Дело о мене стадиона «Арсенал» на депо в Туле: адвокаты назвали 13 причин для возвращения его прокурору

Дело о мене стадиона «Арсенал» на депо в Туле: адвокаты назвали 13 причин для возвращения его прокурору

По мнению защитников, врученное Силаевой обвинительное заключение не соответствует требованиям, предъявляемым к нему процессуальным законодательством.

В Советском районном суде Тулы 25 мая состоялось очередное заседание по  рассмотрению уголовного дела о мене Центрального стадиона. Обвиняемой по нему проходит заместитель председателя комитета имущественных и земельных отношений администрации Тулы Татьяна Силаева.

Напомним, ей вменяется то, что в конце 2014 – начале 2015 года она превысила должностные полномочия, согласовав сделку о мене Центрального стадиона «Арсенал» на трамвайное депо на улице Оборонной. Из-за этого «Тулгорэлектротранс» лишился имущества и понес ущерб в 61,3 млн рублей.

Подробности разбирательства в нашем сюжете.

 

После дачи показаний обвиняемой ее защитники выступили с ходатайством о возвращении дела прокурору в связи с выявлением противоречий.

– Согласно п. п. 3 и 4 ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении должны быть указаны существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, а также формулировка предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи УК РФ, предусматривающих ответственность за данное преступление. Неуказание следователем в обвинительном заключении места или времени или иных фактических обстоятельств совершенного преступления является основанием для возвращения уголовного дела прокурору. Врученное Силаевой Т. С. обвинительное заключение не соответствует требованиям, предъявляемым к нему процессуальным законодательством. Следствием не установлено ничего из того, что должно быть установлено в соответствии с требованиями законодательства. Защищаться против такого обвинения не представляется возможным, следовательно, невозможно реализовать предоставленное законом право на защиту, – заявила Инна Алябьева. – Нарушение права обвиняемого на защиту в виде лишения его возможности определить объем обвинения, от которого он вправе защищаться, может выражаться в избирательном и неточном указании следователем в обвинительном заключении обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Так, на стадии предварительного следствия не выполнены требования п. 1 ч. 1 ст. 73, п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК РФ, а также указания, изложенные в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009г. «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», а именно:

1.

Не установлено ни на предварительном следствии, ни в суде обстоятельство проведения оценки рыночной стоимости депо. Бывший директор МКП «Тулгорэлектротранс» Мельников Г. В. не мог пояснить, по какой причине был заключен договор на оценку с ООО «Экспертиза собственности». Оценка произведена 1 сентября 2014 года, в то время как письмо, подписанное Миненко А.А. о необходимости проведения оценки, датировано 10 сентября 2014г.

2.

Следствием не установлено обстоятельство подписания письма от 10.09.2014г. от имени Миненко А. А., адресованное директору «Тулгорэлеткротранс» Мельникову Г. В. с просьбой произвести проведение оценки имущества на Оборонной 102, а также письма о направлении в адрес КИЗО отчета об оценке от 10.09.2014г.

При этом орган следствия указывает на стр. 12 обвинительного заключения, что именно Силаева «дала директору МКП «Тулгорэлектротранс» указание провести оценку имущества.

Указанное обстоятельство допрошенным в судебном заседании в качестве свидетеля Мельниковым Г. В. подтверждено не было. На копии письма имеется виза Злобиной И.С. (и это подтверждено в ходе ее допроса в суде) с подписью без расшифровки и штамп МКП «Тулгорэлектротранс» – входящее от 11.09.2014 года, при этом ответ датирован 10.09.2014г., т.е. ответ был зарегистрирован раньше получения запроса. Мельников Г.В. подпись, выполненную от его имени на ответе в КИЗО отрицает, а экспертиза принадлежности подписи Мельникову Г. В. или иному лицу, в ходе расследования не была назначена и проведена.

Таким образом, невозможно установить существенное обстоятельство, свидетельствующее, что процедура мены (подготовки к ней) была начата в сентябре 2014г. именно по указанию Силаевой.

3.

В силу ч. 3 ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Однако, проведение очных ставок в судебном заседании законом не предусмотрено.

Следует добавить, что именно в проведении очных ставок имеется острая необходимость, поскольку выявлены существенные противоречия в показаниях свидетелей, в частности, Симакович В. Т. и Авилова Е. В., Симакович В. Т. и Злобиной И. С., Шериным В. В. и Авиловым Е. В., Шериным В. В. и Мурзиным Р. Л. Эти противоречия устранить одними лишь допросами указанных лиц в судебном заседании не представляется возможным.

4.

В качестве обоснования виновности Силаевой Т. С. в превышении полномочий следствием указано на нарушение ею порядка согласования сделок, предусмотренного Постановлением администрации «Об утверждении Положения о порядке согласования сделок, совершаемых муниципальными унитарными и муниципальными казенными предприятиями Тулы», а именно то, что проект не был согласован сектором муниципальной экономики.

Критерием крупной сделки для казенного предприятия следует считать превышение стоимости имущества, являющегося предметом сделки, установленного федеральным законом о минимальном размере оплаты труда, в 50 тысяч раз. Федеральный закон установил минимальный размер оплаты труда с 1 января 2014 г. в сумме 5 554 рублей в месяц.  Для отнесения сделки муниципального казенного предприятия к категории крупной, необходимо, чтобы стоимость отчуждаемого имущества превышала 277 700 000 рублей (5 554 х 50 000).  Однако, как было установлено следствием, рыночная стоимость подлежащего отчуждению по предполагаемому договору мены муниципального имущества составляла 112 500 000 рублей. Таким образом, в порядке, установленном Положением о согласовании сделок (Постановление № 3205) рассматриваемая сделка мены согласованию с сектором муниципальной экономики администрации Тулы не подлежала.

Превышение полномочий по указанным основаниям является надуманным, что не позволяет основывать обвинения на указанных обстоятельствах.

Отсутствие необходимости согласования сделки мены с сектором муниципальной экономики администрации г. Тулы было подтверждено в судебном заседании показаниями Мохначевой И. Б. и Агафоновой Ю. В.

5.

Исходя из положений п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 285 УК РФ или ст. 286 УК РФ, судам надлежит выяснять, какими нормативными правовыми актами, а также иными документами установлены права и обязанности обвиняемого должностного лица, с приведением их в приговоре, и указывать, злоупотребление какими из этих прав и обязанностей или превышение каких из них вменяется ему в вину, со ссылкой на конкретные нормы (статью, часть, пункт).

При отсутствии в обвинительном заключении или обвинительном акте указанных данных, восполнить которые в судебном заседании не представляется возможным, уголовное дело подлежит возвращению прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.  

В данном случае органом предварительного следствия (умышленно или по невнимательности) не учтено, что все законы и иные нормативные правовые акты в РФ действуют во времени, т. е. нельзя указывать на необходимость применения тех или иных правовых норм, которые на момент совершения юридически значимых действий не были приняты или введены в действие.

На момент совершения всех вменяемых Силаевой действий, трактуемых следствием, некоторые положения документов, на которые опирается обвинение, вступили в силу после событий, которые исследуются в суде. Искаженное и несоответствующее обстоятельствам описание в обвинительном заключении якобы имевших место преступных действий со стороны Силаевой является препятствием для постановления судом законного и обоснованного приговора.

6.

На стадии предварительного следствия Симакович В.Т. утверждал, что необходимость подписания обращения на имя Силаевой Т. С. о даче согласия на мену, озвученную ему со стороны заместителя по правовым вопросам Злобиной И.С., ему подтвердили Авилов Е. В. и Силаева Т. С. по телефону. Однако, в судебном заседании Авилов Е. В. категорически отрицал саму возможность решения такого вопроса по телефону, более того, высказал сомнение относительно того, что Симакович мог ему вообще звонить.

Прямым и непосредственным начальником директора МКП «Тулгорэлектротранс» выступает не председатель КИиЗО, а глава администрации, в связи с чем данное утверждение Симаковича подлежало проверке и оценке на стадии следствия.   Указанное обстоятельство имеет основополагающее значение, поскольку необходимо именно установление лица, действиями которого началось формальное оформление дальнейших правоотношений по мене имущества.

7.

В судебном заседании Симакович подтвердил свои показания о том, что ему было сказано Злобиной о необходимости подписать обращение на имя Силаевой Т. С., поскольку данная работа была проведена до его прихода предыдущим руководством, подписание обращение являлось формальностью, потому что решение было принято руководством города. Это было формальное обращение для наполнения комплекта документов с целью принятия постановления. Однако, на стадии следствия указанный вопрос не был полноценно выяснен, поскольку доказательств наличия или отсутствия обстоятельств, указываемых Симаковичем В. Т., не было собрано.

При этом со стороны следствия не было исследовано обстоятельство приобретения стадиона Злобиной И. С. за месяц до инициирования вопроса о даче согласия со стороны администрации на мену. Это позволяет сделать вывод о том, что Злобина И. С., а также «инвестор» Гусев И. Н. заведомо знали о том, что сделка мены состоится в любом случае, поскольку приобретение стадиона в собственность физическим лицом (Злобиной И. С.) за 140 млн рублей является абсурдом при отсутствии гарантии его последующей передачи в собственность города в обмен на депо. Однако, указанное обстоятельство не получило своей оценки, не подкреплено доказательствами и не отражено в обвинительном заключении.

В собранных по делу доказательствах имеется множество сведений о том, что решение о мене депо на стадион принималось задолго до того момента, как Силаева Т. С. приступила к организации подготовки проекта постановления, явившего согласием собственника на сделку, при этом в выработке механизма данной сделки принимали участие иные, вышестоящие должностные лица, а не Силаева.

8.

Со стороны следствия неверно толкуется Постановление № 4791 от 26.12.2014г., поскольку, следствие считает, что данным Постановлением КИЗО Злобиной И. С. и МКП «Тулгорэлектротранс» предписано заключить договор мены. Однако, по смыслу п. 1 Постановления оно имеет характер разрешительного ненормативного муниципального правого акта, а не обязывающего, поскольку п. 2 его предусматривает лишь механизм осуществления мены путем заключения договора, но не дачу такого указания. На данные обстоятельства обращали внимание допрошенные в судебных заседаниях Авилов Е. В., Мурзин Р. Л., Мохначева И. Б., Агафонова Ю. В. Они же показали, что МКП «Тулгорэлектротранс» могло отказаться от заключения договора мены. Кроме того, срок заключения договора п. 2 в Постановлении не указан.

Следовательно, некорректная формулировка обвинения, предъявленного Силаевой Т. С. практически перед окончанием производства следственных действий, также повлекла невозможность квалифицированно защищаться от него всеми возможными способами.

9.

В обвинительном заключении не указано, какие именно охраняемые законом интересы общества и государства, а также МКП «Тулгорэлектротранс», как потерпевшего, были нарушены, не указана причинная связь между, якобы, допущенными подсудимой нарушениями вследствие недобросовестного отношения к обязанностям по должности и наступившими последствиями.

Силаевой вменятся подготовка проекта Постановления, однако имущество из оперативного управления МКП «Тулгорэлектротранс» фактически выбыло на основании сделки мены, поскольку само по себе Постановление не является документом, согласно которому прекращаются, изменяются или возникают гражданские права и обязанности, поскольку оно не носит характера нормативного правового акта.

Следствием оставлен без должной оценки факт обращения от имени МКП «Тулгорэлектротранс», подписанного Симаковичем В. Т. на имя Силаевой Т. С., и обращения Злобиной И. С. на имя Авилова Е. В., поступившего с его резолюцией в КИЗО, согласно которым они просили подготовить Постановление о даче согласия на мену.

Единоличным исполнительным органом унитарного предприятия является руководитель унитарного предприятия (директор), который  без доверенности действует от имени предприятия, представляет интересы предприятия, совершает сделки, осуществляет прием на работу работников и др. Он же несет ответственность за убытки, причиненные унитарному предприятию его виновными действиями (бездействием), в т. ч. в случае утраты имущества унитарного предприятия (ч. 2 ст. 25 Закона).  В нашем случае таким лицом является Симакович В. Т.

Также органом предварительного следствия не выяснен вопрос, каким образом в распоряжение МКП «Тулгорэлектротранс» попали приложенные к обращению Симаковича от 24.12.2014г. отчеты об определении рыночной стоимости имущества, принадлежащего Злобиной И. С., которые были подготовлены на основании заключенных с ней договоров на оценку ООО «Бюро независимых экспертиз «Индекс-Тула».

Следует отметить, что со стороны МКП «Тулгорэлектротранс» в течение длительного времени не предпринимались попытки защиты своих интересов, если таковые были нарушены, что влечет за собой невозможность оценить объективное вменение Силаевой Т. С. совершение действия, повлекших такие нарушения.

10.

В обвинительном заключении указано, что со стороны Силаевой Т. С. были допущены нарушения п. 1.6. Положения «О муниципальных казенных предприятиях муниципального образования город Тула» без указания редакции. Если уж следствие так  считает, то необходимо было собрать доказательства объективно свидетельствующие о том, что МКП «Тулгорэлектротранс» лишилось возможности осуществлять свою основную деятельность – перевозку пассажиров.

Такие доказательства в деле отсутствуют, и, более того, наступление указанных последствий опровергается показаниями допрошенных в судебных заседаниях в качестве свидетелей сотрудников МКП «Тулгорэлектротранс».

Следствие также ссылается на п.3.3 указанного Положения, согласно которому Комитет имущественных и земельных отношений администрации г. Тулы осуществляет контроль за сохранностью и использованием по назначению муниципального имущества, закрепленного за Предприятием. Однако, в чем именно не был обеспечен контроль, в обвинительном заключении не указано.

При этом сам по себе термин «контроль за сохранностью и распоряжением» предусматривает наличие таких действий, которые направлены на выявление фактов нарушения в деятельности подведомственного предприятия, послуживших основанием для незаконной утраты и передачи третьим лицам вверенного МКП «Тулгорэлектротранс» имущества. Применительно к распоряжению имуществом, осуществляемого на основании акта администрации г. Тулы, такой подход и толкование являются недопустимым.

11.

В обвинительном заключении указано, что в результате незаконных действий Силаевой Т. С. были существенно нарушены права и законные интересы МКП «Тулагорэлестротранс», а также был причинен значительный ущерб в размере 61 млн. рублей. Однако, следствием не было учтено, что состав вмененного Силаевой преступления является материальным и в качестве обязательного признака предусматривает наступление общественно опасных последствий. Такие последствия, которые наступили от действий Силаевой Т. С., вопреки доводам следствия, отсутствуют.

Однако, в обвинительном заключении не дана оценка того, что со стороны МКП «Тулгорэлектротранс» не было оспорено в судебном порядке. Из показаний представителя потерпевшего, а также свидетелей Симаковича и других следует, что указанное Постановление они считали законным. В суде представитель потерпевшего также показала, что МКП «Тулгорэлектротранс» считало данную сделку законной, в связи с чем и не оспаривало ее. Как пояснила свидетель Мохначева И. Б., для оспаривания по данным основаниям сделки мены, необходимо доказать, что предприятие стало лишено возможности осуществлять свою уставную деятельность, связанную с организацией перевозок пассажиров в г. Туле, однако таких обстоятельств не наступило.  

При этом не было оценено то обстоятельство, что Силаева Т. С. не принимала никакого личного участия в заключении договоров аренды с 2017г., когда арендная плата возросла в 15 раз по сравнении с ранее установленной.

Необходимо учитывать финансово-экономическое состояние юридического лица как до момента определенных обстоятельств, с которым следствие считает возможным наступление негативных последствий, а также нарушение прав и интересов потерпевшего, так и после этого. В ходе судебного разбирательства было установлено, что до момента отчуждения из оперативного управления МКП «Тулгорэлектротранс» зданий депо, оно являлось плательщиком налога на имущество, земельного налога, расходов на эксплуатацию и его содержание. Получив отчужденное имущество в аренду, МКП «Тулгорэлектротранс» освободилось от указанных обязательств. Таким образом, определяя наличие или отсутствие оснований для признания нарушения прав и интересов МКП «Тулгорэлектротранс», недостаточно было только вывода о том, что предприятие стало платить арендную плату, исключая из внимания указанные статьи затрат, которые бы оно несло, оставаясь титульным владельцем имущества.

12.

В п.19 Постановления Пленума от 16.10.2009г. № 19 указано, что ответственность за превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ) наступает в случае совершения должностным лицом активных действий, явно выходящих за пределы его полномочий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, если при этом должностное лицо осознавало, что действует за пределами возложенных на него полномочий.

Одним из основных обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию в ходе досудебного производства по делу, следует считать безусловное наличие умысла на совершение действий, явно выходящих за пределы его полномочий.

Исходя из понятия субъективной стороны преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, суду надлежит проверить, подтверждаются ли выводы следствия в обвинительном заключении достаточной совокупностью допустимых и достоверных доказательств.

Никто из допрошенных свидетелей не указал, что действия Силаевой Т. С., связанные с рассмотрением поступившего пакета документов, не входили в ее полномочия, более того –  рассмотреть ИХ  она была обязана, в связи с тем, что оснований для отказа не имелось.

Отсутствие таких полномочий также не усматривается из письменных доказательств по делу.

Свидетели в судебном заседании также пояснили, что не подготовить проект постановления не было оснований, поскольку инициатором сделки выступило предприятие, к обращению прилагались необходимые документы (оценка имущества, свидетельствующая о равнозначности мены), а оценивать последствия сделки в КИЗО и иных структурах, согласовывавших постановление, были не должны, поскольку там отсутствуют специалисты, разбирающиеся в деятельности такого сложно организованного предприятия как МКП «Тулгорэлектротранс». Однако, такие специалисты есть в МКП «Тулгорэлектротранс», именно для этого и создавалось предприятие, и именно руководство предприятия и только оно могло оценить, какие мероприятия необходимы для улучшения работы МКП «Тулгорэлектротранс».

13.

В качестве обоснования вины Силаевой следователем в обвинительном заключении неоднократно указывается на нарушение с ее стороны п. 3.5 Устава МКП «Тулгорэлектротранс». Но по своей правовой природе Устав любого предприятия является его внутренним документом, регламентирующим права, обязанности и иные аспекты деятельности хозяйствующего субъекта. Следовательно, нарушить положения Устава иное лицо, кроме самого предприятия, в принципе не может.

– Подводя итог, мы полагаем, что все перечисленные нарушения привели не только к тому, что их невозможно устранить и восполнить пробелы следствия в судебном заседании, но и к существенному нарушению основополагающего права обвиняемого (подсудимого)- права на защиту.

Считаем, что следствие допущены существенные нарушения требований ст. 6, 14, 73, 74, п. 3. п. 8 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, что является основанием для возвращения уголовного дела прокурору. На основании изложенного, просим вернуть уголовное дело в отношении Силаевой Татьяны Сергеевны, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Гособвинитель попросила перерыв для более детального изучения ходатайства и уже после него высказывания о нем. 

Судья объявила перерыв до 1 июня 14.00.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
26 мая 2021, в 09:00 +3
;

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день

Кладовщик, курьер и аниматор: кем подработать студенту летом в Туле
Кладовщик, курьер и аниматор: кем подработать студенту летом в Туле
В Туле осудят воришек, похитивших с поезда 1,5 тонны металлолома
В Туле осудят воришек, похитивших с поезда 1,5 тонны металлолома