Судмедэкспертиза: дефекты в работе тульских врачей обернулись смертью ребенка

Судмедэкспертиза: дефекты в работе тульских врачей обернулись смертью ребенка

Смерть двухлетней дочери разделила жизнь Меликсетовых из Венева на «до» и «после». Карина скончалась утром 12 апреля 2017 года в Детской областной больнице.

Всё это время родители девочки пытаются привлечь к ответственности медиков. Меликсетовы уверены, что врачи сделали не всё от них зависящее, и именно поэтому их девочка умерла. 

Карина была очень активным ребенком и ни секунды не сидела на месте. Днем 11 апреля она была с мамой на кухне, когда та, занимаясь домашними делами, отлучилась в ванную. Но дойти до нее не успела – услышала крик: малышка потянулась к плите и перевернула на себя чайник с кипятком. Скорая приехала быстро, девочку доставили в местную больницу, оказали необходимую помощь, а потом перевезли в Тулу.

Владимир Меликсетов

– В областную больницу приехали около восьми вечера. Карина была в сознании, разговаривала, – рассказывает отец девочки Владимир Меликсетов. – Дежурный врач не разрешил маме остаться в реанимации – сказал, что не положено. Договорились, что мы позвоним после полуночи и нам расскажут о состоянии дочери. Позвонили, и на вопрос «Ребенок будет жить?» врач уверенно ответил: «Конечно! Ожог 2-3-й степени, площадь поврежденной поверхности кожи 25%. Смертельного ничего нет. Самое страшное, что вас ждёт, это пересадка кожи. Ребёнок спит, всё нормально». 

Около девяти утра маме Карины, Юлии, позвонили из больницы. Голос в трубке сообщил, что девочку спасти не удалось, она скончалась в шесть утра. Больше пояснений не последовало. С того самого момента родители не находят себе места. 

– Нам только в три часа дня удалось узнать, что состояние Карины резко ухудшилось около четырех часов утра, в 4.35 ее подключили к аппарату искусственной вентиляции легких, в 6.00 произошел летальный исход. Она лежала под капельницей – противоинтоксикационная терапия, но жидкость не выводилась из организма, поэтому развилась почечная недостаточность, на фоне этого остановилось сердце, – рассказал Владимир Меликсетов. – И далее никакой информации, даже где искать тело нашей дочери! Только сутки спустя в результате самостоятельных поисков стало ясно, что обращаться нужно в Бюро судебно-медицинской экспертизы. От БСМЭ было получено заключение: «Термический ожог 3-й степени. Септический шок». Беседа с тогда еще главным врачом медучреждения Людмилой Котик также не дала ясности. На вопрос, почему не подключили гемодиализ, ответ был ошарашивающий: «Аппарат нужно готовить пять часов», а в конце Людмила Ивановна добавила, что мы молодые, еще родим. Она же сказала о том, что «ребенок осложненный, лишний вес и проблемы с сердцем». Но ранее у Карины не было выявлено таких «осложнений», у нее не было никаких хронических заболеваний. 

Несовпадение диагнозов заставило родителей написать жалобы в региональный минздрав, Росздрав, а также заявление в следственный комитет.

Начались доследственные и ведомственные проверки. И их результаты оказались диаметрально противоположными. 

Служебная проверка минздрава Тульской области показала, что медики, лечившие Карину, всё сделали правильно и нарушений при оказании медицинской помощи нет. По версии ведомства, лечение было адекватным, а ухудшение состояния больной с дефектами оказания медицинской помощи не связано. «Врачебных ошибок, повлиявших на течение и исход патологического процесса, специалистами ГУЗ «Веневская ЦРБЦ» и ГУЗ «ТДОКБ» допущено не было», – заключил министр здравоохранения Тульской области Андрей Третьяков, что отражено в протоколе совещания, прошедшего 19 июня 2017 года и посвященного анализу качества оказания медицинской помощи Карине. 

Однако результаты проверки Росздравнадзора говорят об обратном. Нарушения были найдены как в части хранения и использования медикаментов, так и в работе самих медиков при оказании помощи Карине: не в полном объеме проведена диагностическая работа, не в полном объеме оказана медицинская помощь, не в полном объеме проведен лабораторный и функциональный мониторинг адекватности интенсивной терапии. На основании этих результатов было возбуждено уголовное дело. Судебно-медицинская экспертиза, проведенная в Первом МГМУ им. И. М. Сеченова, установила:

  • ошибочно определена площадь ожога, 
  • обезболивающая терапия не соответ­ствовала состоянию больной,
  • состояние ребенка было записано формально, нет полной клинической картины,
  • не выполнен ряд важных исследований.

За комментариями мы обратились к врачу анестезиологу-реаниматологу Детской облбольницы Сергею Камышникову. Именно он в 2014 году буквально вытащил с того света едва не сгоревшего при пожаре в ЦРД новорожденного Матвея, и его же родители обвиняют в смерти Карины. Камышников перенаправил нас к адвокату. Вот что пояснил его защитник:

«Проведено несколько экспертиз госучреждениями судебно-медицинской экспертизы разных городов, включая Санкт-Петербург. Вывод у них один – причиной смерти девочки явились термические ожоги 2-3-й степени площадью 25% поверхности тела, осложненные тяжелым ожоговым шоком на фоне эндокринного заболевания. Вины врачей в ее смерти эксперты не нашли».

Расследование уголовного дела продолжается.

 

Автор: Юлия Александрова, 14 февраля, в 11:15 0

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день

Школьница из Новомосковска помогла задержать грабителя
Школьница из Новомосковска помогла задержать грабителя
В Тульской области появится импортозамещающее производство выварочной соли
В Тульской области появится импортозамещающее производство выварочной соли