Кулачные бои в Туле: Подьяческие против семинарских

Кулачные бои в Туле: Подьяческие против семинарских

В первый понедельник после Масленицы, которую принято было проводить в обжорстве и пьянстве, мужики в Туле «вытрясали блины». То есть выходили на любимую русскую забаву – кулачный бой.

Сезон боев

Кулачные бои, несмотря на стихийную природу, имели правила и даже календарь. «Турниры» проходили по системе осень – весна. Начинали драться в основном с Николы Зимнего, то есть с 6 декабря, до Масленицы. Дрались для забавы, не насмерть, просто показать удаль молодецкую. Бились деревня против деревни, улица против улицы, одна часть города против другой. В Туле, например, зареченцы дрались с незареченцами или заводские оружейники с посадскими. 


Кулачный поединок для затравки начинали дети.

Прежде чем начаться бою, разыгрывался обряд. Для затравки из стенки выбегали дети, которые задирали сверст­ников из противоположного лагеря. Происходило это до тех пор, пока за младших не вступались взрослые. Дети убегали, а мужики начинали драться по правилам. Бить разрешалось в грудь, голову или живот (не ниже пояса).


Кулачный бой перед ночлежным домом Бугрова. 
Фото М. Дмитриева, 1890-е.

Никаких посторонних предметов участники драки в руках не должны были иметь, за это смертным боем нарушителей лупили и свои, и чужие.

Но железные «толкачки», «плитки» и проч. все равно применялись. Иногда стороны могли сделать перерыв в бою, после чего продолжить.

Гиляровский описывал три вида кулачных боев:

Владимир Гиляровский

Стенка на стенку, свалка-сцеплялка и один на один. В первом случае лучшие бойцы не участвовали в бою, а подключались, если неприятель пробивал «стенку». Самыми сильными считались участ­ники боев один на один. У каждого был раскрут (болельщики, которые ставили на них заклады)». 

«Наши n-ские драку любят-с»

В дошедших до нас воспоминаниях тульского мещанина ХVIII века Абрама Булыгина есть упоминание о том, что он «в кулачных боях великим полководцем бывал; пятью­стами двух тысяч побивал». Это говорит о размахе, который принимали такие бои. Мужского населения, по данным ревизского учета, было в Туле 8 300 в 1767 году и 10 200 в 1784. То есть в драке на 25000 бойцов участвовало от 25 до 30% мужчин всех возрастов. 

Бои чистого понедельника завершали зимнюю серию, продолжавшуюся с выпадением снега каждое воскресенье. «Во все это время Тула разделяется на две стены, на Московскую и Градскую; каждая имеет своих богатырей и своего атамана», – рассказывал в книге «Записки русского путешественника», изданной в XIX веке, А. Глаголев. Cам Абрам Булыгин был одним из таких атаманов, товарищи зазывали его «с нами на кулачный бой полководничать, а нам чтобы биться». 

Одного фаната кулачных боев, некоего Ивана Абрамыча, описывает Глеб Успенский: 

Глеб Успенский

Он мог перечислить всех лучших бойцов лет за двенадцать поименно, мог припомнить наиболее громадные битвы и кровопролития... 

Ни дать, ни взять современный спортивный болельщик!

А вот что рассказывал об этой забаве герой «Растеряевых типов и сцен» Глеба Успенского Гаврила Зайкин: 

– Наши n-ские драку любят-с. Это у нас первое удовольствие. И летом и зимой у нас всё драки бывают-с, то есть для удовольствия… Зимою больше на реке дерутся – место ровное. Летом – тут недалечко, за семинарией. Опять тоже постом, в чистый понедельник, блины у нас вытрясают… В это время тоже драка у нас бывает крупная. Порядок у нас свой-с… Первое дело бойцы у нас есть, этакие особенные ловкачи… Н-ну, побьются об заклад – кто кого; которые заклад держат, сейчас они дают знать «в свою улицу» ребятам-с. Объявляют ребятам, так, мол, и так, в такой-то день… ну и собираются. И бойцы в нашей стороне первейшие!.. По слухам-то так и выходит, что нигде, почитай, этаких бойцов нету… Да у нас, что я вам скажу, у нас был один боец, почтальон, так он что же? – кочерги эти гнуть, али бы деньги серебряные в трубку свертывать, это ему – тьфу! Он … человека с одного маху в гроб вгонял! И не то чтобы с подвохом каким… а честь честью, по чистой совести: перво-наперво он показывает народу кулак, разжимает его, чтобы видели все – ничего нету, рука чистая! Опять то возьмите в расчет – в опасные места, примерно в висок, он не бил, ни-ни! А бил он как следует, по правилу, по чистой совести, и с одного маху в гроб человека закатывал. Вот-с!..


«Кулачный бой на Москва-реке».
Картина Бориса Кустодиева. 1897 год. 

Бойцы в Туле были знаменитые. «В половине 1700-х годов и долго потом славились в «стачках» казанские суковщики, а из отдельных бойцов – Алеша Родимый, Никита Долговязый», – писал в 1912 году журнал «Русская старина». Автор статьи рассказывает о правилах и распорядке боев:

– «Ну, выходи, выходи!!! – вызывали бойцы противников, более или менее себе равных, и если находился такой, образовывался бой в одиночку – поединок. 

Победа одного из единоборцев иногда решала бой, и побитая сторона бежала, а иной раз бой продолжался. Общая свалка принимала гомерические размеры. 

В спину убегающему бить воспрещалось – можно было только лицом к лицу. 

После каждого, в особенности очень многолюдного боя, непременно были тяжко побитые и даже убитые.

На снегу, по льду реки оставались лежать без движения тела, товарищи убирали их и забирали с собою или вмешивалась полиция. 

С боями боролись. Так, предписанием Тульской духовной семинарии предупреждалось, что семинаристы «ходить на зрелища, как то: на кулачные бои, звериную травлю, конское ристание и другие подобные отнюдь не должны». 

Но и сами драчуны были начеку – как правило, на приближении к месту поединка ставились в дозоры мальчишки. И полицейские могли застать кого-то врасплох, только если караульные излишне увлекутся происходящим. Как только становилось известно о приближении стражей порядка, бой прекращался, и соперники спокойно расходились. 

Вот что писала в 1912 г. «Тульская молва»: «Городской десятник Лобачев сообщил Управе, что в последних числах июля предполагается устройство кулачных боев в местности близ нового парка в районе третьей части. Возможно ожидать поломки деревьев в парке». Третья часть города – это нынешнее Заречье, новый парк, соответственно, Комсомольский парк. Там же в 1914 г. сообщалось следующее: «Наряду с тем констатируется печальный факт. Чулковский сад, устроенный отделом русского общества охранения народного здравия для детских игр, весь поломан и затоптан. Объясняется это тем, что подвижным играм в Чулкове предпочитаются… кулачные бои». 


Остров Хортица. Вслед за запорожским атаманом из Тулы
Судаченковым хлопцы идут на кулачный бой.

Хлебный король

Один из самых знаменитых тульских кулачников – хлебный король, купец Иван Пармёнович Колоколин, он же Пармёшка, или Пармёныч. Колоколин владел несколькими пекарнями в городе и продавал самый дешевый в Туле хлеб. И был известен как устроитель по праздникам кулачных боев, в которых участвовало иногда до 500 человек. И сам в них бился.   

Колоколин слыл большим любителем азартных развлечений. Здоровый седой старик, как описывают его в воспоминаниях, гонял по городу на малорослых иноходцах, был известным картежником, любителем конной охоты, театра и пения.

Волшебный и страшный ореол

Гражданская война и эпоха строительства социализма не сразу отбили охоту к боям. Дрались в Чулково, в Заречье, у храма Сергия Радонежского, «у колодезя». 

«За последнее время в Заречье происходят кулачные бои, в которых принимают участие и подростки, и их отцы. Уж больно пришлось по душе невежественным любителям сильных ощущений, число которых с каждым днем растет, привлекая массу ротозеев, это варварское развлечение», – писал в 1922 г. «Коммунар». Там же – описание одного из таких мероприятий.

«Широкая дорога между «семинарской» частью города и «подьяческой». По сторонам огороды. Дальше – поля. Это – «белобородовская мыза», арена кулачных боев. Солнце на закат, когда стали стекаться со всех сторон бойцы – «на мызу». Началось с маленьких, с «огольцов», как называют ребятишек на местном жаргоне.

– Э… э… эй!! Давай, давай!!

Потом в кулаки. Сойдутся, разойдутся. 

За «огольцами» – подростки. «Подьяческая» сторона против семинарской. За подростками следуют 20-летние и старше. Дело принимает серьезный оборот. Пришли «вожди». Много пьяных. Идет «всесветная» ругань. За каждым словом – стая трехэтажной ругани. Атмосфера пьяно-кабацкая. И это в пролетарской Туле…

«Семинарские» лидеры кулака: Генька Фомин, Филька Кузин, Дридадон. «Подьяческие» лидеры: Васька Стекольщик и Портные (три брата). 

Каждая сторона разделилась на три стены. Идут стенами. Вышибают зубы. Подбивают глаза, ломают ребра.

Гвалт. Свистки. Дикие выкрики. Бой достиг высшего предела. Вышли и старики на подмогу. Волнами ходит человеческая масса… Дерутся не менее тысячи человек». 

О тульских боях слухи ходили за пределами города. Известный эстрадный исполнитель Вячеслав Малежик, который мальчишкой жил под Тулой, вспоминал: «Я наслушался душераздирающих историй. Одна из них о том, что какой-то мальчик переносил велосипед через Упу и утонул. Другая – о кулачных боях зареченских с незареченскими. Для меня Тула была окутана одновременно волшебным и страшным ореолом». 

Впрочем, это уже были легенды. В середине 20-х годов кулачные бои в Туле умерли.

Автор: Сергей Гусев, 27 февраля 2014, в 15:05 +7
Другие статьи по темам
«Народные бренды СССР»: черная икра, вареная сгущенка и леденцы
«Народные бренды СССР»: черная икра, вареная сгущенка и леденцы
Подвиг «Варяга»
Подвиг «Варяга»