раз пошла мода на кино без приукрашивания, чтобы всё было так, как есть.

– Современный зритель в основной своей массе не готов смотреть серьезное кино, в котором затрагиваются злободневные темы. Как Вы к этому относитесь?

– Я снимаю кино для зрителя, который меня понимает. А такой зритель всегда есть. Нельзя быть хорошим для всех. Есть, например, Есенин и Маяковский – разные поэты. Я люблю Есенина, а кто-то Маяковского. И это нормально.

Если я снимаю кино, то стараюсь делать это честно.

У «Курьера» хорошая судьба, потому что он был снят в нужное время.

Я уверяю, если бы он вышел на три года раньше или позже, может быть, и не попал в ту «волну». А бывает такое, что картина «догоняет», начинает работать позже. Такая же история и с произведениями. Достоевский – это что, такой массовый писатель был? Нет, но потом оказалось, что его читают те, кто влияет на судьбы всех остальных. Поэтому я всегда говорю своим детям: «Читайте. Те, кто читает, всегда выигрывают и влияют на жизнь тех, кто не читает».

В завершении встречи Карен Шахназаров добавил:

– Для меня действительно важно встречаться со зрителем. Кино ведь рождается не когда мы его заканчиваем монтировать, а когда оно встречается со зрителем. Потому что каждый наделяет его своим опытом и своими мыслями. И это получается отдельный фильм. И в этом что-то есть. Поэтому спасибо вам за всё!

Из досье Myslo

Карен Шахназаров

Родился 8 июля 1952 г. в Краснодаре.

Российский и советский режиссер, заслуженный деятель искусств РФ.

Народный артист РФ.

Стал знаменит после фильма «Мы из джаза». Снял также «Зимний вечер в Гаграх», «Курьер», «Город Зеро», «Цареубийца», «Яды, или Всемирная история отравлений», «Всадник по имени Смерть» и др.

Был трижды женат. Сейчас разведен.

Дети: Анна (род. в 1985 г.) от первого брака, сыновья Иван и Василий (род. в 1993 г. и 1996 г.) от третьего брака.

Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Google.news
10 июня, в 10:19 +2
Другие статьи по темам
Событие
Место
;
Как сохранить кожу молодой и здоровой летом
Как сохранить кожу молодой и здоровой летом
Ночное небо: 5 мест в Тульской области, где можно посмотреть на звезды
Ночное небо: 5 мест в Тульской области, где можно посмотреть на звезды