Как в кино!

После аварии Коля лежит в гипсе. Влюбленная в него Рита узнает об этом, бросается к нему домой, предлагает помощь...

После аварии Коля лежит в гипсе. Влюбленная в него Рита узнает об этом, бросается к нему домой, предлагает помощь...


фото Fotolia/PhotoXPress.ru

Проблема

– Господи, Коленька, милый, я и не знала, что ты в аварию попал! Почему ты мне не позвонил, не сообщил? Что с ногой?
– Да успокойся, Рита, ничего серьезного, даже перелома нет, просто вывих, трещина…
– Какой ужас! Хочешь, я спрошу у папы, он такого доктора знает, лучший хирург в области, ты снова будешь ходить…
– Остынь, я и так хожу. Правда, с костылем, но скоро снимут гипс и все будет в порядке!
– Ну, не хочешь к доктору, я тебя к массажисту запишу! А потом на юг поедем, к морю, там грязи лечебные, мама путевки в санаторий достанет…
– Рит, не до санатория мне сейчас… Мне деньги нужны… – сам не знаю, каким образом вырвались у меня эти слова. Пришлось рассказать Рите о претензиях моего «друга».
– Всего-то? – пожала плечами Рита, узнав о сумме, которую требует Димка. – Вот жлоб, ты погибнуть мог, а ему какие-то деньги…
Я с удивлением смотрел на нее – для меня сумма, которую с меня требовали, была почти неподъемной, а для Риты – «всего-то»…
– Кстати, у меня и машина есть. Еще лучше, чем у Димки твоего. Белая «Волга», совсем новенькая... Папа сказал, что мужу моему эту машину подарит. А я не возражаю.
– Какому мужу? Бывшему?
– Еще чего! Будущему! Ведь выйду я когда-нибудь замуж?

Свадьба за машину

И тут со мной случилось помрачение рассудка, не иначе. Я вдруг представил, как за рулем белой «Волги» подкатываю к Димкиному раздолбанному «москвичонку» и небрежно швыряю бывшему другу деньги… Да за такую сцену можно было и заплатить своей свободой! Тем более ведь не на какой-нибудь старой грымзе надо было жениться, а на девушке, приятной во всех отношениях. Да и влюблена она в меня как кошка… Подумаешь, дочка у нее, она же еще маленькая, постепенно привыкнет ко мне.
– Рит, ты только не подумай, что я из-за машины… Выходи за меня замуж, а?
Она улыбнулась:
– Ты же знаешь, что я согласна!!!
Свадьбу сыграли в самом шикарном ресторане города, на торжество пригласили множество гостей, веселье, правда, несколько искусственное, длилось три дня. В этой суете никто не обращал внимания на маленькую девочку, одетую как куколка, которая тихо сидела в уголке. Иногда я сталкивался глазами с ее испытующим взглядом и с удивлением думал, что вот этот ангелочек отныне будет моей дочкой…

Дочь… Я старался не думать о своей ответственности перед этим ребенком, но понимал, что рано или поздно мне придется налаживать отношения с Наташей.

Рита же, казалось, совершенно не обращала на нее внимания. Она даже заявила мне:
– Коль, после свадьбы нам нужно побыть вдвоем. Так что Наташку я к бабушке в деревню отправлю.
– Как знаешь, – пожал плечами я.
Итак, близкое знакомство с падчерицей было отложено на некоторое время. Я раскатывал по городу на белой «Волге», рядом сидела красавица жена, и я был почти счастлив. Вот именно, что «почти».
Получив заветный штамп в паспорте, Рита начала проявлять характер. Каждый мой взгляд в сторону посторонней девушки она расценивала как «измену», каждую бутылку пива, выпитую в жаркий летний день, – как признак алкоголизма… Нет, громких скандалов она не закатывала, но ее длительные занудные монологи просто выводили меня из себя.
А вскоре она объявила о своей беременности и теперь при любом моем «проступке» хваталась за сердце и слабым голосом лепетала: «Как ты жесток, Коля! Мне же нельзя волноваться!»
По моему мнению, здоровья у Риты было хоть отбавляй, но она уверяла, что чуть не умерла во время первой беременности, что у нее слабое сердце, сосуды, а с таким давлением, как у нее, люди вообще не живут…
Наступила осень, и Наташе пришла пора идти в школу, в первый класс. Именно мне пришлось отводить ее по утрам, забирать с продленки, проверять уроки… Незаметно для себя я стал для этой девочки единственным близким человеком среди взрослых. Она была тихой, послушной, старалась быть как можно более незаметной, и только я знал, что Наташа очень любит петь, у нее неплохой слух, что она сочиняет сказки и рисует к ним иллюстрации… К своему удивлению, я заметил, что мне гораздо больше удовольствия доставляет общение с Наташей, чем с ее матерью…

Дочки

Весной Рита родила… близнецов! Две крошечные девочки, похожие как две капли воды, удивленно таращились на меня одинаково круглыми серо-голубыми глазками. И я вдруг почувствовал, что счастлив!
Тесть с превеликим трудом достал специальную «двойную» коляску для близнецов,  и я с удовольствием катал их по парку, а рядом ехала Наташа на своем смешном детском велосипедике… Кто бы мог подумать, что подобное времяпрепровождение может доставлять столько радости!
Рита же тем временем почувствовала себя окончательно «больной». Она не стала кормить детей грудью, потому что от этого у нее «развивалась анемия и снижался гемоглобин». Она обожала сдавать различные анализы, проходила всевозможные обследования, посещала всех «модных» врачей… Иногда у меня складывалось впечатление, что я женат на семидесятилетней старухе!

Окончание следует.
Николай С.

> Ваш среди своих

Границы

Пора. Пора личное пространство оформлять в частную собственность. Чтобы при пересечении его границ официально можно было отстреливаться.

А то ведь лезут и лезут. Нависают, окружают, хватают за рукав. И ладно, когда это чужие бестактные люди. Отдираем руки, отодвигаемся, отворачиваемся, уходим. Плевать, что они подумают о нас. Мы о них уже и не такое подумали…
От чужих всегда есть куда скрыться. Перейти улицу, свернуть за угол. Есть дом, есть плед, есть диван. Телефон отключить, свет погасить, дверь не открывать. Побыть с собой. Побыть собой. Вспомнить, как жил. Понять, как живешь. Решить, как жить дальше. Ведь даже если не выносишь одиночества, оно бывает необходимо.
Все осложняется, если дистанцию стремится сократить и без того близкий человек. Для него твое одиночество непереносимо. Он всегда рядом. Если не обнимает – держит за руку. Отпустит руку – не сводит глаз. Потеряет из поля зрения – окликает.
День, даже неделя такого внимания может польстить. Если же оно не прекращается из года в год… Не стоит себя уговаривать. Вряд ли это любовь. Тебя просто считают собственностью. Контролируют и охраняют. Сдувают пылинки и проверяют надежность клетки. Обволакивают и поглощают.
Влюбленным такое нравится. У них нет личного пространства. Точнее, оно есть – одно на двоих. И желание одно – быть как можно ближе друг к другу. Но приходит время, когда сближаться больше некуда. Наоборот, пора отступить на шаг, чтобы понять, насколько другой тебе дорог. Хочешь ли ты быть с ним рядом. Любишь ли.
Привычку к близости, к обладанию другим нетрудно перепутать с любовью. Вроде все на месте, только как-то слишком напоказ. Преувеличенная забота. Подчеркнутая страсть. Слегка истерическое самопожертвование. И не дай Бог отстраниться, уйти в себя, завести свой уголок. Будут прижимать к себе, пока не смиришься. Или не вырвешься.
Быть прижатым – не значит быть любимым. Раз нельзя отстраниться, то и прислониться нельзя. Любовь – это всегда возвращение. От себя к нему. От одиночества к касанию. Близость становится счастьем только после разлуки. Как бы та ни была коротка.

Всегда ваш.

 

4 мая 2010, в 17:49
Другие статьи по темам

Главные тульские новости за день от Myslo.ru

Мы будем присылать вам на почту самые просматриваемые новости за день