Тулячку с двумя детьми выселяют под Новый год

Тулячку с двумя детьми выселяют под Новый год

Елена Рогачева с детьми живет в общежитии Тульского сахарорафинадного завода. Завод объявлен банкротом, и Елена с детьми осталась без прописки.

Елена Рогачева с детьми живет в общежитии Тульского сахарорафинадного завода. Завод объявлен банкротом, и Елена с детьми осталась без прописки.


Дети в семье Рогачевых под Новый год ждут не Деда Мороза, а приезда папы! И еще они очень боятся, что скоро останутся без крыши над головой... На фото: Елена, Катя и Оля Рогачевы.

Шесть лет назад липчане Рогачевы недостатка в работе не испытывали: глава семьи работал бригадиром на сахарном заводе в Липецке, жена – на хлебокомбинате. Но потом Сергей и Елена попали под сокращение. Супруги узнали, что в Туле тоже есть сахарный завод. С двумя малолетними детьми на руках Рогачевы приехали к нам.

Сергея взяли слесарем на сахарорафинадный завод. Елена сидела с детьми. Им выделили квартиру в семейном общежитии. А 15 октября 2009 года ООО «Тульский сахарорафинадный завод» закрылось. Сергей и еще 330 человек стали безработными.

Сергей прописан в тульской «малосемейке», старшая дочь учится в школе, а младшая  ходит в детсад: бежать семье некуда. Глава семьи несколько месяцев стоял на бирже. В октябре 2010-го ему повезло: он устроился на сахарный завод в Саратове. Но пояса все равно затянуты: 4000 рублей Елена платит только за жилье.Чтобы не тратиться на дорогу до Тулы, муж не приезжает на выходные.

– Он только на Новый год приехать сможет, – говорит Елена. – Дети отца с осени не видели! Вот если бы нам отдали весь долг – 80000 рублей, то на Новый год можно было бы детям что-то купить да долги раздать…

В России беда одна не приходит. Как только Рогачев уехал на заработки, по общежитию поползли слухи: «Нас выселяют!» Вскоре в общежитии появился бывший директор завода, и бывшие работники поняли: продажа общаги – не слухи. Елене заявили, что раз у нее прописки нет (прописан только муж), то живет она здесь незаконно!

– Мы жили здесь по бессрочному договору найма, но сейчас говорят, что он – незаконный, раз завода нет! – говорит Елена. – Таких, как я, здесь человек триста. Нам сказали: для завода единственный способ рассчитаться с долгами – продать общагу. К нам стали приходить риэлторы... Ходят они почему-то поздно вечером, и это давит на психику. Приходят к тебе в десятом часу вечера люди и просят показать квартиру, которую они скоро купят, – твою квартиру!

А тем временем сахарный завод… потихоньку работает! Не в полном смысле этого слова, но охрана стоит, контора что-то пишет и периодически с завода выезжают машины с металлоломом: завод распродает станки. Вырученные деньги исчезают в неизвестном направлении – рабочим не перепадает ничего. Люди пытались искать справедливости и писали всем, вплоть до приемных первых лиц страны.

– В приемной Путина вообще удивились, что в Туле есть сахарорафинадный завод… – говорит Алла Фадеева, бывшая работница завода.

– Мы узнали, что летом завод продал запасы смолы (ее применяют для очистки сиропа), и обратились в суд. Приставы установили: смолу действительно продали. Заводоуправление обязали рассчитаться с долгами, но воз и ныне там. Власти нам тоже помочь не в силах.

Владимир Савощенко, зам. губернатора:
– По информации руководства завода, производство закрыли из-за нерентабельности. На заводе будет работать только линия по производству рафинада мощностью около 20 тыс. тонн в год (ранее завод выдавал по 90 тысяч тонн. – Прим. автора).

Суд призывает завод выплатить долги, но денег бывшие рабочие никак не дождутся: кому-то должны 8 тысяч, кому-то 25, кому-то 35… А завод тем временем «пилят» на лом. Импортную голландскую линию скоро запустят, но для работы на ней надо специально учиться.

Страна советов
Пишите в Страсбург!

Если в России вы не можете добиться правды, вы можете подать жалобу в Европейский суд по правам человека. Но есть несколько важных условий:

  • есть нарушение прав, которые закреплены в Конвенции или в Протоколах к ней, и только если эти нарушения произошли по вине публичной власти (законодательной, исполнительной, судебной).
  • исчерпаны все внутренние средства правовой защиты (все уровни судебной системы).
  • с момента окончательного решения по делу, вынесенного российскими органами, прошло не более 6 месяцев.

Адрес европейского суда в Страсбурге:
Au Greffier de la Cour europeenne des Droits de l’Homme Conseil de l’Europe F-67075 Strasbourg Cedex.

28 декабря 2010, в 17:39
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день