1. Моя Слобода
  2. Город
  3. Тула историческая
  4. Места
  5. Тульские музеи, которых больше нет - MySlo.ru
Тульские музеи, которых больше нет
Палата древностей.

Тульские музеи, которых больше нет

На звание одного из музейных центров России Тула с полным основанием могла претендовать еще сто лет назад. 

Во всяком случае, коллекциям, которые хранились в наших музеях и частных собраниях, могли бы позавидовать во многих городах не только Российской империи.

Евангелие отдаленных времен

Первый тульский музей был открыт 31 декабря 1884 г. Тогда с благословения тульского епископа Никандра и по инициативе преподавателя и церковного историка Николая Троицкого при храме архиерейского двора было учреждено Епархиальное древлехранилище, впоследствии ставшее Палатой древностей. Основу первой экспозиции составили религиозно-церковные ценности и археологические памятники из ризницы Тульского архиерейского дома, а также из личной коллекции Троицкого. Он же стал заведующим музеем.
Коллекция постоянно пополнялась за счет пожертвований  жителей, церковных и монашеских подношений.

Николай Троицкий – первый заведующий Палатой древностей.

В первый год музею пожертвовали 97 предметов, в том числе девять предметов подарил епископ Никандр и 45 – Троицкий. Среди экспонатов имелась, например, рукопись Евангелия «отдаленных веков».

Также в коллекции имелись остатки всевозможных реликвий с Куликова поля, редкие портреты Петра Великого, лично вышитый Екатериной Великой напрестольный плат, разные предметы каменного века.

В 1886 г. музей посетил архитектор-пенсионер императорской академии художеств Преображенский. Впрочем, тогда слово пенсионер имело совсем другое значение. Оно означало, что этот человек получает пенсион  – по-нынешнему грант, для совершенствования мастерства. В тульском древлехранилище Преображенский сделал несколько рисунков с памятников.

Как писал наш известный краевед Сергей Рассаднев, Палату древностей посещали императоры, государственные деятели, ученые. Здесь бывал король Сербии Александр. 26 августа 1887 г. обер-прокурор святейшего синода Победоносцев записал в книге для почетных гостей: «Видел начатки Тульского археологического музея с удовольствием и сердечным желанием ему обогащения и успеха».

К 1890 году количество экспонатов в коллекции древле­хранилища выросло до 823 предметов. Коллекцию перенесли в певческий корпус во дворе архиерейской резиденции, где ей отвели две комнаты.

А через три года настали сложные времена. После смерти епископа Никандра его преемником стал преподобный Иреней, с которым у Троицкого не сложились отношения. Настолько, что через несколько лет Николай Иванович даже не произносил публично его имя, округло называя «одним тульским епископом». Музей просто заперли в подвале, но даже под замком из него стали пропадать экспонаты. В расстройстве Троицкий сложил с себя обязанности заведующего. В подвале, однако, коллекцию с интересом осмотрел великий князь Владимир Александрович – младший брат императора Александра III.

Золотая карета архиерейского дома. XVIII век.

В 1896 г., с появлением в Туле преосвященного Питирима, началось возрождение музея. Его присоединили к Епархиальному братству им. Святого Иоанна Предтечи. Троицкий вернулся на должность заведующего. Коллекцию из нижнего этажа перенесли на верхний, где она также заняла две комнаты. Питирим сам искал памятники тульской древности, давал деньги на приобретение памятников старины. Возродились и пожертвования.

Сначала музей открылся для посещения высокопоставленными лицами, и 26 августа 1897 г. здесь побывал граф Шереметьев – художник и ценитель русской старины. А в 1898 году распахнул свои двери и для широкой публики. Пояснения давали заведующий музеем Троицкий и его помощник Руднев.

К 1910 году в Палате было свыше четырех тысяч предметов. Имелись гражданский и церковный отделы, хранилище рукописей и библиотека.

Палата древностей насчитывала около ста членов, поддерживала связи с 40 научными обществами, архивами и библиотеками многих губерний.

Свидетельство агента сыскного отделения Аникеева.

С момента возникновения древлехранилища его устроители мечтали о собственном помещении. И вот, наконец, в ознаменование 300-летия дома Романовых, в 1912 году было предположено устроить в Туле музей, посвященный изучению старины и естественно-исторического развития Тульского края. Средства для устройства музея частью были ассигнованы земскими, городскими и сословными учреждениями и частью предполагалось собрать в виде пожертвований от населения губернии. Для организации музея создали особый комитет из представителей Тульской городской Думы, Тульского дворянства, губернского земства и духовного ведомства, под председательством губернатора.

Городская управа отвела под музей древностей свободный участок земли в кремле «за теплым собором, с правой стороны, при въезде в кремль с Почтовой улицы». То есть за Богоявленским собором и справа при входе в кремль с нынешней улицы Дзержинского. На сооружение музея и палаты древностей городской думой было назначено 3000 рублей. Но скоро началась мировая война, потом революция, и здание под Палату древностей так и не построили.

Помещения Палаты в архиерейском доме занял военный отряд. Все уникальные экспонаты перетащили кое-как в архиерейскую церковь, многие из них пострадали. Экспонаты Палаты древностей вошли в основу созданного в Туле художественно-исторического и затем краеведческого музея.

Музей учебных пособий

Музейное дело тогда не было объединено в одном управлении и являлось делом отдельных ведомств, учреждений и обществ. На территории губернии в дореволюционное время существовал музей оружия, основанный в 1873 г., и палата древностей, а также музеи в уездах.

Один из них – епифанский школьно-педагогический музей наглядных пособий. Он был основан в 1888 году, причем на полке посудного шкафа учительницы Н. С. Савельевой. Здесь лежали два атласа по ботанике и зоологии и «волшебный фонарь о трех фитилях» с несколькими диапозитивами, подаренный графиней Бобринской. С помощью графов Бобринских и Алсуфьевых, князей Голицыных, издателей Поповых начала собираться библиотека музея, а потом и библиотека для школ. Приобретались и создавались новые наглядные пособия, которыми пользовались школы.

Земской дом в Епифани, где размещался музей наглядных пособий.

В 1901 году музею выделили комнату в Земском доме. До самой революции его называли педагогическим или музеем наглядных пособий.

После 1917 года в музей свезли многие предметы из дворянских усадеб. Под них отвели целое здание, которое стало краеведческим музеем.

Коллекция пережила даже немецкую оккупацию – самое ценное спрятали в четырех могилах на кладбище.

Но в 1958 г. краеведческий музей в Епифани упразднили. Часть коллекции уехала в Тулу, а часть раздали по школам.

С 1900 года в Прилепах в старом барском доме был открыт Музей лошади, основанный помещиком-коннозаводчиком Бутовичем. В то время его называли единственным в Европе, а может даже и в мире.

Всю свою жизнь Яков Иванович Бутович коллекционировал картины, фотографии и другие изображения лошадей, книги по коневодству и истории конного дела. Поэтому основанный им музей был посвящен исключительно лошади – ее жизни и службе человеку, многообразию конских пород, лучшим образцам лошадей.

Здесь находилось около 200 портретов лошадей, принадлежащих кисти иностранных и русских мастеров, начиная с XVIII века и заканчивая современными на тот момент. Здесь было более 800 картин известных русских художников, очень ценное и многочисленное собрание мрамора, бронзы, старинной стильной мебели, более 5 000 томов по искусству и истории коневодства, художественные альбомы, фотографии лошадей. В Прилепах были собраны наиболее выдающиеся работы русской кисти, изображавшие лошадь. Были также картины «Холстомер» – иллюстрация к одноименной повести Л. Толстого, «В метель» Николая Сверчкова, в которой художник передал растерянность лошадей, сбившихся с дороги во время снежной бури, и испуг изнуренных животных.

Коллекция едва не погибла в ночь под новый, 1914 год. Из-за неосторожного обращения с печью загорелся чердак дома, где жил Бутович. Пожар быстро разрастался, так что о спасении дома нечего было и думать. Зато успели вынести не только все экспонаты музея, но и обстановку. Не пропало ничего ценного, а вот сам дом сгорел дотла.

Музей лошади работал и при советской власти. Однако в 1928 году все же был ликвидирован. Большую часть собрания отдали в Московский научно-художественный музей коневодства, открытый в здании бывшего Императорского скакового общества при Государственном московском ипподроме. Сейчас это музей коневодства сельскохозяйственной академии им. Тимирязева. Мебель, бронзу, скульптуру, библиотеку и прочее передали Тульскому губернскому музею. Некоторые картины из коллекции Бутовича есть в коллекции Тульского музея изобразительных искусств.

Картина Алексея Акининова «Тройка» из Музея лошади Бутовича.
Коллекция ТМИИ.

Впрочем, после 1917 года музеи не только закрывались, но и основывались новые. Так, в 1918 году появился художественно-исторический музей, в 1920-м – музей имени Поленова в Бёхове, музей при доме санпросвета. В 1921 году открыли музей Толстого в Ясной Поляне. В 1923 году при доме крестьянина в Туле появился сельскохозяйственный музей, также открыли музей художественной истории и научно-образовательный в Белеве. В 1925 в Туле основали историко-революционный музей. Большинство этих музеев также не выдержали борьбы со временем. Часть из них реорганизовалась, а часть прекратила свое существование.

Коллекцию самоваров растащили мародеры

В 1895 г. решением министерства народных просвещений в Туле был создан музей тульских производств. Правда, денег на собирание коллекции и чертежей для музея не имелось. Зато помогли местные купцы и фабриканты. Фирма братьев Тепловых, фирма наследников Баташевых, Латов, Бочаров, Штанин, Андреев, Чулков, Зябрев, Сазонов, Щербаков пожертвовали образцы и коллекции своих производств, положив тем самым основание музею. Вскоре он получил название музея кустарной и фабрично-заводской промышленности.

В помещении музея в здании казенной палаты на Киевской улице можно было ознакомиться с работами местных кустарей и изделиями заводов и фабрик Тульской губернии.

Все входящие в музей предметы делились по нескольким отделам: самоварный и оружейный, скобяной и литейный, корзинный, ткацкий и кружевной, гончарный.

В скобяном и литейном отделе были представлены показательные образцы изделий кустарей, сплавы, окраска мебели и железа с рецептами, разные инструменты для обработки металлов, электромагнитные весы для испытаний стали.

В гончарном отделе стояли модели шахт и угольной копи, а также имелись прекрасно составленные коллекции горных пород и образцы всех видов глины Тульской губернии. Здесь же были выставлены две лепные фигуры, изготовленные из глины Богородицкого уезда неким Ходаковым. «Фигуры были вылеплены с натуры и замечательно живо воспроизводили бюсты крестьянских детей».

В музее ежедневно демонстрировались приемы ткацкого искусства на ткацком станке крестьянок Богородицкого уезда. Имелась также библиотека книг и журналов, посвященных обследованию разных отраслей промышленности.

Все это пользовалось популярностью. В праздничные дни музей посещало по 75-90 человек, преимущественно учащиеся местных учебных заведений, а также приезжие, то бишь туристы. При знаменитом Баташевском заводе также имелась ценная коллекция самоваров, которая не сохранилась до нашего времени. Об этом есть упоминание в записях Федора Храмайкова. «30 октября 1941 года, когда началось наступление вражеских войск, поджигают самоварную фабрику на углу улиц Лейтейзена и Революции. Пользуясь недостатком средств пожаротушения, мародеры растаскивают целый ряд уникальных музейных самоваров».

И еще об одном весьма любопытном музее, который, к сожалению, не дожил до наших дней. А ведь пользовался бы сейчас громадным спросом.

В 1910 г. местное сыскное отделение начало собирать свой музейчик из всего, что имело отношение к борьбе с преступностью в Туле.

Здесь были разнообразные орудия, которые применяли преступники в своей работе, фальшивые монеты, кинжалы, револьверы, отмычки, фомки и прочее. Поскольку в текущей работе сыскного отделения большое внимание уделялось фотографической регистрации тех представителей преступной Тулы, с которыми приходилось иметь дело сыскной полиции, все эти снимки также пополняли коллекцию музея. Каждый преступник фотографировался дважды.

Кроме того, применяемым в отделении методом дактилоскопии каждый преступник оставлял еще и отпечатки пальцев. И при повторном (вынужденном, конечно) посещении местной сыскной полиции преступник, даже при перемене паспорта, легко находился в альбоме отделения по своим фотографическим и дактилоскопическим снимкам. И это без всяких компьютеров и цифровых технологий! Впрочем, тогдашние умельцы умудрялись задерживать даже при весьма условном описании внешности.

Нетрудно догадаться, что этот музей не дожил даже до октябрьской революции 1917 г.

Его уничтожили еще после февральских событий, когда громили полицейские архивы.

Следите за нашими новостями в удобном формате

Перейти в Дзен

16 февраля 2022, в 15:41 +18
Другие статьи по темам
Место

Главные новости за день в нашей имейл-рассылке

Спасибо, вы успешно оформили подписку.
Произошла ошибка, попробуйте подписаться чуть позже.
Как в Туле объявили о войне с Америкой
Как в Туле объявили о войне с Америкой
Воспоминания Валентины Федониной. Концерт знаменитого баса, комсомол и Кремлевский бал
Воспоминания Валентины Федониной. Концерт знаменитого баса, комсомол и Кремлевский бал