Нораванк, Татев, Караундж. Космические крылья Зангезура

Нораванк, Татев, Караундж. Космические крылья Зангезура

Путешествуем по Армении с Андреем Илюхиным и Еленой Свиридовой.

                           

- Вот и настал черёд купленной загодя в главном армянском турагенстве экскурсии. Называется она «Нораванк, Татев, Караундж» и проводится раз в неделю, по средам. Путь не близкий — 250 км туда, потом столько же обратно, так что пускают большой автобус и он, надо сказать, заполняется даже в апреле. Экскурсия стоит 2500 р. с носа, но если есть компания, то разумнее и дешевле будет нанять машину (7200 р.) — очень уж мало остановок делает автобус. У нас компании не было, поэтому билеты мы купили заранее, ещё в воскресенье. И не зря нас, как выяснилось, предупреждали, что приходить надо заранее, за полчасика, чтобы занять хорошие места. Мы пришли минут за сорок — почти все места были уже заняты! Но нам повезло — кто-то там пересел и для нас освободись два местечка рядом, да ещё и с западной стороны (чтоб солнце не в глаза!) Пока ждали отправления, успели и лаваша прикупить (забытого Леной в спешке в хостеле), и воды найти (зря! — в автобусном холодильнике её было для всех много и даром). Это, кстати, было не просто — Ереван с утра спит, ни одного работающего магазина в центре!

Само собой, экскурсия в Татев началась для нас с проезда по уютным улицам Еревана и рассказа о городе.

Врезались в память слова, о том, что современный Ереван был спроектирован архитектором Таманяном как признание в любви своей жене. Именно поэтому для строительства был выбран розовый туф.

 

И до чего же хороши получились у него старые теперь уже кварталы Еревана! Четырёх-пятиэтажные — никак не выше — чтобы каждый мог, выйдя на балкон, любоваться Араратом. Чудесный город, и остаётся только надеяться, что у этих исторических кварталов будет долгая жизнь!

Армения делится на 10 административных областей, включая Ереван. Южнее столицы только три области: Арарат, Вайоц-Дзор и Сюник. В самой южной — Сюник, до революции называвшейся Зангезур — ждали нас Татев-монастырь и Караундж, а в Вайоц-Дзоре нам обещали монастырь Нораванк. И вот в области Арарат у нас остановок не было. Зато мы могли довольно долго лицезреть эту библейскую гору так близко, что порой даже было видно колючку на границе с Турцией! Все знают, Арарат для армян гора священная. В Армении есть несколько объяснений происхождения этого названия. Согласно версии армянского историка V века Мовсеса Хоренаци, оно произошло от слов Арай-Арат — «гибель Арата — седьмого армянского царя» в сражении с ассирийцами. Согласно другой версии, этимология названия «Арарат» связана с названием древнего царства «Урарту», упомянутой в Библии как «эрец-Арарат», а в некоторых древних иудейских рукописях — Урарат. Имелось в виду создание новой жизни после Потопа. Но всё же — точно происхождение топонима «Арарат» неизвестно. У экскурсовода была своя версия, мол, название это происходит от армянского «арарут» — что означает «создание». Вершины Арарата зовутся «Сис» — в её переводе «кормящая», и «Масис» — «Мать-кормящая». Напомним, Арарат был передан Турции в 1921 году ленинским декретом, но армяне по сей день ощущают с этой горой чуть ли не генетическую связь, ассоциируя с ней свою нацию — и мечтают, что когда-нибудь Арарат снова будет армянским. Надо сказать, что, глядя на эти парящие вершины, поневоле проникаешься неким почтительным трепетом.

Потом за окнами автобуса замелькали синие полосы рыболовецкого хозяйства — а слева вдоль дороги оказался посёлок, в котором над каждым домом гнездились аисты, чрезвычайно довольные рыбным изобилием. Они хлопали крыльями над гнёздами — и летали над прудами, вытянув длинные гибкие шеи, и это выглядело просто завораживающе. Жаль только, что это чудо природы мы проехали столь же быстро, как и прочие окружающие красоты… Белоснежные вершины Арарата некоторое время ещё парили за нашими окнами, плыли над зелёным равнинным простором — но вскоре мы свернули левее, и за стеклом открылся иной ландшафт. Другая область — другие пейзажи.

Всхолмлённая местность, зелёные, словно велюровые горы, прорезанные изгибами дорог, глубокими шрамами оврагов и ущелий… Долины в окружении гор, просторы бесконечные, распахивающиеся всё шире из-за прихотливых изгибов местности. Пространство словно выворачивало себя всеми своими боками, желая подчеркнуть, как оно огромно… И изредка — фактурные камни, масштабно-громадные на фоне зелени, навевающие воспоминания о Лермонтовской скале в Кисловодске…

Горы делались выше и ближе к дороге, и вот уже в скалах левого берега реки Арпа мелькнула узкая расщелина знаменитой карстовой пещеры Арени, больше известная под именем Птичья — понятно, из-за древних останков, найденных в её недрах. Помимо птичьих костей археологи нашли в пещере уникальный комплекс с глинобитными строениями каменного века. Причём, благодаря существующему там микроклимату сохранились даже органические материалы: обрывки ткани и шерсти. Возраст находок — более 6 тысяч лет. И самая знаменитая — древнейшая в мире обувь. Анализ показал, что кожаный ботинок 37-го размера был сшит 5,5 тысяч лет назад — что, между прочим, на 400 лет раньше, чем были построен Стоунхендж и почти на тысячу лет раньше пирамид Гизы в Египте!
     Места эти, к слову, знамениты своим виноделием. Вино производится из уникального местного сорта винограда Арени, произрастающего здесь на протяжении нескольких тысячелетий. Что подтверждает другие находки в пещере — большие кувшины и остатки виноградной кожуры и косточек. Исследования найденных остатков подтверждают, что здесь был древнейший в мире винзавод! А пока мы стремительно пролетали на автобусе Арени, наши соседи по хостелу только направлялись туда — на дегустацию!
     За Пещерой Птиц мы свернули в ущелье, образованное притоком Арпы. Ах, до чего же жалели мы в эти минуты, что крыша нашего автобуса не стеклянная! Для таких мест только такой транспорт и нужен! Какая красота была вокруг, какие масштабы, какое величие! Скалы нависали над дорогой — а мы ехали под ними, и только маленькие фрагменты ущелья было дано охватить взглядами сидевшим у окон счастливцам… Да и то — с изрядными риском вывернуть себе шеи. И ни единого фото не осталось у нас на память от этого впечатляющего места! В конце концов, ущелье расширилось, расступаясь. На скалах над дорогой мелькнули светлые каменные купола. Мы приближались к монастырю Нораванк.

Монастырский комплекс Амагу Нораванк, XII-XVII вв.

Нораванк находится в 3 км к востоку от села Амагу, на холме южного склона ущелья реки Гнишик. Он был основан настоятелем монастыря Ован епископом Ованнесом на месте более старой церкви Сурб Карапета и часовни Покаса. В начале XIII века Нораванк стал религиозным и культурным центром, а затем — родовой усыпальницей Орбелянов, где захоронены выдающиеся деятели армянской истории, церкви и культуры. В 1238 году монастырь был разрушен монголами. В годы правления Сюникского епископа Степаноса Орбеляна (1286-1303 гг.) являлся резиденцией Сюникского митрополита и известным просветительским центром, где было переписано и украшено миниатюрами множество армянских рукописей.

Древнейшее строение комплекса — церковь Сурб Карапета (IХ–Х вв.) — обнаружили во время подготовительных археологических работ в 1982–1983 годах к югу от основной группы памятников. С севера к ней примыкает главная церковь Сурб Степаноса Первомученика, построенная в 1216–1221 гг. Примечательны два горельефа на библейские темы, выполненные на западном фасаде. В 1275 году возвели церковь-усыпальницу Сурб Григора Лусаворича (архитектор — Сиранес). В 1339 году внук Тарсаича, Князь князей Буртел, с женой Вахах и своими сыновьями построил церковь Сурб Аствацацин. Стоящая отдельно и доминирующая среди памятников двухэтажная церковь-усыпальница Буртелашен отличается роскошной отделкой фасадов. Особенно интересное решение было найдено для западного фасада — с лестницами, ведущими от двух нижних углов ко входу на втором этаже, и горельефами на тимпанах обоих этажей.

Монастырь бесспорно красив! Он стоит на скале над просторным ущельем, внизу змеится река, красные причудливые камни венчают скальные отвесы. А над ними — расписанные снежными пятнами вершины. И ко всему — вокруг царила весна! С ярко-зелёной травой, свежей листвой цветущих деревьев! Белое цветение, жёлтое, ярко-розовое… И жёлтые камни монастыря, и красно-рыжие хачкары! Времени на это место было отпущено не так уж много — принимая во внимание масштабность красоты. И мы заметались по монастырской территории. От храма к храму, вверх по тропке (оттуда такой вид на скалы и купол с резными колоннами!), по мощёной камнями дорожке меж хачкаров (а как на их фоне смотрятся светлые храмовые постройки!)…

Внутри храмов сияли оранжевыми огоньками соцветия свечей, снопами бил свет из окон в куполе. Сиренево-синие лучи, мерцающие в загадочном храмовом мраке. В верхний храм двухэтажной церкви Буртелашен ведут от углов две лестницы над дверью нижнего храма — да такие, что сразу ясно, каково это — подниматься к Богу! Не всякий осмелится. Мы вот не осмелились. Жутковатые они, эти ступенечки, лепящиеся к стене. Ой жутковатые!

Мы бродили среди этой красоты, и между делом наткнулись под кустами на змеюку. Надо бы быть поаккуратнее… Любовались, жадно фотографировали, дышали цветением и простором. Отпущенное время пролетело стремительно — уже пора к автобусу. И снова крутим головами у окна, пытаясь разглядеть на прощанье неприметные на фоне гор храмы высоко над серпантином дороги…

Сделав петлю к Новаранку, мы вернулись на автодорогу Ереван — Горис и начали долгий путь по бесконечным петлям серпантина, взбираясь всё выше и выше по горным перевалам. То где-то внизу, а то совсем рядом с дорогой навстречу нам спешила шустрая речка Арпа. Эта часть Армении носит название Вайоц-Дзор, впрочем, правильно будет написать и Айоцдзор, и Хайоцдзор. Согласно легендам есть два перевода этого топонима. Один из них — «Ущелье стонов». Экскурсовод уверяла, что название это родилось после страшного землятресения, стёршего здесь с лица земли одну из древних столиц Армении. Но историки и этнографы утверждают, что за этим значением кроются не какие-нибудь физические явления, а память об исторических событиях — битвах с завоевателями, в частности с персами в V в. Есть версия перевода с ещё более древними корнями. По легенде о происхождении армян, их праотцом был Хайк. По имени Хайка армяне называют себя хай, а свою родину — Хайастан, Вайастан или Айастан. Ущелье, в котором Хайк поразил стрелой своего могучего противника Бэла, народ назвал Хайоцдзор, или Айоцдзор, что в свете этой легенды переводят и как «Ущелье Хайка», и как «Армянское ущелье».

Постепенно зелёные волны Вайоц-Дзора сменились лунными пейзажами Сюника — самой южной области Армении, ранее известной как Зангезур. Автобус с трудом преодолевал крутые развороты серпантина, взбираясь к седловине Воротанского перевала (Кочбек, 2344 м). Все, кто мог, прильнули к окнам автобуса и бесконечно щёлкали затворами, не в силах оторваться от монументальных белых вершин над головой. Красота такая, что уже ноет от напряжения шея.

После перевала пейзаж поменялся — после хитрых извивов Воротана по маловодному Спандарянскому водохранилищу глаз, уставший от впечатлений, уже особо ни за что не цеплялся — вокруг царила спокойная сельскохозяйственная пастораль. Правда, горная. Количество вывернутых камней на вспаханных полях вызывает уважение к местным фермерам!

И вот, наконец, мы прибыли в Алидзор, снова вернувшись к ущелью реки Воротан, над которым протянулась самая длинная в мире пассажирская канатная дорога двойного реверсивного действия «Крылья Татева». Жаль, время для съёмки было не самое режимное, но это извечный минус экскурсий. Чтобы прочувствовать и насладиться местными красотами, приезжать сюда надо денька на три, а не на пару часов. Вовсю жарило солнце, висела густая знойная дымка. Но всё равно это было очень впечатляющее зрелище! Гигантский каньон простирался под нами. Приснеженные вершины парили над ним, а склоны были ярко-зелёными, пушисто-мохнатыми, с фактурными выходами скал. И где-то бесконечно далеко, в изумрудной глубине, бежала по дну река… Над всем этим великолепием нам предстояло проехать на «Крыльях Татева» — и это пафосное название отсюда представлялось уже вовсе не пустым звуком!

Канатка должна была привезти нас в Татевский монастырь. Но до этого было ещё ой как далеко! Сперва экскурсантам положено было отобедать в ресторане на краю ущелья. Мы, разумеется, не стали тратить на чревоугодие ни времени, ни средств. Расположившись в траве над обрывом, мы перекусили бутербродами — и, вооружившись камерами, принялись активно любоваться красотами — с риском сгореть на нешуточно палящем солнышке. Над самым обрывом — на радость буйно оседлавшим ветви воробьям — вовсю цвела белая вишня, мы прыгали вокруг неё по густой зелёной траве (время от времени опасливо поглядывая под ноги — память об уползающем змеином хвосте была ещё слишком свежа).
 

А по прошествии часа оказалось, что первой на канатке отправляется англоязычная часть экскурсии. А мы — только через полчаса… Эх, надо было англичанами сказаться! — запоздало пожалели мы. И побрели к ставшему уже привычным обрыву.
 

«Крылья Татева» — безостановочный воздушный трамвай двойного реверсивного типа. Производитель Гаравента — Доппельмайер (Швейцария — Австрия). Вместительность кабины: 25 пассажиров и 1 сопровождающий. Количество кабин: 2. Пропускная способность 200 пассажиров в час. Длительность одного рейса 12–15 мин. Горизонтальная длина 5752 м. Максимальная высота 320 м. Максимальная скорость 10м/с. Количество опорных башен: 3.

Когда мы наконец дорвались до вагончика… Ух, это было здорово! Полёт над ущельем — чудо! Какие просторы, обрывы, глубины! Какая чудная река под серпантином дороги! Водопады, тёмный провал грота под Чёртовым мостом… Чудеса неземные. Вот если б туда, на дно ущелья, да прогуляться ножками, никуда не торопясь… Мечты-мечты! Здесь надо ночевать, врастать, впитывать! А у нас и было-то всего — пятнадцать минут парения над Великолепием, да сорок минут на монастырь! И, очутившись на монастырской горе, мы привычно побежали. Успеть!

Татевский монастырь

Татевский монастырь был одним из самых известных духовных и культурных центров Средневековой Армении. Основан в IV веке. С конца VIII века в Татеве находилась резиденция Сюникских епископов, и в итоге регулярного расширения своих земельных владений монастырь превратился в крупный монастырский комплекс.

Фото: Дер Сахак Каханна Мартиросян

Однонефную сводчатую церковь Сурб Григор Лусаворич построил в 848 году князь Пилипос Сюникский. Главная церковь Сурб Погоса и Петроса (Св.Петра и Св.Павла), построенная в 895–906 гг. на средства Сюникского великого князя Ашота, его жены Шушаник, князей Григора Супана и Дзагика. Раскачивающуюся стелу установил во имя Св.Троицы епископ Ованес в 906 году. Двухэтажная церковь-часовня Сурб Аствацацин (Св.Богоматери) построена в 1087 году, над монастырскими воротами. А двухэтажную сводчатую колокольню на притворе монастыря возвёл в XIV веке Ованес Воротнеци. Резиденция, монашеские кельи, баня, зернохранилище, трапезная, кухня, пекарня, другие постройки хозяйственного назначения, крепостная стена построены в XVII веке. Маслобойню построил архиепископ Оваким в конце XVIII века. Школу построил настоятель монастыря Абраам Астапатци в XVIII веке. Этот единственный дошедший до нас образец образовательного сооружения позднего средневековья в Армении действовал до начала XX века. Татевский монастырь был центром борьбы против униатства, известным очагом армянской письменности и переписывания манускриптов. В 1390–1435 гг. здесь действовала школа высшего типа — университет, который был одним из авторитетных научно-образовательных заведений Средневековой Армении. При монастыре имелось хранилище рукописей, которое просуществовало до 1912 г. Здесь же действовала школа миниатюры.
Во время Сюникского землетрясения 1931 года основная часть строений монастыря разрушилась. К очистке территории от развалин и проектно-строительным работам по восстановлению комплекса приступили в конце 1960-х годов. В конце 1990-х годов завершилось строительство перекрытий церкви Сурб Погоса и Петроса, были восстановлены первый этаж колокольни и ротонда мавзолея Грикора Татеваци. В 2010 году была восстановлена Татевская маслобойня. Исследовательские и проектные работы по укреплению и восстановлению комплекса продолжаются до настоящего времени.

Солнечный свет был уже по-вечернему красив. Цвели вишни, груши, ещё что-то цвело, и такая лепота царила вокруг! Монастырь плавал в пространстве горного безграничья, бескрайнья, умиротворения. Вокруг — обрывы, ущелье, цветущее белым по склонам. И манила каждая солнечная тропка. Но на монастырском дворе, под большой цветущей грушей, нас ждала экскурсовод. А ещё сидел в уголке монах в чёрной рясе, такой замечательный, просто глаз не оторвать — и мы глазели тайком, и очень хотели сфотографировать его, и постеснялись.

Храм посреди утоптанного до белизны солнечного двора был огромен. И так величав, что Лена не сразу решилась войти. Жёлтым сияли камни стен, сияла белоснежная вишня у раскачивающейся каменной стелы. Её построили так, чтобы своими движениями она предупреждала монахов о землетрясении. И это действовало — так, во всяком случае, утверждала экскурсовод.

Мы ходили по каменным комнатами, лестницам и переходам, словно по катакомбам, здесь было неожиданно и интересно, открывались всё новые повороты, и окошки с видами на ущелье, и каменные калитки, и цветы, и снова цветы… Белая пена цветения. Здесь бы посидеть смирненько, проникнуться… Каменные колонны у входа в храм были словно из фантастических книг, иной мир, иной масштаб… И восторг, и робость. И уходить из храма не хотелось. Но отпущенные нам сорок минут стремительно истекали. Следовало торопиться, ведь предстоял ещё долгий обратный путь. И хотелось ещё успеть застать закатный свет на «армянском Стоунхендже», это была едва ли не основная мечта сегодняшней поездки!

Пятнадцать минут захватывающего дух полёта над ущельем — и вот мы снова в автобусе. Теперь — к «Стоунхенджу»!
 

Караундж

Зорац-Карер (арм. камни воинов, каменное войско) или Караундж (арм. поющие камни) — древний мегалитический комплекс, расположенный на горном плато на высоте 1770 метров над уровнем моря, в Сюникской области Армении, в трёх км к северу от города Сисиан. Комплекс состоит из множества больших стоячих камней, часть из которых имеет круглые отверстия в своей верхней части.

Комплекс расположен неподалёку от поселения бронзового века, к которому и относится. Он явно имел не единственную функцию, которые проявлялись одновременно, или в разные периоды существования. Возможно, самое древнее назначение, которое определяет общую конфигурацию сооружения — загон для скота. Отверстия в верхней части камней могли быть предназначены для протаскивания в них верёвок или ремней, на которые можно было вешать загородки в виде сеток, матов, шкур. Несомненна и погребальная функция, так как имеется каменный ящик в кургане, а под менгиром обнаружено захоронение.

Название Караундж состоит из двух армянских слов «кар» — «камень» и «hундж» — «звук» или «hунч», то есть «голос», «эхо». Собственно название «Караундж» может быть переведено как «говорящие камни». Проводилась даже лингвистическая параллель с названием Стоунхендж, в том числе в виду внешнего сходства и предположительного астрономического назначения. Многие, и даже Оксфордский университет совместно с Королевским географическим обществом, пытались доказать, что комплекс является древней обсерваторией. Семнадцать камней были связаны с наблюдениями восхода и захода Солнца в дни солнцестояния и равноденствия, а также с 14 фазами Луны. Но данные попытки считают неубедительными из-за того, что отверстия относительно хорошо сохранились для доисторического времени и не сужают поле зрения наблюдателя в достаточной степени…

Что бы оно ни было — место это стоило того, чтобы добираться сюда весь день! Тут было просто превосходно! Рыжие лучи солнца на древних камнях, длинные тени на изумрудной траве, снежные вершины на вечерних небесах… Волшебное место, зачаровывающее место!
 
Бешеный восторг, бешеный азарт: успеть, увидеть… и вот этот ракурс… и ещё вот этот! Это было по-настоящему КРАСИВО! И состояние, и форма, и цвет. И аура места, и снежное дыхание гор. Наверное, тут бесконечно можно было играть в этот пазл: камни-горы-тени… Складывать композиции, колдовать с цветом, двигать фигуры и силуэты… Мечта! Но солнце не было склонно к поощрению этой затянувшейся игры. Солнце было за умеренность и строгий распорядок. Оно неуклонно катилось к горизонту, подарив нам положенную порцию красот.
 

Кстати, рядом есть ещё один удивительный памятник, о котором мы прочитали в Караундже. Но добраться туда можно только на внедорожнике, да и то лишь в хорошую погоду примерно с середины июля и до конца августа. Примерно в 17,5 км к северо-западу от Сисиана на вершине горы Ухтасар («Верблюжья гора»), высящейся над Караунджем, было найдено большое поле с наскальными рисунками, называемыми в народе «ицагир» или «козлиные буквы». В озере Ухтасара практически круглый год плавают льдины, а снег в его окрестностях никогда полностью не тает. Рисунки обнаружены на скалах, окружающих озеро. Судя по рисункам, данная местность была обитаема тысячи лет назад, начиная еще с эпохи Палеолита (около 12000 лет до н.э.). В числе изображений — рисунки охотников с арканами и капканами, луками и стрелами, пиками и щитами, а также силуэты диких и одомашненных животных. Есть и космические символы, в том числе зодиакальный Овен и первобытный календарь в виде колеса или же креста с четырьмя кругами, символизирующими времена года.

Нам повезло, что большинство экскурсантов быстро наигрались в селфи на фоне, и послушно побрели по грунтовке назад к автобусу. Эксурсовод выделила на осмотр всего полчаса! Конечно, не только мы пожелали отстать и остаться наедине с удивительными камнями — ещё две парочки жадно фотографировали рядом. Но мы уже не мешали друг другу, ловя прощальные солнечные лучи! Потрясающе! Последние рыже-розовые блики, холодный ветер горных сумерек, лягушачий хор… И бег по дороге вдогонку за автобусом… Вот только заснять этот розовый свет на горах… ну и вот этот — тоже! И запах приключения и жизни, и мурашки по коже от восторга!

Автобус с натугой полз тёмной дорогой, заставив нас изрядно понервничать на спуске с Воротанского перевала. Автобус с огромным трудом влезал в крутые петли серпантина. Водителю даже приходилось вылезать и всматриваться во тьме — не висят ли колёса над пропастью…
Техническая остановка у кафе на берегу пруда состоялась уже в полной ночи. В чёрном небе сияли луна и звёзды, мигали в листве фонари, на все голоса распевали во тьме лягушки. Было холодно и очень здорово… Но в Ереван мы ехали бесконечно долго. В тёмных недрах автобуса мы едва не прозевали нашу остановку у чёрной стеклянной громады ТЦ «Ташир» — отсюда до дома рукой подать. Наши соседи пировали на кухне, и снова шумно обрадовались нам, явившимся так поздно. Нас угощали вином со вкусом граната, оказавшимся удивительно вкусным. Заодно продегустировали и чачу. А вот анонсированного гранатового коньяка соседям найти в Арени не удалось. Польская пара на следующий день отправлялась в Грузию — на день раньше нас. И мы попрощались: «До встречи в Тбилиси!» — кто мог тогда знать, что мы и правда встретимся! А с уральскими компаньонами мы составили план совместного путешествия на следующий день. Да, мы решили ещё раз посетить Севан — очень он врезался в память. А посмотреть на берегах такого громадного озера есть что…

Хотите поделиться своими «дорожными историями»?
Пишите в личку Татьяне Афанасьевой
И да здравствует наш общий бесконечный и жизнерадостный «Гульбарий»! ;)

Опрос

Что впечатлило больше?

Автор: Andrej Ilyukhin, 23 июня 2016, в 09:31 +14

«Гульбарий»

Маршруты выходного дня и дерзкие планы на лето. Кто не подпишется, в отпуск не пойдет!

Лефкара. Кружевная деревня или сувенир для Леонардо да Винчи
Лефкара. Кружевная деревня или сувенир для Леонардо да Винчи
Сапа. Вьетнам
Сапа. Вьетнам