Гостья из прошлого

Гостья из прошлого

Ольга К.

В свой первый рабочий день я увидела Ирину.  Хотя с момента нашей последней встречи прошло уже больше двадцати лет, она мало изменилась. Та же невыразительная внешность, пустой взгляд холодных рыбьих глаз.

Правда, при виде меня в её блеклых глазах промелькнула вспышка ненависти, которую она, всегда прекрасно собой владевшая, тут же погасила вежливой улыбкой.

– Ты будешь здесь работать? Какая неожиданность.

Я поняла, что годы меня пощадили, раз меня по-прежнему искренне ненавидят. А я всегда относилась к Ирине со смесью жалости и снисхождения.

С внешностью ей не повезло. «Бледная поганка» – так звали её в нашей молодёжной компании. Худенькая до прозрачности, с пушистым белёсым шариком волос на голове, она походила скорее не на ядовитый гриб, а на одуванчик, но не в самом расцвете, когда он ярко-жёлтый подмигивает прохожим из травы, а в закатный период его судьбы. Блеклые глаза навыкате, толстые, словно вывернутые губы, ручки и ножки прутики, абсолютное отсутствие бюста довершало грустную картину. Ирина была тогда совсем молодой девушкой и казалась очень хрупкой, но за этой невнятной внешностью скрывалась железная леди.

В то время в нашей компании была чудесная пара – она миниатюрная брюнетка, с изящной фигурой и спокойным характером, он хорошо сложённый парень, добрый, умный, и готовый всегда прийти на помощь. Её звали Катей, его Иваном. Иван играл на гитаре, сочинял стихи, владел рукопашным боем, в общем, на многих девчонок производил приятное впечатление. Но, имел несколько существенных недостатков, делавших его не очень выгодным товаром на рынке женихов – он было женат на Кате, да еще имел двух сыновей.

Ирину это не смутило, она захотела выйти замуж именно за такого красавца, как Иван. Меня всегда поражала эта уверенность в себе у некрасивых женщин. Пока красотки мучаются от комплексов неполноценности, разглядывая в зеркале точёные фигурки и огромные глаза,  дурнушки уводят  под венец самых популярных парней.

Иван в эту теорию не вписывался, его Катерина была симпатичной женщиной. Но Ирина решила, во что бы то ни стало увести его из семьи и женить на себе. Она подружилась с женой Ивана и стала бывать у них в гостях практически каждый день. Она помогала Кате с детьми,выполняла мелкие Катины поручения и везде сопровождала Ивана. Кате же некогда, у неё маленькие дети. Ивану надо съездить за продуктами – Ирина с пакетами уже сидит  в машине, на заправку – прилипала  едет вместе с ним, даже к своей маме он ездил вместе с ней. А как же, ведь она так любит матушку Ивана. Ирина прилепилась к этой семье намертво.

В сё это под аккомпанемент жалоб на свою нелёгкую жизнь. Мама её не понимает, сестра обижает, здоровье никуда не годится, работа тяготит. Одна отдушина – семья Ивана, где её любят и понимают.

Катя принимала всё за чистую монету, и старалась утешить и поддержать, Иван жалел. Супруги даже пару раз брали её с собой на отдых.

Наши общие друзья не замечали подвоха. Считали Ирину блаженной и отказывались верить в её далеко идущие планы. Я несколько раз намекала на истинное положение дел, но никто не хотел верить в Иринину нечистоплотность. В конце концов, я замолчала, мне что, больше всех надо?

Я была не замужем, жила в квартире которую оставила мне прабабушка. Однажды я пожаловалась на текущий кран и Иван вызвался мне помочь.

Он быстро завершил работу, и я предложила чай. Иван оказался интересным собеседником, и я не заметила, как пролетело время. Спохватились мы, когда раздался долгий пронзительный звонок в дверь.

В квартиру ворвалась Ирина. Её глаза метали молнии.

– Катя тебя везде ищет! А я догадалась, что ты здесь.

– Точно!  – Иван хлопнул себя по лбу. – Засиделся я у тебя.

Ирина схватила его за локоть и поспешно уволокла.

– И эти люди ещё не верят, что она имеет на него большие планы, – усмехнулась я.

Ирина при каждой встрече старалась показать, как я ей неприятна. При этом она висла на Иване, что-то шептала ему на ухо, уводила его подальше, мне уже не хотелось встречаться с друзьями на праздниках, где обязательно присутствовали Ирина и Иван. А Иван с того памятного вечера наоборот старался быть ближе ко мне. Встречал с работы, возил по интересным местам. Я не была в него влюблена, мне нравился совсем другой человек, но было приятно проводить с ним время.

Сначала я старалась  приглашать и Катю с детьми на наши посиделки, но Иван находил повод прийти без семьи.

Ирина начала распускать про нас сплетни, настраивать против меня Катю. Друзья заговорили  о том, что я специально очерняла Ирину, так как это я, а не она, захотела разрушить семью.

Я строго настрого запретила Ивану приближаться ко мне. Но он всё равно встречал меня с работы и провожал домой. Я протестовала, просила видеться только при свидетелях, мне не хотелось, чтобы до человека, в которого я была влюблена, дошли  грязные сплетни.

– Я тебя люблю, – признался мне Иван. – Ты меня с ума свела, я бы хотел оставшиеся годы провести с тобой.

Только скажи, я всё брошу и уйду к тебе.

– Не выдумывай, – я старалась быть строгой. – Тебя ждёт жена и двое маленьких детей. Твоих детей, им нужен папа.

– Детей я не бросаю, – уверил меня Иван. – А на Кате меня родители женили. Я не сам её выбрал.

– Разве в наше время так бывает? – удивилась я.

– Представь себе. Наши родители строгих правил, дружат со студенческой скамьи. Мне просто велели поехать в другой город, там меня ждала «невеста». Я тогда был совсем молодой, 18 лет. Посмотрел, девушка симпатичная, скромная. Решил, стерпится – слюбится.Кате я тоже не очень понравился, но она была послушной дочкой. Вот нас и поженили. Со временем Катя меня полюбила, а я решил, что тоже люблю. Пока не познакомился с тобой.  Теперь я знаю, что такое настоящая любовь. Я жить без тебя не могу.

Не знаю, что из его рассказа было правдой, но я расстроилась. Я хорошо относилась к Кате, и не собиралась уводить Ивана, он был для меня только другом. Я прогнала Ивана и сказала, чтобы он даже не думал об этом. Я никогда не стану ни его женой, ни любовницей.

Как потом оказалось, дома он не появился. Ирина явилась ко мне на утро, злющая, как  ведьма.

– Где Иван? – сквозь зубы спросила она меня. И не дождавшись ответа, ворвалась в мою квартиру. Она успела войти в гостиную, когда я буквально вытолкнула её на лестничную клетку.

– Я всем расскажу, что Иван ночевал у тебя. Думаешь, кому-то понравится, твоё поведение? Развратница! Гадюка!

Она выплёвывала проклятья, но я уже закрыла дверь.

Ирина действительно рассказала всем нашим друзьям, что Иван мой любовник. Катя перестала со мной разговаривать, а большинство друзей стали неодобрительно на меня смотреть.

Когда Иван в очередной раз пришёл ко мне, я закатила скандал и потребовала реабилитировать меня.  Иван только твердил о своих чувствах.

– Мне всё равно, что говорят люди, я хочу быть с тобой.

Но мне-то было не всё равно,  я накричала на Ивана, попросила оставить меня в покое. Он долго не уходил, звонил в дверь, но я не открыла.

Иван немного пожил в семье, а потом вдруг ушёл к какой-то женщине. Катя очень переживала, наши общие знакомые обсуждали Ивана, а Ирина рассказывала всем, что это я развратила его и бросила, и он пустился во все тяжкие. Как ни крути, это я во всём виновата.

Я полностью сменила круг общения и через какое-то время успокоилась.

Потом у меня начался бурный роман, правда не с тем парнем, в которого я была влюблена. Но это даже к лучшему. Я вышла замуж, родила сына и историю с Ириной и Иваном забыла.

Но однажды встретила старую знакомую и она рассказала мне, что Катя вскоре после того, как Иван загулял, умерла от переживаний, а Иван скороженился. Но  мачеха не очень  ладит с его сыновьями, не любит их, шпыняет, и мальчишки уже два раза убегали из дома.

В общем, произошла настоящая трагедия. Ирина  на похоронах объявила, что это именно я виновата в смерти Кати. С меня начались неприятности в этой семье, я делала всё, чтобы соблазнить Ивана. А Ирина, конечно, самая настоящая героиня, это она поддерживала Катю в трудное для неё время.

И с этим человеком мне теперь предстояло работать.

Я старалась как можно меньше общаться с Ириной. Мне не хотелось ворошить прошлое, вспоминать старые обиды и вообще возвращаться к той неприятной истории.

Я  больше не видела Ивана, но знала от общих знакомых, что он женился ещё два раза, кое-как вырастил детей, и они ушли от него сразу же после окончания школы. Ирина так и не смогла завоевать его сердце, ведь он любил красивых женщин.

Ирина тоже не желала разговаривать со мной и хотела, чтобы другие сотрудники приняли меня в штыки. Не знаю, рассказывала ли она им истории двадцатилетней давности, но каждое моё слово интерпретировалось и обсуждалось.

Ирина очень любила пить чай с коллегами и разглагольствовать. Мне пить чай на общей кухне было некогда, сотрудница, на чьё место я поступила, очень запустила дела, и я работала, не поднимая головы. А Ирине, по-видимому, совсем нечего было делать, потому что она всё время торчала на кухне и перемывала мне косточки.

Откуда я это знаю? Когда я случайно заходила на кухню, разговор вдруг резко прерывался, и пока я делала себе чай, мои действия сопровождались гробовым молчанием.

На дни рождения меня никогда не звали, все шли пить чай с тортиком, а я оставалась за рабочим столом. Притом, что деньги за такие чаепития с меня регулярно вычитали.

Вскоре я узнала, откуда у Ирины такая власть в коллективе. Оказалось, что главный бухгалтер в этой организации – её родная тётя. Я приходила домой расстроенная, муж уговаривал уволиться, но меня устраивала зарплата и то, что офис недалеко от дома.

Ирина при встрече холодно здоровалась и смотрела на меня как на каторжанку, по недоразумению попавшую в приличное общество. Я делала вид, что не замечаю. В принципе, её отношение меня действительно не волновало, я знала цену этой женщине и не испытывала к ней ни капли уважения.

У Ирины была дочь, лет шести. Иногда она приводила её на работу. Секретарша Татьяна, единственная, кто ко мне хорошо относился в коллективе, как-то рассказала, что девочку Ирина родила неизвестно от  кого.

Девочка была копией Ирины. Белёсые глаза навыкате, вывернутые губы и отвратительный характер. В первый же день своего посещения она  носилась по офису, открывала двери в кабинеты, без разрешения хватала со стола листы, ей, видите ли, надо было на чём-то рисовать.

Она постоянно звала маму, жаловалась ей, что тётя не даёт печатать на своём компьютере, совала нос в деловые бумаги, требовала конфет.

Мои коллеги сюсюкались с девочкой, фальшиво улыбаясь, как-никак родственница главного бухгалтера. Я отнеслась к девочке нейтрально,  я хорошо отношусь ко всем детям, пока они не докажут обратное. Но когда я возвратилась  за свой рабочий стол после обеда, я увидела, что все бумаги залиты серо-буро-малиновой субстанцией. Я даже не сразу сообразила, что это такое.

– Это Сашенька случайно пролила на ваш стол водичку, в которой кисточки мыла, такая проказница, – мило улыбаясь, сообщила мне коллега.

– Зачем она вообще подходила к моему столу? – мне трудно было сдерживать эмоции, хотя никаких важных документов на столе не было, мне было не по себе.

– Ну что вы! Это же маленький ребёнок, как можно обижаться на ангелочка? – улыбалась сотрудница.

Мне искренне захотелось погасить её улыбку той же жидкой субстанцией, которой был залит мой стол. Но моя бабушка  учила меня в любой ситуации не терять лицо, и я молча стала разбирать бумаги и протирать грязный стол.

У меня появилась мысль, что мой стол был выбран не случайно, не без участия Ирины. В другой раз, только увидев девочку в офисе, я собрала все бумаги на столе и ушла на обед, в уверенности, что теперь шалости девочки мне не грозят. Вернувшись, я обнаружила стул, перепачканный пластилином, и стол, залитый клеем. Я уже не сомневалась в том, кто подсказал девочке устроить это безобразие.

Мне поручили сделать каталог для компании, где будут указаны телефоны всех наших партнёров. Целыми днями я обзванивала предприятия, согласовывала контакты и имена руководителей, пересылала им макеты для правки, даже выезжала, чтобы сфотографировать руководителей компании. Работа была проделана нешуточная. Все эти дни мне некогда было обращать внимание на Ирину и её дочь. Я тщательно прятала все документы и запирала ящики стола.

И вот, наконец, огромный труд был завершён. В компьютере находилась папка  с названием «каталог», оставалось только отправить её в типографию. Но я всё тянула, перепроверяла, чтобы не опозориться в самом начале карьеры. Руководство дало мне отгул, и я не была на работе в пятницу. А в воскресенье мне в голову вдруг пришли слова бабушки: «Делай всегда свою работу на 200% и всё будет хорошо». Так как в понедельник утром был крайний срок отправки каталога, я решила ещё раз всё хорошенько перепроверить. И я отправилась на работу. Когда начала сверять списки, пришла в ужас, все номера были перепутаны, под фотографиями женщин стояли фамилии мужчин. Масса грамматических ошибок. Я не могла такое натворить. Значит, кто-то мне помог, кто-то очень хотел моего позора. Тут не нужны были способности мисс Марпл, чтобы понять, кому это понадобилось.

Я исправляла все ошибки до глубокой ночи, затем отправила каталог в печать. Через неделю в офис доставили пачки глянцевых каталогов. Ирина тут же схватила один и скрылась в кабинете директора.

Я внимательно наблюдала за развитием событий. Через десять минут оттуда вышла обескураженная Ирина и сияющий директор. Он поздравил меня с хорошей работой.

– На первый взгляд, всё прекрасно, посмотрим, что скажут партнёры, – похвалил меня шеф.

К счастью, я успела исправить все ошибки, сделанные Ириной, и всем всё понравилось.

– Стол за девочкой ты вытерла, ошибки каким-то образом почувствовала и исправила, но ты не сможешь вечно контролировать эту даму. Если она решила тебя выжить с позором, она это сделает, – подытожил муж.

Но я не хотела уйти и проиграть Ирине, один раз я уже сбежала с поля боя, и это закончилось моим фиаско. Многие до сих пор винят меня в смерти Кати, если не в глаза, то в глубине души.

Нашему отделу поручили сделать презентацию для директора. У меня был хороший опыт в такой работе. Целую неделю я корпела над цифрами и графиками, и вот наступил ответственный момент. В этот день я должна была представить свою работу.

Но когда моя презентация появилась на большом экране, я поняла, что это не моя работа. На экране  с цифрами и буквами творилась какая-то вакханалия. Я ничего не могла понять.

– Разрешите мне поправить коллегу? – обратилась  Ирина  к шефу. – Ольга Александровна человек новый, неопытный в нашем деле. Сейчас я ей с удовольствием помогу.

Она щелкнула кнопочку на своём ноутбуке и на экране появилась моя презентация, украденная у меня Ириной.

Больше всего на свете мне хотелось вцепиться в одуванчик её волос и уже окончательно развеять их по миру. Но я вспомнила свою бабушку, учившую меня быть леди.

Не помню, как я дождалась конца презентации.

Я видела, как директор хвалил Ирину за профессиональную и качественную работу, и ничего не могла поделать.

Уже дома я горько расплакалась и пообещала мужу уволиться, а пока решила отдохнуть от всего этого безобразия. Я написала заявление на отпуск, а когда вернулась, узнала, что нашего директора повысили за хорошую работу  и у нас теперь новый начальник.

Новоявленным боссом оказался симпатичный мужчина моего возраста. Он познакомился со всеми членами коллектива, понаблюдал за нашей работой и решил, что отныне его заместителем буду я. Так ему понравилась моя работа и стиль общения. Главного бухгалтера и по совместительству тётушку Ирины отправили на пенсию. Я  подсуетилась и порекомендовала на это место мою лучшую подругу Марину.

Положение Ирины пошатнулось, никакими достоинствами, кроме тётки в бухгалтерии, она не обладала. Пить чай и перемывать мои косточки ей стало не с кем. Свою взбалмошную дочку ей не разрешили приводить на работу, а у меня появился свой собственный кабинет, куда Ирина не могла проникнуть, чтобы вмешаться в мою работу.

Она по-прежнему ненавидит меня, и её взгляд каждый раз говорит об этом. Но как любила повторять моя бабушка: «Разве какую-нибудь кошку волнует, что думают о ней мыши?».

Фото: pixabay.com

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
9 июня, в 10:00 0
;
Дачные истории
Дачные истории
Мужская логика
Мужская логика