Тульские гвардейцы разбили Наполеона и взяли Париж

Тульские гвардейцы разбили Наполеона и взяли Париж

На живописном берегу реки Упы под городом Одоевом «прячется» в лесах старинная дворянская усадьба: здесь жили сразу два генерала – Александр и Федор Мирковичи, герои Отечественной войны 1812 года, легендарные братья!

На живописном берегу реки Упы под городом Одоевом «прячется» в лесах старинная дворянская усадьба: здесь жили сразу два генерала – Александр и Федор Мирковичи, герои Отечественной войны 1812 года, легендарные братья!


Картина художника Виктора Мазуровского «Схватка русских кирасиров с французскими.
Атака лейб-гвардии Конного полка» 1912 г. Холст, масло.

Андрей Дремизов.

Императорские пажи

Выходец из старинного рода сербских дворян (его прадед был митрополитом Сербии!) Яков Степанович Миркович верой и правдой служил российскому императору: дослужившись до директора пограничной таможни (по табели это статский советник) в Брест-Литовске, он получил право отдать своих детей в элитный Санкт-Петербургский Пажеский корпус. В 1789 году во Франции свершается революция, а в семье Мирковичей рождается первенец – сын Федор, а три года спустя еще один сын – Александр. Оба брата через 20 лет сойдутся на Бородинском поле с войсками Наполеона, который придет к власти после той самой революции и о котором во Франции пока мало кто знает.

Счастливые родители, разумеется, желали своим чадам лучшей участи, но и предположить не могли, каких высот достигнут их сыновья…  Словесность, история, танцы, верховая езда и фехтование – все это братьям с пяти лет преподавал специально нанятый француз-гувернер Бальзо.  Учитель был недешев для Мирковичей, дворян «среднего» достатка, но они на детях не экономили. «Бальзо смотрел попечительно и старательно за мною и братом, учил нас французскому языку, который тогда я знал тверже родного» – пишет в дневнике старший  сын Федор. Братья отлично учатся в Пажеском корпусе и присутствуют при императорских обедах: старший, Федор, стоит на «мужской» стороне банкетного зала, а паж Александр – на «женской».

Лучший из лучших

В 1804 году Наполеон Бонапарт провозглашает себя «императором французов», а Мирковичи нанимают сыновьям профессионального учителя – Будри. Наблюдательный и педантичный Федор записывает в дневник: «Будри был родом швейцарец, выписанный в царствование Екатерины князем Салтыковым для воспитания его сына. Окончив оное, Будри женился на русской и остался в России. Он был родной брат Кровожадного Марата...» «Кровожадный Марат» – это тот самый лидер французской революции Марат Жан-Поль, и вот его родной брат воспитывал будущих русских генералов, а после них – еще и великого русского поэта Александра Пушкина, когда тот был лицеистом!

Но братьям пока недоступны такие параллели – они отдаются учебе. Их троюродная внучка Ольга Троицкая-Миркович рассказывает о своих славных предках:

– В Пажеском корпусе была традиция: имена выпускников выбивались на мраморной доске в алфавитном порядке, но возглавляла список фамилия самого лучшего ученика (ему и звание давали выше – поручик, а не подпоручик, как остальным). Стать лучшим из лучших хотели все, и Федор Миркович исключением не был. Однако при выпуске званием «лучший из лучших» удостоили Николая Анненкова (он тоже станет героем Бородина). Что сделал Федор? Он остался на второй год, чтобы наверняка получить звание лучшего. Но на следующий год Федору опять не повезло, потому что «лучшим из лучших» стал  его младший брат Александр!

День Бородина

К 1812 году оба брата – поручики лейб-гвардии Конного полка, элитной части тяжелой кавалерии (гвардейские кирасиры – огромные всадники в латах), куда набирали самых рослых и выносливых солдат и офицеров. Братья сражаются в буквальном смысле плечом к плечу – между ними если и была конкуренция, то она никак не мешала их родственным чувствам: братья всячески поддерживали друг друга и были эталоном настоящей мужской дружбы.


Генерал и сенатор Федор Яковлевич Миркович, родной брат владельца тульской усадьбы Александра.

Заканчивается лето 1812 года, русская армия под натиском наполеоновских войск отступает к Москве, оставляя Витебск, затем Смоленск… Братьям в коротких стычках с противником никак не удается отличиться: гвардию берегут. И вот – 7 сентября (26 августа по старому стилю) 1812 года, Бородинское поле. Бои идут уже два дня: в центре обороны, на Шевардинском редуте, стоят насмерть солдаты генерала Горчакова. Наполеон удивляется: «Почему так мало пленных?!» и решает ударить по батарее Раевского и смять левое крыло русской обороны –  как раз там и стоит в резерве полк, где служат поручики Мирковичи. Командует полком тоже туляк, генерал Михаил Арсеньев, – он получает приказ Барклая де Толли выдвинуться к батарее. Прорыв левого фланга приведет к  поражению в битве, и его нельзя допустить! Трубач лейб-гвардии играет команду «Марш-марш!»:  через несколько часов гвардейские кирасиры решат исход битвы в пользу русских, а братья Мирковичи станут героями…


Командир лейб-гвардии Конного полка, тульский дворянин Михаил Арсеньев.

Подвиг поручика

Тем временем конные корпуса французов врываются в южную флешь – русские едва успевают вынести из боя своих раненых генералов. Еще немного, и левый фланг оголится. Подоспевшие кирасиры опрокидывают французов (сам Мюрат едва не попадает в плен и бежит, скрываясь в рядах своих пехотинцев!), но русская пехота отстает, а без ее поддержки кавалерия вынуждена отступить. К 10 часам утра французы занимают флеши и их артиллерия выкашивает русские полки, что спешат на помощь своим: передвижения русских каре можно отследить по кровавым завалам из трупов! Французы почти завершили прорыв, когда в лоб кирасирской дивизии Лоржа ударила тяжелая гвардейская конница русских. Генерала Арсеньева  выбивает картечью из седла (тяжелое ранение в плечо), но «конную лаву» уже не остановить. Поручик Федор Миркович устремляется в самую гущу боя – он не оглядывается, он знает, что его солдаты рядом… Этот бой Миркович позже описал: «Не было дела более жаркого и ужасного. Наш полк ходил три раза в атаку, конь мой был ранен и убит, сам я плашмя упал на живот, и мне казалось, что мне оторвало две ноги, но сознания я не потерял, и в это время один из кирасиров крикнул: «Командира убили!» Не было страха смерти, и все мысли мои обратились к моим дражайшим родителям».

Кричал рядовой Николаев: он увидел, как командира выбило из седла, вынес по пояс окровавленного поручика с поля боя и позвал к нему брата Александра.

Батарея Раевского пала только в 4 часа дня – ожесточенное сопротивление русских заставило Наполеона прекратить наступление, и битва закончилась.

Геройские раны

Самоотверженность русских в битве при Бородино не поддается сравнениям. Русский генерал Евгений Вюртембергский вспоминал красноречивый случай: «Генерал Милорадович приказал адъютанту Бибикову отыскать меня и передать, чтобы я ехал к Милорадовичу. Бибиков разыскал меня, но из-за грохота канонады слов не было слышно, и адъютант махнул рукой, указывая нахождение Милорадовича. В этот момент пролетавшее ядро оторвало у него руку. Бибиков, падая с лошади, снова указал другой рукой направление...»

Тяжело раненного генерала Арсеньева солдаты вынесли с поля боя. Залечив руку, тот остался в строю. За атаку под Бородино Михаил Андреевич получил крест святого Георгия 4-й степени и чин генерал-майора – он пройдет со своими гвардейцами всю Европу и покорит Францию!

Александр Миркович срочно отправил брата на повозке в Можайск, а оттуда в Москву, где герою сделали операцию: вражеское ядро фактически срезало правую ляжку, рана тянулась от внешней стороны колена до поясницы, но кость была не задета, и ногу удалось спасти! Девять месяцев Федор залечивал рану и догнал свой полк уже в заграничном походе, перед переправой через Рейн.

Штурм Парижа

Желая спасти Париж от бомбардировки и уличных боёв, маршал Мармон к 5 часам дня 25 марта 1814 года отправил парламентёра к русскому императору. Александр I ответил: «Я прикажу остановить сражение, если Париж будет сдан: иначе к вечеру не узнают места, где была столица». В полдень 31 марта 1814 года прусская и русская гвардия во главе с императором Александром I триумфально вступили в столицу Франции. В последний раз вражеские войска вступали в Париж в XV веке во время Столетней войны!

Поручики Мирковичи награждены за бои золотыми саблями с надписью «За храбрость!».

Федор Миркович вспоминает, как в ресторане они заказали ножки цыплят и очень быстро их съели. Сметливый гарсон принес еще порцию, потом еще и еще… На четвертой порции русские обнаружили, что им уже приносят не цыплят, а лягушачьи лапки! Как объяснить французам, что русские лягушек не едят, братья не знали…

Два генерала

Александр Миркович в чине полковника в 1819 году вышел в отставку, женился на троюродной правнучке Никиты Демидова Екатерине и поселился в селе Никольское (ныне – Николо-Жупань), отдавая все время и силы крестьянскому труду: возделывает землю, выращивает розы и ананасы.

Федор в 1828 году получает чин генерала, а в 1845 году – пост директора 2-го Московского кадетского корпуса.

Его брат Александр в 1843 году, глядя на успехи брата, вновь поступает на службу  и заканчивает ее в 1854 году генерал-майором. Александр повидал трех императоров – он дожил до 96 лет!

Герб Мирковичей

Мирковичи –  старинный дворянский род, происходящий из Сербии, откуда Степан Миркович в середине XVIII века выехал в Польшу, а оттуда в Россию.  Братья Федор и Александр Мирковичи – его внуки. Один из сыновей последнего, Александр Федорович (1839), командовал 15-м армейским корпусом, а другой, Михаил Федорович (1836 – 1891), был помощником начальника главного штаба. Род Мирковичей внесен во II и III части родословной книги Санкт-Петербургской и Тульской губерний.


Дом Мирковича в стиле ампир построен в 1851 году: 1300 кв. метров, два этажа и подвал, 39 комнат! Сейчас здесь готовят к открытию музей-усадьбу.


Кстати
Экспроприация экспроприаторов

В октябре 1917-го разбушевавшаяся толпа разграбила и сожгла усадьбу в деревне Болотской и подошла к усадьбе Мирковича. Какой-то матрос в кожанке и на тачанке начал что-то вещать про «экспроприацию экспроприаторов». В это время на порог усадьбы вышла барыня, Надежда Павловна Миркович: «Все ваше, берите!» Такой подход к делу обескуражил крестьян, да и Мирковичей в селе уважали. Крестьяне почесали затылки и ушли, даже лужайку не затоптав! В усадьбе с нетронутым убранством и мебелью открыли школу крестьянской молодежи: в лохмотьях и лаптях крестьянские дети крайне осторожно ступали по зеркальному паркету, пока в 1932 году один московский чиновник из ЦК не решил, что для детей особняк слишком хорош, и там сделали Дом отдыха Союза писателей. В 1934 году здесь отдыхали Борис Пастернак, Александр Серафимович, Константин  Тренев и другие писатели… а потом был детский дом.

В 1941 году фашисты устроили в усадьбе конюшню и сожгли огромную старинную библиотеку. Только к 1952 году здание было восстановлено. В 1974 году детский дом получил новое здание и съехал. В 1998 году здание было передано на баланс Одоевского детского дома-интерната и использовалось под общежитие для сотрудников, а подвал – под овощехранилище. Сейчас усадьба Мирковичей – памятник архитектуры федерального значения.

Знаете ли вы, что…
Наполеон не был «маленьким»!

Современники Бонапарта никогда не называли его низкорослым, а в ряде французских источников его рост указывается в диапазоне 165-172 см – для тогдашней Европы это средний мужской рост. Когда Наполеон умер, его измерили, точный рост бывшего императора оказался 5 футов 2 дюйма и 4 линии. Именно в этих футах и кроется загадка. Наши современники, переводя футы в сантиметры, ориентируются на английский фут, а не на французский! Во французских футах рост Бонапарта составил 169 см, но это рост старика. Значит, в период своего физического расцвета он был ростом 171-172 см. «А во французских-то футах я гораздо выше!» – сказал бы Наполеон, узнав про такое «открытие».


Дорогие читатели!

Как мало мы знаем об истории нашего края! Давайте вместе восполним пробелы! Любители истории, краеведы, звоните, предлагайте темы по тел. 23-55-99.

Корреспондент
Андрей Дремизов.

5 октября 2011, в 12:22
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день