"То ли кирха, то ли синагога". Концерт для альта на Патриарших

"То ли кирха, то ли синагога". Концерт для альта на Патриарших

День добрый, дорогой мой читатель. После небольшого перерыва продолжим, пожалуй, наше маленькое путешествие по Москве Шехтеля и Булгакова.

На пересечении Трехпрудного и Мамонтовского переулков разместился маленький готический замок, который был построен для обедневшей королевской семьи из маленького европейского государства.

Скоропечатня «Товарищества

Левенсона».

Шел 1900 год… В те времена богатые московские промышленники соревновались меж собой в размахе строительства своих предприятий. Всех превзошел книгоиздатель Левенсон, заказавший «лучшему виньетисту» Шехтелю здание типографии .

Руководство Товарищества считало, что лучшую печатную продукцию негоже делать в неказистом, плохо оснащенном фабричном помещении.
«Он работал полушутя, жизнь в нем бурлила, как бурлит бутылка откупоренного шампанского…" — так говорили о Шехтеле его современники. И его творения — это выплеснувшаяся на московские улочки его неутомимая фантазийная мысль.

Резкие готические формы: башни, шпили смягчают плавные росчерки пера модерниста первопрестольной. Здание украшает особый «шрифт» кованых решеток и карнизов. По центру фасада высится увенчанная решеткой «русская» щипцовая двускатная крыша.

Видите, друзья, лепнину, в виде цветов чертополоха? Это национальный мотив французской Лотарингии.

Левенсон чрезвычайно любил свою «сказочную» книгопечатню.
Кстати, здесь увидели свет «Вечерний альбом» и «Волшебный фонарь" — первые сборники стихов Марины Цветаевой.

Скоропечатня находится по адресу Трехпрудный пер. 8.

А почти напротив высится дом с каким-то неописуемым балконом,

похожим то ли на гигантский фонарь.,

то ли на отпочковавшееся нечто каменно-кружевное. Мой мозг перегревается, когда я долго смотрю на него!

Трехпрудный пер., 9.

В этом доме жила Изабелла Юрьева…

Дом был построен в двадцатые годы прошлого века для кооператива «Творчество» на месте родового дома Цветаевых.

«…одноэтажный, деревянный, крашенный — сколько помню его, с 1897 года — коричневой краской, с семью высокими окнами, воротами, над которыми склонялся разлатый серебристый тополь», — писала сестра поэтессы Серебряного века Анастасия Цветаева.

«Домики с знаком породы,
С видом ее сторожей,
Вас заменили уроды
Грузные, в шесть этажей…" — вторила ей сама Марина Цветаева.

Такой он, тихий, богатый историей, Трехпрудный переулочек.

А теперь, уважаемый читатель, я приглашаю тебя на Спиридоновку к знаменитому «Дому с Горгульями», мимо которого мы прогуливались с Летним настроением холодной зимой .

Горгульи — посредники между небесами и землей,

укрощенное демоническое начало, немые псы, стерегущие своего хозяина от всяческого зла.

Будучи театральным художником-оформителем (а в театре ему с огромным удовольствием поручали сказочные сюжеты), Франц Шехтель переносит этот опыт в оформление особняков. Например, вот этот дом Саввы Морозова.

700 рисунков было сделано для этого готического замка!

Все, что он строил раньше, не шло ни в какое сравнение с домом текстильного короля России !

Сам Савва Тимофеевич, окончив Московский университет, отправился продолжать образование в Англию, где изучал мануфактурное производство в Манчестере и писал диссертацию в Кембридже. Там и был он был очарован английской готикой.

 

Шехтель в то время увлекался романтикой средневековья. Так взгляды заказчика и архитектора благополучно совпали и появился на свет красивейший дом в Москве .

И за это фантастическое здание Шехтелю присвоили звание… архитектурного техника! Вот так-то! Но благодаря этой дипломной работе, Шехтель получил официальное право проектировать и строить град престольный .

Сейчас здесь находится дом приемов МИД. Рассказывают, что однажды, густобровый Леонид Ильич принимал высоких гостей из ФРГ Канцлер Германии Вилли Брандт громко восторгался зданием и его интерьерами. Узнав, что архитектор немец, горделиво сказал: «Наш ведь человек!» После чего Брежнев резко изменил позицию к работам Шехтеля и стал ими во всеуслышание гордиться (а раньше такой архитектурный стиль называли упадническим…) Кстати, около этого дома встретилась нам экскурсионная группа из 6 человек. Прислушалась: гид очень толково рассказывал про особняк Морозова.

А вот и особая метка на стене, построенной вокруг дома с Горгульями -подсказка, что скоро, совсем скоро начнется Булгаковский фестиваль на Патриарших.

Поспешим найти собственный дом семьи Шехтелей, расположенный по Ермолаевскому переулку.

Он был построен на гонорар за «Дом с горгульями».

Стиль — псевдоготика.

Чехову Шехтель писал о семейном особняке: «…построил избушку непотребной архитектуры, которую извозчики принимают то ли за кирху, то ли за синагогу».

Савва Морозов посмеивался, бывало, себе в усы, мол, Шехтель из немцев, а размах-то предпочитает истинно русский!


Посмотрите, друзья, дом построен на манер аглицкого замка! Как и положено для модерна начала 20-го столетия, архитектурный сюжет раскручивается изнутри кнаружи и начинается с дубовой лестницы! В доме есть камин высотой в два человеческих роста.(Охотно верю, ибо в дом не попасть!)

Сейчас здесь посольство республики Уругвай.

Позже, Шехтель строит себе дом в силе ампир на Садовом кольце и переезжает туда .

Об этом я писала в предыдущем блоге.

В 1914 году, в разгар войны с Германией, в России начали преследовать немцев. Шехтель, в целях ли личной безопасности, перешел из католичества в православие и превратился из Франца Альберта в… Федора Осиповича.
В годы Советской власти семью Федора Осиповича выгнали из собственного особняка, и он с семьей был вынужден в ютиться в коммуналках. Гонимый Советами, он все же старался всячески быть полезным. За гроши преподавал в Строгановке и ВХУТЕМАСе, учил архитектуре студентов Горной академии. Дабы выжить, распродавал буквально за копейки свою коллекцию картин и драгоценностей, а также книги из своей знаменитой библиотеки. В 1918 году особняк на Большой Садовой был национализирован, Ф. О. Шехтель с семьей был выселен и последние годы жизни провел в коммуналках. В письме русскому книгоиздателю и просветителю И. Д. Сытину архитектор писал: «Я строил всем — Морозовым, Рябушинским, фон Дервизам и остался нищим».

А мы спешим на Патриаршие пруды,

где рядом с памятником Ивану Андреевичу Крылову

и героям его басен

вот-вот начнется концерт для альта и скрипки

 

на мотивы диаволиады моих любимейших писателей Михаила Булгакова и Владимира Орлова.

Пока идут волнительные приготовления и музыканты настраивают инструменты, можно выбрать себе какую-нибудь хорошую (и непременно добрую!!!) книгу.


Ответь мне, любезный мой читатель, знаком ли ты с «Мастером и Маргаритой»? И я, почти наверняка, знаю, что получу утвердительный ответ.

А кто такой альтист Данилов?

Если вы не из поколения «восьмидесятников», то, возможно, вы и не знаете ответ на этот вопрос.

«Альтист Данилов» — это роман писателя Владимира Орлова про дьявола-человека, живущего в Останкино, обожающего человеческую жизнь, влюбленного в простую земную женщину Наташу,

играющего на альте в театральном оркестре.

Инструмент у него непростой, а от Альбани! А голос у альта «мягкий, густой и добрый», как у близкого друга! Но будучи, одновременно, и демоном, Данилов не отказывает себе в удовольствии немного полетать над нашей грешной планеткой… Или вступить в сражение со свинцовой тучей из Лапландии.


«Данилов набрал высоту, отстегнул ремни и закурил. Курил он в редких случаях. Нынешний случай был самый редкий. Под ним, подчиняясь вращению Земли, плыло Останкино, и серая башня, похожая на шампур с тремя ломтиками шашлыка, утончаясь от напряжения, тянулась к Данилову».
Отрывки из «Альтиста» читали известные актеры — Елена Морозова, актриса кино и электротеатра Станиславского, яркая и экспансивная с пронзительным резким голосом и Народного артист России, Андрей Смоляков, невероятно обаятельный и интеллигентный. Cоло на альте — Сергей Поплавский.


…"А потом звучали завораживающие строки из «Мастера » :

«Невидима и свободна! Невидима и свободна! Пролетев по своему переулку, Маргарита попала в другой, пересекавший первый под прямым углом. Этот заплатанный, заштопанный, кривой и длинный переулок с покосившейся дверью нефтелавки, где кружками продают керосин и жидкость от паразитов во флаконах, она перерезала в одно мгновение…"

 


И внось и вновь воздух над Патриаршими разрезал неуспокоенный звук альта в дуэте с удивительно женственной скрипкой.

Козье болото Патриаршие пруды накрыла плотная густая прохлада. И казалось, что сам Михаил Афанасьевич присел на тонкий черный стул и внимает голосу струнных…

Автор: Зарубинка, 5 июля 2016, в 02:42 +20
Записки проходимца, или Дорога из Тулы в Ейск
Записки проходимца, или Дорога из Тулы в Ейск
Как Небеска травку собирала.
Как Небеска травку собирала.