«Голос улиц». Часть первая: интервью с бродягой

«Голос улиц». Часть первая: интервью с бродягой

Среди серых трудовых будней мы разучились замечать интересные факты.

Среди серых трудовых будней мы разучились замечать интересные факты. Опаздывая на работу или торопясь домой, мы проходим мимо уникальных вещей и просто не видим их. Улица – живёт и дышит. Я – Роман Голованов и это мой блог «Голос улиц». Я буду рассказывать вам о том, что происходит вокруг нас каждый день. Я передам вам голос тульских улиц!

Начнем с самой неприглядной стороны наших улиц – поговорим о тех, у кого нет дома, о людях без определенного места жительства. А если проще –  о бомжах.

Холодный мартовский вечер. Октябрьский посёлок. Бывает, что засидишься на работе  и возвращаешься домой в позднее время суток. Натянув шапку поглубже, я прохожу мимо мусорных баков, которые освещают два фонарных столба. На хилом заборе прибита надпись «Каждое воскресенье», рядом с ней болтается красная женская сумка, меж веток дерева расположился старый, рваный плюшевый мишка – знакомая картина. Вдруг из мусорного бака вынырнуло нечто. От неожиданности я остановился.

В мусоре роется мужчина в грязном сером  бушлате и  в мохнатой шапке-ушанке. Он придирчиво разглядывает каждый предмет, который ему удаётся выловить из мусорки.

 «Бомж!» Я стал наблюдать за действиями мужчины. Поймав свет фонарного столба, бедолага рассматривал пустую стеклянную бутылку, после аккуратно положил её в свою большую сумку. Туда же он отправил жестяные банки, объедки,  одежду и прочие ценные «артефакты». Остальные отходы летят на землю

- Голодный? Нужно чего? - я не удержался, чтобы  хоть чем-то помочь бедолаге.

- Мне это… Того… Выпить бы… - он повернулся ко мне и щёлкнул пальцами себе по кадыку. В нос ударил резкий запах. От него пахло хуже, чем от мусора в баках.

- Не, - замотал головой я, - так не пойдёт. Хлеб? Консервы? Пожалуйста! А с алкоголем - это не по адресу.

Бомж потерял ко мне интерес, махнул рукой и вернулся к мусорной рыбалке.

- Есть где ночевать? Хоть и весна, но холодно же, - не унимался я.

- А тебе-то что? Мент, что ли, вопросы задавать? - бродяга даже не посмотрел в мою сторону.

- Да я просто помочь хочу, - я даже немного расстроился.

- А что мне помогать? Холод не проблема, - не прекращая поисков, продолжил он со мной разговор. - Сейчас подвалы, подъезды открыты, да и старый заброшенный дом нам найти не беда.

- Кому это нам?

- Ну, нам - бомжам, - мужчина вытащил из бака пивную банку и затолкал её в сумку.

- Значит, не один живёшь? 

- Конечно не один. Мало кто из нас поодиночке держится. У нас в хате кореш мой и баба одна. Так и живём.

- А бродяжничаете почему? Случилось что?

- Нет, ну точно мент. Ушлый, как следак. Дай десятку… Ну, на хлеб, тогда разговор дальше будет!

Я молча достал из кармана десятирублёвую монету и протянул мужчине.

- Почему бомжуем, спрашиваешь? Да… у каждого своё. Я вот в девяностые лоханулся конкретно. Раньше в Рязани жил. В бизнес полез. Захотел бабла срубить. Продал всё. И продуктовый магазинчик открыл. Тем отстёгивал. Этим. Прибыли не особо выходило. Тогда, думаю, что-то делать надо. Рисковать. Ну, набрал долгов. И в «МММ» вложился. Прогорел конкретно. Магазин, чтоб долги отбить, продал. А я в нём жил, чтоб его открыть, квартиру и машину продал. Так попал на улицу. Сначала запаниковал. Ночевать на вокзале стал. Меня там щипачи обули. Документы, деньги последние - всё вытащили. Так я стал  бомжом. Дальше с другими бродягами связался. Попрошайничать стали. Один раз на чужую территорию попали. Избили нас до полусмерти. Я до сих пор хромаю. И с одним корешком в Тулу перебрались. Здесь поспокойней. И вот теперь здесь обитаю.

- А в Туле что, не попрошайничаешь?

- Не… Здесь уже все хлебные места разбиты.

- А мужчина и  женщина, которые с тобой живут? Они как на улицу попали?

- А мы особо о прошлом не базарим. Ни к чему это. Знаю, что Вано из квартиры турнули. Он тоже не местный. А у Натахи  дом сгорел. Потом поддавала она. И вот тоже с нами крутится.

- Но как же на улице жить? Где еду найти?

- Да мне на улице жить лучше, чем где-то ещё. Сам себе хозяин. Еда? Свалки, мусорные баки - там всегда найдёшь чем подкрепиться. Плохо только зимой - мороз сильный. Обморозиться можно. Приходится места на зиму потеплее искать. А летом благодать! В любом пруду помыться можно! Тепло! Еды полно. А на зиму можно и в ночлежку попробовать  свалить - там курорт.

- То есть у нас в Туле есть приют для бездомных?

- Да, есть. Все бродяги о нём знают. Но туда только зимой идём, когда уж мороз конкретно шибанёт. А так  заброшенный дом найдёшь, там бочку поставишь, костёр разожжёшь, спирту махнёшь, и тепло. В подвалах, подъездах мороз пережидаем, а в приют лишь когда совсем прижмёт. Ладно, пора мне. Бывай!

- Подожди, а зовут тебя как?

- По паспорту? Михаил Валерьевич Митрохин, но паспорт давно потерян…

Бродяга утрамбовал содержимое сумки ногой, перекинул её через плечо и хромая пошёл вперёд.

Значит, в нашем городе есть приют для людей, лишённых жилья? Я был заинтригован и отправился на его поиски.

Читайте в следующей части: Где же в Туле находится приют для бездомных? Любой бомж может получить в нём место для проживания? В каких условиях живут бездомные в тульском приюте? Бомжевание – стиль жизни? С улицы пути назад нет? Интервью и экскурсия от директора тульского приюта для бездомных!

26 марта 2013, в 16:07 0
Другие статьи по темам
Прочее

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день