Судьба тульской гимназии в судьбе страны
Тамара Мухина, учитель истории МБОУ ЦО №3. На фото внешкор «Молодого Коммунара» Евгений Гайдуков.

Судьба тульской гимназии в судьбе страны

Многие из нас стремятся больше узнать о судьбе своих родных: никакое дерево не растет без корней, и чем глубже корни, тем крепче дерево.

Понимая это, мы ищем корни своей семейной родословной, чтобы стать нравственно тверже. Школа, в которой учишься ты, учились твои родители, бабушки и дедушки, тоже является частью твоей родословной, а знакомство с ее судьбой поможет тебе стать богаче духом, тверже характером. Одной из тульских школ, судьба которой начала определяться еще в начале ХХ века, была школа №9.

В России начальные училища возникли в период реформ 60-70-х гг. XIX века. Перед ними ставилась задача утверждать в народе религиозные и нравственные понятия и распространять первоначальные полезные знания.

В 1908 г. в Туле, в Чулковской слободе, открылось Тульское 3-е городское начальное училище для мальчиков. Помещение училища сначала арендовалось, а затем городские власти нашли средства для строительства нового здания для школы.

Но сначала грянула Первая мировая война, а в 1917 г. в России началась революция. В октябре 1917 г. к власти пришла партия большевиков, взявшая курс на построение социализма и коммунизма в стране.

9 ноября 1917 г. Государственная комиссия по просвещению получила задание подготовить проекты новых законов по реорганизации народного просвещения. Через несколько месяцев было опубликовано разработанное Наркомпросом «Положение о единой трудовой школе РСФСР», и образовательные учреждения начали менять свой статус. 3-е городское училище в Туле было реорганизовано в 9-ю единую трудовую школу 2-й ступени.

К 1919 г. определилась и роль школы в развитии общества. Появились отделы социального воспитания, которые были вынуждены решать нелегкие проблемы новой советской школы: обеспечение помещениями, решение финансовых вопросов, снабжение школ учебными и наглядными пособиями.

Одно из первых зданий школы №9.

Заведующая 9-й единой трудовой школой 2-й ступени М. А. Шляхова сообщала о трудностях в руководимой ею школе: «Единая школа одна на весь Чулковский район, возникла в 1919 г. На 1923-1924 учебный год уже подано во 2-ю ступень около 60 заявлений. Выход из создавшегося положения мог быть один, а именно: переселить 2-ю ступень 9-й единой школы в здание 22-й школы 1-й ступени (угол Ложевой и Феодосиевской)».

В советской школе было провозглашено бесплатное обучение, но гражданская война, разруха осложнили возможности государственного содержания школ. К середине 1920-х гг. финансовые трудности в образовании решили преодолеть, обязав финансировать школы на местном уровне, т.е. за счет родителей. И хотя от оплаты освобождалось много категорий родителей, на тех, кто не освобождался от уплаты, но числился в должниках, приходилось жаловаться в отделы народного образования и отделы социального воспитания.

Для 9-й единой трудовой школы 2-й ступени оплата родителями обучения детей имела важное значение. Вот и приходилось просить помощи у вышестоящих инстанций, чтобы призвать отдельных должников к ответственности.

Заведующая школой сообщила о родителях Сучееве П. А., ломовом извозчике, и Ермакове Н. В., печнике, проживающих на ул. Логачевской (ул. Степанова), уклонившихся от уплаты, хотя, по решению горсовета, с них полагается по 1 руб. 50 коп. золотом. В неплательщики попал и Теплов – служащий артели, сапожник, не плативший 6 месяцев (50 коп. в месяц), и Абрамов – кустарь с такой же задолженностью.

Нехватка учебной литературы тоже представляла серьезную проблему. Дефицит книг, учебных пособий был очень велик. Но оптимизм, свойственный поколению 20-30-х гг. ХХ века, обеспечил успехи в области образовательной деятельности. Нововведением 1920-х гг. стало совместное обучение мальчиков и девочек. В одном из отчетов за 1926 г. в 9-й школе значилось: мальчиков – 480, девочек – 505. По социальному составу – дети рабочих составляли 707 человек, крестьян – 35, советских служащих – 36. Было небольшое количество детей торговцев, кустарей, лиц свободных профессий, духовных. 11 учащихся принадлежали к семьям безработных и социально необеспеченных.

Нововведением было и появление школьных советов. Вопросы обсуждали разнообразные. В протоколе заседания школьного Совета 9-й школы от 29 апреля 1926 г. сообщается о «принятии решения перевести в другую школу (а так как желающих принять не нашлось) считать выбывшим из школы ученика VI года обучения Бесфамильного: во время баловства, перешедшего в драку, он ударил перочинным ножом ученика VI года обучения Мозжечкова и поранил ему поверхность спины».

Во второй половине 1930-х гг. 9-я школа была известна далеко за пределами Тулы. Ее ставили в пример и призывали следовать ее почину. Известность и славу принес ей школьный сад, созданный руками юных мичуринцев под руководством учителя Ивана Дмитриевича Попова. Большой материал о деятельности кружка юннатов нашей школы в 30-е гг. ХХ века собрал учащийся 9-й школы Дмитрий Ефимов. Вот что можно было прочитать в одном из изданий тех времен:  «…Около этой школы находился пустырь с огромной свалкой посередине… Директор школы сказал И. Д. Попову, что попытки кое-что посадить на пустыре были, но все насаждения уничтожались ребятами… Под руководством И. Д. Попова ребята очистили пустырь и подготовили его для посадок. Посадочный материал дали школе родители – любители садоводства. В Туле много любителей-садоводов, и никто из них не отказался помочь школе».

Юннаты ездили на экскурсию к И. В. Мичурину. Весной 1941 г. мичуринские яблони в этом саду цвели четвертый раз.

А таким увидел пришкольный участок летом 1940 г. А. М. Казанский, замдиректора института усовершенствования учителей:  «На участке нашли себе вторую родину маслина, алтайская облепиха, дикая уссурийская груша, обильно плодоносящая японская вишня… Юные цветоводы школы продемонстрировали замечательную коллекцию георгинов из 17 сортов… До 500 кустов роз цвели на участке, наполняя сад своим нежным ароматом… Белая фиалковая лилия, редкое луковичное растение с запахом фиалки, подаренная тульским юннатам самим Мичуриным, была гордостью участка… Юные мичуринцы успешно выращивают дыни и арбузы…».

Мичуринские яблоки любили все – и преподаватели, и школьники.

Работа на пришкольном участке не мешала учебе. На январском 1941 г. совещании учителей отмечалось, что по результатам первого полугодия школы Пролетарского района по успеваемости заняли первое место, а 9-я школа достигла самого высокого процента успеваемости в городе – 92%.

Один из лучших мичуринцев, внештатный корреспондент «Молодого Коммунара» Евгений Гайдуков, сообщает: «На мичуринском участке Тульской школы №9 начались весенние работы… На яблонях, особенно мичуринских, в этом году наблюдается большое количество плодовых почек, что обещает хороший урожай… Основная работа юных натуралистов нашей школы сейчас идет в теплице. Юннаты горят желанием как можно скорее начать работу на участке, чтобы знания, полученные в школе за зиму, применить на практике и закрепить их. Нас ждет интересный труд!».

Начавшаяся война разрушила мечты, планы, надежды многих людей. Была прервана и деятельность кружка юннатов. 10-классник Гайдуков стал бойцом Тульского истребительного батальона, а в в 1942 г. был призван в армию и отважно сражался с фашистами, был награжден орденом Красной Звезды, медалями.

За несколько десятилетий довоенной жизни школа смогла вырастить поколение молодежи, не посрамившей Отечество в годину испытаний, отважно боровшейся с фашистскими захватчиками.

При подготовке статьи использованы материалы ГАТО.

Добавьте Myslo.ru в список ваших источников Google.news
10 ноября, в 12:53 +4
Другие статьи по темам
Событие
Место
Воспоминания участницы боев за Тулу: «Нас чуть не расстреляли как партизан»
Воспоминания участницы боев за Тулу: «Нас чуть не расстреляли как партизан»
Ребенок войны Ким Стасюк: «Я увидел черный дым и огненные болванки, которые летят вверх»
Ребенок войны Ким Стасюк: «Я увидел черный дым и огненные болванки, которые летят вверх»