Другая цивилизация

Другая цивилизация

Элла К.

Я познакомилась с Олегом благодаря случаю. Он позвонил в дверь моей квартиры в полной уверенности, что пришёл к знакомому. Но, увидев меня, очень удивился. Выяснилось, что дом приятеля Олега и мой имели одинаковые номера, но стояли на разных улицах. Их разделяла небольшая дорога.

Поняв, что произошло недоразумение, Олег уже собрался уходить, но заметил у меня на тумбочке книгу «Мастер и Маргарита».

– И как вам сие произведение? – спросил он. – Люди в отношении к этому роману делятся на две категории. Одни приходят в восторг, и эта книга становится настольной и постоянно перечитывается, другие категорически не приемлют этот опус, – объяснил незваный гость свой интерес.

– Отношусь к первой категории, – призналась я.

– А вы знаете, что до сих пор идут споры про авторство? – оживился Олег.

– А вы согласны, что свита Воланда списана с эскорта Бендера из «Золотого телёнка»? – не ударила я в грязь лицом.

Мы взахлёб стали обсуждать интересную для нас тему, а потом я пригласила Олега на чай, и мы проговорили часа два.

На следующий день Олег предложил мне продолжить дискуссию – теперь уже относительно «Преступления и наказания» Достоевского.

Мы с Олегом встречались уже больше года, и я нисколько не сомневалась, что свадьба не за горами. Я была счастлива и полна надежд. Я очень любила Олега и гордилась им.

Всё было как в песне, которую очень любила моя тётя: платье белое шилось, и мама плакала от радости, и сады цвели для меня даже в феврале. Но и продолжение было таким же, как у Анны Герман: «Красивая и смелая дорогу перешла».

Я уехала в другой город в гости к дедушке с бабушкой на целых две недели, а Олег, обожавший прогулки в парке, подцепил там длинноногую «нимфу», моложе себя лет на десять. Обычная история, бытовая, у многих девушек такое бывало.

Мама Олега жаловалась мне потом, что девушка с первого дня знакомства атаковала Олега звонками, визитами, записочками, нескончаемыми просьбами о помощи. В супруги Олега она заполучила очень скоро по причине своего  быстро растущего живота. Я до сих пор не уверена, что виновником такой метаморфозы был Олег.

Я проплакала месяц. Наревела себе прожилки и мешки под глазами и успокоилась. У Анны Герман в песне ничего не сказано, что в таком случае делать пострадавшей стороне. Каждая сама решает, что предпринять. Я постаралась забыть эту историю, вырвать страницу из своей книги жизни и жить дальше. Хотя моя подруга предлагала нанять специально обученных людей и выставить новоявленную жену Олега в невыгодном свете. Например, сделать так, чтобы Олег застукал её в гостинице с любовником. Или хотя бы просто отлупить разлучницу.

Я ответила, что слишком люблю его, чтобы окунать в такую грязь.

– Ничего ты его не любишь. Когда любишь человека, то борешься за него до последнего вздоха, – зашипела Маринка.

Она была мастером всяких интриг, но, как в комедийных сериалах, они не шли ей на пользу.

Были у меня потом кавалеры, но, не желая того, я сравнивала их с Олегом. Они проигрывали ему по всем параметрам, и отношения не получали развития. Вяли, как цветочки на окне у бабы Клавы, забывавшей их поливать.

Я поняла, что Олег испортил мне всю жизнь даже не фактом своего предательства, а дав ложную надежду, что мужчины должны быть такими, как он. Но не встретила я похожего экземпляра. Может, просто не повезло.

Маринка разглагольствовала о том, что мужчины – это наше отражение и надо работать над собой.

– Глупее ничего не слышала, – возразила я ей. – Жена Олега является карикатурой на него, но это не помешало ей заполучить самого лучшего мужа на свете.

– А может, твой Олег не так и хорош, как ты считаешь, – последнее слово всегда должно быть за Маринкой.

В тридцать два года у меня случился ни к чему не обязывающий курортный роман, и по приезду домой я поняла, что жду ребёнка.Родители были рады, очень им хотелось понянчиться с внуками, и отсутствие отца у будущего наследника их мало волновало, как впрочем и меня.

Беременность я переносила легко, все пророчили мне, что будет мальчик, даже на улице подходили и убеждали: родится сынишка.

Я очень хотела мальчика, думала, выращу таким, как Олег.

Но получилось, как в стихотворении Вероники Тушновой: «Душная, безлунная наступила ночь/ Все о сыне думала, а сказали: «Дочь».

Дочку я полюбила сразу, жалея заранее о её женской доле. Как она сможет быть счастлива в мире, где почти не осталось нормальных мужчин?

Дашке было уже десять лет, мы с ней были очень привязаны друг к другу, понимали с полуслова, часто гуляли вместе, читали книги, смотрели фильмы. Дочка полюбила смотреть старые, советские.

– Вроде ничего особенного, а так радостно после них, – удивлялась она.

Мы с Дашей часто прогуливались вечером в близлежащем сквере. Каждый вечер мы встречали там мужчину с собакой.

Мужчина был очень похож на актёра Антона Шагина, в которого я буквально влюбилась после фильма «Стиляги». Я с интересом поглядывала на него. А дочка однажды, задумчиво глядя ему вслед, вдруг сказала: «Вот бы нам такого папу». Словно мысли мои прочитала.

Собака у мужчины тоже была особенная. Пусть порода у неё была из серии «Мой щенок похож немного на бульдога и на дога», она была настоящей красавицей.

Чёрной масти с белыми лапками и словно белым ошейником. Зато голова была рыжая, а глаза разноцветные. Один ярко-голубой, а второй карий. Видно, без хаски в её генеалогическом древе не обошлось.

Когда она отбегала, её хозяин растеряно кричал:

– Найда, Найда!

Собака стремглав мчалась к хозяину, тыкалась мордой в его руки, лизала ладони и так вертела хвостом, что, казалось, она сейчас взлетит, как маленький вертолётик, от радости и счастья.

Как-то вечером мы мужчину с собакой не встретили, но не придали значения, мало ли какие обстоятельства. Но прошла неделя, а нашего фаворита не наблюдалось.

Поэтому, когда Дашка увидела его в магазине, она, не стесняясь, задала вопрос:

– Почему вы перестали гулять со своей собакой?

Мужчина смутился:

– У моей девушки аллергия на собак.

– А где же Найда? – испугалась дочка.

– Отдал знакомым на стоянку. Не волнуйтесь, ей там хорошо, её кормят, много машин приезжает, люди у нас в основном добрые. Я вот сам её подобрал два года назад на помойке щенком. Она, не поверите, ела там солёные помидоры, так была голодна. Я не выдержал, забрал щеночка, отмыл, откормил. Но вот только Сонечка не может проживать в одной квартире с собакой.

–Почему же вы Сонечку на стоянку не отдали? – ляпнула моя несдержанная дочь. – Это было бы честнее, собака первая появилась в вашем доме.

– Но мы же не по звериным законам живём, кто первый пришёл – того и место, – не обиделся мужчина, присмотревшись к которому я поняла, что у него нет ничего общего с Шагиным, как я только могла их сравнивать?

– Мы по человечьим законам существуем, – продолжал он, уговаривая Дашку или скорее самого себя.

– Ага, – кивнула дочка. – Предательство существа, которое целиком от тебя зависит – это так по-человечески.

Она отвернулась и, вскинув голову, пошла прочь.

– Дайте адрес стоянки, – неожиданно для самой себя попросила я. – Я не хотела составлять с этим мужчиной конгломерат. Я и он были два разных существа, и наши знания бытия, по-видимому, существенно отличались.

– Дашуля! Завтра едем за Найдой! – крикнула я, переступив порог квартиры.

– Мамочка, ты у меня самая лучшая, – просияла дочь.

Весь вечер мы прикидывали, что надо будет купить, и где будет спать Найда. И сможет ли она нас полюбить и простить человечество за ту боль, предательство и равнодушие, которые сполна получила с детства. На помойке её тоже кто-то оставил, по- человечески свято веря, что собака получит там шведский стол и медицинскую помощь.

На стоянке нас ждало разочарование.

– Да, собачку привезли, но собачка какой-то непонятливой оказалась, неблагодарной, взяла и сбежала, – объяснил охранник.

Я уже была не рада, что по­обещала дочке забрать собаку. У Дашки по щекам текли слёзы, длительность их вытекания навела меня на мысль, что вечный двигатель можно делать на энергии несчастий и боли. Они никогда не заканчиваются в мире.

– Мама, давай молиться, – торжественно предложила мне моя неверующая дочь. – Знающие люди говорят, что помогает.

Мы искали Найду в районе стоянки каждый вечер, шлёпая по чёрным унылым февральским лужам. Снег таял сразу после приземления на землю, ему, по-видимому, здесь тоже не очень нравилось.

Маринка сердито фыркала, когда вечерами я плакала в телефонную книгу, рассказывая о том, как переживаю за Найду.

– Представляешь, что она чувствовала, когда единственный родной любимый человек просто выставил её на улицу. Она оказалась среди чужих равнодушных людей. Одна, без помощи, поддержки, сочувствия. Без какой-либо надежды. Не понимая, за что с ней так обошлись. Она же не может набрать номер хозяина и спросить, когда он за ней придёт. Ей остаётся только ждать, ни на что не рассчитывая.

– Что за привычка такая – приписывать животным человеческие чувства и эмоции? – возмутилась Маринка. – Они звери, у них инстинкты, они ничего не понимают. Ну, пожила с одним хозяином, теперь живёт с другим. Им главное, чтобы еда была. Они не люди.

– Это мы не люди! – не выдержала я. – Предаём, убиваем, мучаем, издеваемся, решили, что мы здесь главные. А животные – это просто другая цивилизация, которую мы за столько веков существования не удосужились изучить.

В общем, я была вся на нервах, и через месяц поисков, пробираясь между луж и кусков льда, неистово взмолилась высшим силам:

– Помогите найти Найду! Без вас я не справлюсь. Умоляю!

Ничего не случилось, небеса не разверзлись, ангелы не спустились, а на моём пути появилась лужа, мечтающая в перспективе стать озером.

Я нахмурилась и ушла далеко в сторону, чтобы её обойти. Мой взгляд наткнулся на единственное объявление на столбе. На листке бумаги корявым почерком было выведено: «Найдена собака, чёрная с рыжей головой и белыми лапками. Глаза разного цвета».

И адрес, по которому надо обращаться хозяину собаки.

В старом ветхом домишке с одной комнатой и грязными окнами находились мужчина и женщина. А на грязном матрасе спала истощённая Найда!

– Нашли голодную, грязную, пожалели, – объяснили они. – Решили, пусть живёт, не помешает. Но она скучает, почти не ест, всё лежит, лежит.

Хозяева дома, по всему видно, были людьми пьющими. Но по тому, как заботливо они отнеслись к Найде, добрыми.

Собака лежала на матрасе, застеленном стареньким пледом. Рядом стояла миска с водой и тарелка супа, из которого торчала косточка.

– Мы бы её оставили, да боимся, помрёт от тоски, хозяина ждёт, вот и написали объявление, вдруг кто откликнется. А вы ведь тоже не хозяйка, – догадались они. – Собачка даже голову не подняла.

Я рассказала им историю Найды, а потом подошла к ней и попросила:

– Пойдём со мной, тебя Дашка ждёт, плачет. Тебе у нас будет хорошо.

Собака посмотрела на меня умными разноцветными глазами и с трудом поднялась с подстилки.

Я открыла кошелёк и протянула хозяевам купюру.

–Да вы что! – с достоинством отстранила женщина бумажку. – Мы на чужих несчастьях не наживаемся.

Уходя, я всё-таки оставила деньги на колченогой тумбочке.

Найда постепенно оживала. Даша проводила с ней всё свободное время. На прогулке собака старалась не отходить от нас и игнорировала игры, когда надо было куда-то бежать одной. Но однажды на прогулке Найда вдруг замерла и бросилась прочь.

Ничего не понимая, мы побежали следом и увидели, что она изо всех сил пытается догнать прежнего хозяина. Хотя он был на значительном расстоянии, она его распознала.

Мужчина тоже заметил мчащуюся на всех парусах собаку и рванул прочь. С трудом нам удалось уговорить Найду пойти домой. Она делала шаг, а потом поворачивалась в сторону, где видела любимого человека, и долго смотрела вдаль.

Прошло около года, Найда совсем освоилась и выглядела счастливой. Я думала, что эта история завершена.

– Как вам живётся с моей собачкой? – подошёл ко мне прежний хозяин. – Спасибо, что приютили. А я с Сонечкой расстался, хочу Найду назад забрать. Соскучился прям. Когда  вы мне её приведёте?

– Это что, вещь для вас? Хочу брошу, хочу назад заберу, – пристыдила я его. Мы её вам не отдадим.

Мужчина вышел из себя и начал кричать, что собака его по праву, а мы её украли. Возможно, он был прав юридически и Найду действительно надо было вернуть.

– Ещё чего! – возмутилась Даша. – Найда уже привыкла к нам, а мы к ней, и потом, где гарантия, что следующая его девушка не выгонит собаку? Нет, этот человек показал своё нутро, нет ему доверия.

И тут я решила, что пришло время нам с Дашкой переехать. Пока я занималась поиском жилья, Дашу и Найду переправили в деревню к родственникам. Подходящая квартира нашлась очень быстро, и вскоре мы уже грузили вещи в машину.

Один из грузчиков, невысокий улыбчивый мужчина, всё косился на Найду. А когда все вещи были на месте, попросил разрешения её погладить.

– У меня в детстве была собака похожая на эту. Чёрная с белыми лапками. Были мы с ней не разлей вода. Сколько раз она буквально спасала мне жизнь. Из проруби вытащила, когда я по глупости угодил в полынью, от злых собак спасла, потом её долго лечили, подрали они её сильно. От агрессивных пьяных защищала. Была моей нянькой с рождения, никого к коляске не подпускала, когда я спал там младенцем, рычала даже на моих родителей.

Когда мне было десять лет, папу перевели на работу в другой город за тысячи километров от нашего. Папа не разрешил взять Мушку с собой, сказал, что сам привезёт. Я плакал и обещал Мушке, что мы обязательно встретимся, она ко мне приедет, папа не мог обмануть. До сих пор помню, как она бежала за машиной из последних сил. Я очень ждал приезда папы и Мушки. А папа приехал один. Сказал, что сложно везти собаку за тысячи километров.

Я потом писал другу Вовке, просил Мушку к себе забрать, а Вовка ответил, что в нашем доме живут чужие люди, а Мушки нигде нет. Ох и рыдал я потом, отца несколько лет ненавидел. Столько лет хочу собаку завести и не могу, вспоминаю свою подружку детства, и такой стыд меня обуревает. Кажется, что я не достоин быть хозяином собаки.

Он так сказал это слово «собаки», что оно прозвучало как с большой буквы.

Через два месяца проживания на новом месте стало понятно, что Найда заболела. Сказалось голодное неустроенное детство, стресс, скитания голодной по улицам. Осмотрев её, врач только покачал головой: требовалась операция и сумма была немаленькая. Деньги были нужны срочно, счёт шёл на часы.

Маринка, ругая меня на чём свет, притащила конверт с деньгами, которые откладывала на отдых. Мы с Дашей собрали всё, что у нас было, несколько приятелей и соседей помогли, кто чем мог, но денег катастрофически не хватало.

Я рискнула поговорить с прежним хозяином собаки и попросить денег в долг.

– Если она выживет, вы, если захотите, сможете забрать её себе, – твёрдо пообещала я.

– Здрасти, приехали, здоровую собачку не отдали, а дохлятину значит, забирай, Коля, – рассмеялся он. – Нет уж, спасибо, у меня теперь породистая.

Пока Коля пытался выговорить породу своей собаки, я быстро ушла прочь.

– Что случилось? – вдруг окликнул меня незнакомый голос. – Вы вся в слезах, неужели какое несчастье произошло? Чем я могу помочь? Я даже не сразу узнала мужчину, обратившегося ко мне, пелена слёз не позволила. Наконец, я поняла, что вижу пред собой нашего грузчика.

Я рассказала ему о случившемся, а он только спросил:

– Карточкой  в клинике можно расплатиться? И отдавать мне ничего не надо. Это я свой долг отдаю, Мушка бы одобрила.

Найду нам спасли, операция прошла успешно. Грузчик Владимир счёл своим долгом навещать её каждый день. Потом он помогал нам выносить её на прогулки, позже стал сопровождать нас повсеместно. И вскоре я уже не представляла себе жизни без этого человека.

Он совсем не похож на актёра Антона Шагина, он не обладает интеллектом Олега, но я знаю, что он самый лучший мужчина на земле. Кстати, Даша и Найда полностью со мной согласны.

Фото: pixabay.com

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
24 ноября, в 12:00 +3
Чужая дочь
Чужая дочь
Почему так?
Почему так?