Аз, буки и веди страшат, что медведи

Так проходили занятия в сельской школе конца XIX века

Аз, буки и веди страшат, что медведи

О том, как учились на Руси до 1917 года, рассказывает журналист, краевед Николай Шалунов.

В дореволюционной России для широких масс существовала система элементарного обучения. Начальное образование делилось на светское (земские школы) и духовное (церковно-приходские). Крестьянские дети редко преодолевали первую ступень.

Начальные школы имели 3−4-летний курс обучения. Если число учеников не превышало 50 человек, то на всех был один учитель. Все учились в одной комнате, независимо от пола и возраста. Изучали закон Божий, русский язык (чтение, письмо, грамматику), простую арифметику. На уроках русского, объясняя чтение, учитель сообщал детям элементарные сведения по природоведению, истории России, географии. Ни о каких уроках физкультуры не было и речи. Всеобщего обязательного начального образования в царской России не существовало до краха империи Романовых.

Начало XX века, Ефремов. Духовное училище (ныне Средняя школа №1)

Вот как описывает писатель Николай Успенский занятия в сельской школе XIX века (нашему земляку довелось по­трудиться учителем в Ефремовском уезде):

«Представьте себе грязное, лишённое воздуха помещение, битком набитое юными слушателями. Затем буквально искалеченный шкаф, наполненный какими-то рваными книгами. Препорученное мне училище играло роль церковной сторожки, куда в антрактах между заутреней и обедней стекались прихожане. Без всякого зазрения совести рвали учебные пособия, делали из них носогрейки (самокрутки. — Прим. авт.).

- Но вот бы и купили за свой счёт замок и петли дверцев шкафа, — сказал мне Лев Николаевич Толстой при нашей с ним встрече в Ясной Поляне.

- Не на что было купить и этой безделицы.

Я рассказывал Толстому о том, как лёжа на печке, находившейся тут же, в классе, старшина бесцеремонно вмешивался в мои беседы с учащимися и пьяным голосом поучал: „Вот вам учитель говорит: чти отца твоего, чти мать твою… А нынче разве почитают дети своих родителей? Ни в жисть!“ Толстой весело смеялся».

 

Первые школы Тулы

Первая школа была открыта в 60-е годы XVII века на Каширских железных заводах у деревни Ченцово (Заокский район). В XVIII веке в Богородицке при конном заводе была основана «школа конюховых детей». Будущий дворцовый конюх должен был уметь грамотно составить письменный отчет о расходе овса для коней царского экипажа.

В 1761 году открылась одна из старейших школ-долгожительниц — Белёвское духовное училище. В своё время его выпускником стал знаменитый санитарный врач Пётр Белоусов, основавший парк в Туле.

Начало XX века, Белёв. Мужское духовное училище

Спустя 20 лет в Туле открылась настоящая народная школа — для любых учащихся, независимо от происхождения. В 1784 году волостное крестьянское училище появилось в Богородицке.

 

«В угол, на горох!»

Учение давалось школярам нелегко, особенно деревенским. Им приходилось читать по одной-двум книжкам, имевшимся только у учителя. Книги были дороги, в руки их детям не давали даже в школе. Руками трогать страницы запрещалось, их перелистывал педагог, а ученик читал текст для всех.

Русские буквы тогда имели каждая своё название: Како он — кон, буки ерык — бык, глаголь аз — глаз. Попробуйте что-нибудь разобрать!

«Аз, буки и веди страшат, что медведи», — говорили ученики. Неуспевающих ставили на горох и секли розгами. А раз в неделю секли всех без разбору — для профилактики.

Телесные наказания в школе были естественны и ратования за их отмену воспринимались как ересь.

Успенский вспоминал свои юные годы, проведённые в Тульском уездном училище: «В восемь утра в классе была тишина. Учитель сидел на кафедре и рассматривал по замечаниям, кто не знал урока. Человек 30 он вызвал к двери и сошёл с кафедры. Став перед осуждёнными и сделав рукой взмах, как дирижёр перед открытием пьесы, учитель крикнул: «Высечь!»

 

«Идти в науку — терпеть муку»

Впрочем, поступившие в школу могли оставить её в любой момент. Из каждых 40−50 учащихся школу заканчивали 7−8 человек. Большинство учились два года и бросали эту муку. Те же, кто преодолел все трудности, пользовались почётом и уважением.

Приступая к такому важному делу, как учение, в семье будущего школьника разыгрывался настоящий спектакль. Сначала гадали на обучение. Родители варили горшок каши и выносили его во двор. Будущий ученик брал палку, ударял по горшку, и все смотрели, далеко ли полетели брызги. Чем дальше, тем способнее ученик.

С поклонами и радушными приветствиями встречали родители «учителя» — местного дьяка. Усаживали его в красный угол под иконами, и отец подводил к нему отрока. Будущий ученик трижды кланялся дьяку до земли, а тот ударял его три раза плёткой по спине, напоминая, что «идти в науку — терпеть муку».

Получив в подарок шмат сала, яйца и ситный пирог, дьяк выходил из дома в сопровождении родителей и уже у ворот наказывал им, чтобы впредь отрок ходил к нему сам.

 

Три дня без пищи

В 1801 году в Туле появилось самое известное и крупное учебное заведение того периода — Тульская духовная семинария. Учились здесь не только дети духовенства. Кроме обязательных предметов (русский язык, литература, физика, химия, математика) преподавали основы медицины, чтобы священник мог поставить диагноз. Учили французскому и немецкому, греческому и латыни.

Семинаристы жили на полном пансионе. За крупный проступок на день и более лишались еды. Вот пример действительно крупного проступка. Семинарист купался в Упе нагишом, повесив одежду на ближайшую иву. Проходивший полицейский решил, что студент утопился. Пока руководство решало, как объявить в епархии о самоубийстве ученика, на улице раздался страшный визг. Несчастный декорировал себя прибрежной растительностью и пытался неудачно прокрасться в учебный корпус, но до смерти напугал своим видом проходивших мимо тулячек. В итоге — три дня без еды.

 

А как же девочки?

До начала XIX века они, как правило, были неграмотны, однако в начальном женском образовании Тула оказалась одним из самых передовых городов России после Санкт-Петербурга и Москвы. Первое женское училище появилось в 1832 году в Одоеве, а спустя 6 лет в Туле открылся первый женский пансион по образцу Смольного института благородных девиц. Девочки жили в учебном заведении. Делились на «парфеток» — хороших учениц и «мовешек» — плохих учениц. Плохие ученицы приговаривались к «чёрному» или «ленивому» столу: в обед им полагался лишь кусок хлеба, который они ели стоя. Для отличниц — «прилежный» стол с дополнительными вкусностями.

Выпускницы получали звание учительницы начальных училищ, могли преподавать на дому. Со временем правила поведения и обучения в женской гимназии № 1 смягчились. Девочки стали посещать дневные занятия, а жить дома.

К началу ХХ в. Россия оставалась страной с низким уровнем образования. Неграмотность населения составляла 76%.

17 февраля 2016, в 12:19 +16
Другие статьи по темам
Место
Милый дом мы украшали как могли
Милый дом мы украшали как могли
Зима из детства
Зима из детства