Тулячка Лариса Шишкина: Мой дядя был сожжён в Освенциме

Семейный снимок начала 1930-х годов – единственная фотография, на которой запечатлён Анатолий Чайков (справа).

Тулячка Лариса Шишкина: Мой дядя был сожжён в Освенциме

Об этом её семья узнала совсем недавно — дядя считался пропавшим без вести солдатом той страшной войны.

В дни 70-летия освобождения печально извест­ного концлагеря мы встретились с заведующей научной библиотекой Тульского областного краеведческого музея. У Ларисы Шишкиной в этом лагере погиб её дядя — Анатолий Фёдорович Чайков.

 


Лариса Шишкина
заведующая научной библиотекой
Тульского областного краеведческого музея

- Сразу после войны, в 1945 году, моя бабушка Матрёна Николаевна стала искать своего сына, делала запросы в комиссариат, в Москву. Но в ответ получила справку, что молодой человек пропал без вести. В 1957 году, когда стали давать пенсии за потерю кормильца, ей назначили пенсию в девять рублей, потом 11 и 16. Так до самой своей смерти она получала за потерю сына, считавшегося пропавшим без вести, 16 рублей пенсии.

По рассказам мамы, её брат перед самой войной уехал учиться в Москву. Хотел стать военным врачом. Потом был призван на сборы и зачислен в 416-й артиллерийский полк. Когда в 1941 году началась война, они потеряли его след. В 1945 году вернулся с фронта его товарищ, с которым они служили, и рассказал маме, что брат был ранен и они его никак не успевали забрать с собой при отступлении.

Так дядя попал в передвижной лагерь для военнопленных.

Когда я узнала в 2010 году о том, что к 65-летию Победы открывается электронная версия «Мемориала» для тех, кто хочет найти своих родственников, не вернувшихся с войны, начала поиски там. Делаю запрос: Чайков Анатолий Фёдорович, 1922 год. И я его нашла! Оказалось, что он был доставлен в Аушвиц, это печально известный концлагерь Освенцим.

Я написала письмо в музей Освенцима, и мне вскоре прислали бандероль, в которой были книги, рассказывающие о концлагере. Из них, в частности, узнала, что военнопленные, которые попали на территорию Освенцима в первые два года, были все удушены в газовой камере и сожжены. Также я нашла лагерные карточки своего дяди, которые заполнялись на него в Освенциме.

Лагерная карточка Анатолия Чайкова. Крест в правом верхнем углу означает, что человек был удушен в газовой камере и сожжён

В плен он попал в первые дни войны, 23 июня. Там же, в карточке, указано на немецком языке, что солдат, а по гражданской специальности ученик. Лагерный номер Анатолия Чайкова — 7432.

Помню, пришла домой, мама ещё была жива, сказала: мамуль, нашла твоего брата. Она обрадовалась: он жив? Отвечаю: нет, погиб в 19 лет.

Мама говорила, что уж очень он был строгий и серьёзный, всё время держался чуть отстраненно от всех. И очень рукастый, хороший плотник.

В письме в нынешний мемориальный комплекс Освенцим я просила у них выслать фотографию дяди, но мне ответили, что это запрещено. Также отказали и в просьбе получить землю с могилы. Мне объяснили это тем, что в этой земле захоронены восемь тысяч сожженных советских солдат. И это братская могила.

Война оставила заметный след в истории их семьи, которая тогда жила в городе Демидов Смоленской области. В июле 1941 года Демидов был оккупирован. И бабушка вместе со своими детьми была эвакуирована ночью в Саратовскую область, где и пробыла до окончания войны. Фотографий не осталось никаких — дом уже горел, когда бежали от войны. Выбирались из него в темноте, прикрываясь одеялами, — боялись немецких снайперов. Но не убереглись. У мамы, вспоминает Лариса Васильевна, была прострелена нога. Единственная сохранившаяся семейная фотография, где есть портрет дяди, вырвана наспех из альбома. Отдельную фотографию сына бабушка Матрёна Николаевна всегда носила при себе. Она особенно переживала за Анатолия.

Бабушку по линии отца, которая осталась в Демидове, немцы повесили. Кто-то донёс, что её дети служат офицерами в Красной Армии. Висела она на площади три дня — снимать немцы запрещали.

Смотреть на это было невыносимо. Наконец ночью бабушку тайком снял брат и так же тайно похоронил.

В 1945 году семью не вернули в Демидов, а направили на восстановление сельского хозяйства в Брянскую область, станция Выгоничи, село Лопуш. В 1947 году мама была награждена медалью «За труд в годы Великой Отечественной войны». Её уже нет в живых, она умерла 10 апреля 2011 года.

Папа Ларисы Васильевны — офицер, Василий Григорьевич Кузьмин. Последним пунктом боевого пути 347 полка, где он служил, была Вена. После чего полк пришёл в Тулу и был преобразован в 51-й Гвардейский воздушно-десантный полк. Так папа стал туляком, а вскоре к нему приехала из Брянской области и его семья. Дети родились уже здесь, в Туле.

В семье было не принято говорить о войне. Отцовскими наградами, а их было немало, только боевых орденов Красной Звезды — три, играли дети. Многие медали были потеряны тогда, от них остались только наградные удостоверения. И только на первом после войны отмечаемом празднике 9 Мая в 1965 году отец надел мундир со всеми наградами и принял участие в Параде Победы.

- Помню слёзы мамы, когда я пришла к ней и сказала, что нашла её брата, — рассказывает Лариса Васильевна. — Я знаю, сколько лет бабушка безуспешно пыталась найти своего сына. И то, что происходило сейчас, когда начали говорить, что русские не освобождали Освенцим, и вообще спекулировать на этой теме, очень обидно слышать. Я не знаю своей бабушки по линии отца, она погибла во время войны. Я не знаю своего дядю, своих обоих дедушек. Это всё следы войны для нашей семьи.

Освенцим был самым жестоким лагерем. Первыми его жертвами стали польские евреи.

Затем советские военнопленные всех национальностей.

- Я решила для себя, что безымянных могил нет, — говорит Лариса Васильевна Шишкина. — Заказала табличку в честь своего дяди и установила её на могильном кресте своей бабушки. Там написано, когда он родился, когда умер и что захоронен в конц­лагере Аушвиц. Тем самым, считаю, увековечила его память и выполнила свой долг перед ним.

Автор: Сергей Гусев, 5 февраля 2015, в 15:20 +5
Другие статьи по темам
Место
Любимые фильмы нашего детства. Часть 1
Любимые фильмы нашего детства. Часть 1
Тайна «лобного места»
Тайна «лобного места»